Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 42
старого Скалобита - он расскажет, что делать дальше.
     - А ешли не дойдем?
     - Дойдете... Должны дойти. Вот разве что Черный норик... Да,  кстати,
- озаботился Управитель, - если вдруг, упаси Владыка, почуете, что  Черный
норик игры свои затеял - не бегите вы, сломя голову,  а  встаньте  спинами
друг к другу, да покличьте его. Не появится - хорошо, а появится - отдайте
ему вот это... - он полез в карман и вытащил  сложенный  вчетверо  кусочек
тонкой кожи, передал его Смелу. Добавил непонятно: - И  вам  спокойнее,  и
нам польза. - Потер пальцами лоб: - Что еще?.. Да, чтоб не забыть: спешить
вам не нужно, идите пешком  до  самого  конца...  Остальное  в  пути  сами
поймете.
     - Что поймем?
     - Все, все поймете. Ну, - Управитель поднял руку, - белой дороги вам.
Свидимся! - и прежде чем кто-то успел сказать слово, исчез в той же  самой
расселине, откуда появился.


     - Ну и ну, - Сметлив покрутил головой и хмыкнул. Поглядел  на  давних
знакомцев, выкатив в показном изумлении глаза, и снова  хмыкнул:  -  Ну  и
ну...
     - Чего жанукал, - настороженно спросил Смел, пряча  в  сморщенный  от
вечной пустоты правый карман лоскут кожи, переданный ему Управителем.
     - Это что же получается? "Сходи до  облачка  -  принеси  яблочка?"  -
Сметлив еще покрутил головой. - Дурь какая-то... И что  же  вы  -  хр-р...
их-х! - пойдете этого... Скалолома искать?
     - Шкалобита, - досадливо поправил Смел, а Верен засопел, засопел -  и
прорвался: - Ты, Сметлив, не хочешь - не ходи, а других не отваживай.
     - Да я так просто, - пожал плечами Сметлив и стал независимо смотреть
в сторону. Верен рывком затянул горловину  мешка,  резко  вскинул  его  на
плечо и не оглядываясь пошел вниз. Смел, сверкнув дырьями в  штанах,  тоже
нагнулся за дорожным скарбом: "Ай, пошли. Чего штоять-то?"
     Так и вышли они на большую дорогу, ведущую  вверх  по  реке:  впереди
сердитый Верен - даже по спине было видно, как он сердит, за ним - Смел  и
Сметлив, который хоть и плелся, задыхаясь, но продолжал насмешливо кривить
губы. Какое-то время шли  в  молчании,  пока  Смел  не  спохватился:  "Эй,
Шметлив, а ты-то куда?" Сметлив скосил на  него  глаза:  "Не  радуйся,  не
радуйся. Просто, решил проводить вас до леса. Надоело -  хр-р...  их-х!  -
сидеть. Да и жена к маме ушла..."  Верен,  видимо,  услышал  -  оглянулся,
остановился, подождал. Дальше двигались вместе.
     "А вот интерешно, - завел Смел, чего это такого мы должны  по  дороге
понять, а?" - "Да ничего, - хр-р... их-х! - дурит он вас." - "Ты, Шметлив,
никогда не веришь..." - "Зато вы - хр-р... их-х! - всему верите."  -  "Как
это вщему? Управитель тебе - хвошт шобачий, да?"  -  "Хвост  не  хвост,  а
голову поморочить - хр-р... их-х! - это норики любят..."
     Так,  разговаривая,  дошли  незаметно  до  леса.  Воздух  сразу,  без
перехода стал другим - был соленым, терпким, будоражным, а  охватил  вдруг
мятным покоем, вошел в грудь отрешенной горчинкой прелой листвы и  сладким
духом цветения. Сметлив остановился: "Воздух-то какой!" Вздохнул пару  раз
глубоко, с нескрываемым сожалением  на  лице.  Сорвал  с  орехового  куста
молодой листок, размял в пальцах, понюхал. Горестно сморщился. Смел глядел
на него с сочувствием, Верен - будто  чуточку  укоризненно:  и  сам,  мол,
мается, и нас мучает. Поймав этот невысказанный укор, Сметлив  раздраженно
бросил смятый листок и торопливо заговорил: "Чувствую  я,  на  пользу  мне
этот воздух. Пожалуй, пройдусь еще немного..." -  но  в  глаза  никому  не
глядел, а речь свою обратил к  ореховому  кусту.  "Правильно,  Шметлив,  -
выручил его добрый Смел. - Чего тебе там щидеть?" -  и  так  ли,  сяк  ли,
замял возникшую неловкость.
     Шли они медленно, приноравливаясь к шагу Сметлива ("Ничего-ничего,  -
хр-р... их-х! - Управитель  не  велел  торопиться!"),  и  к  полудню  едва
добрались до Овражка, куда дети бегают собирать ягоды. Увидев  на  обочине
дороги большой раскидистый вяз,  Верен  свернул  к  нему,  сбросил  мешок:
"Перекусим".
     Расположились под деревом на мягкой курчавой  траве,  достали  снедь,
пожалели - нечем воды  зачерпнуть.  Однако  соленое  мясо  с  лепешками  и
молодыми огурчиками прекрасно пошло и так, без воды.  Поев,  спустились  к
Живой Паводи, напились горстями. Тут  Верен  и  Смел,  довольные,  присели
перед дорогой, откинувшись на крутой косогор, а Сметлив  опять  загрустил.
Он постоял, шмыгнул пару раз носом и  сказал  неуверенно:  "Ну,  я  пойду.
Хватит провожать, пожалуй. Белой дороги вам..." - но никуда  не  пошел,  а
остался стоять, глядя на реку. Смел лениво подначил: "Хо! Шожрал вще,  что
было, а теперь в кушты, да?" Сметлив поглядел на него с обидой - как он не
понимает? Момент и правда был очень трудный, ибо Сметлив больше  всего  на
свете боялся быть смешным. И теперь, чтобы уберечь  лицо,  надо  ему  было
немедленно топать домой с самым веселым видом, сделав им ручкой и  пошутив
насчет невесты - ан не получалось, ноги не шли  и  в  глазах  темнело  при
одном воспоминании о распахнутой двери пустого дома.
     Так постоял он, пообижался, не зная, что придумать, да  вспомнил,  на
счастье,  подначку  Смела  и  ухватился   за   нее   как   за   соломинку,
притворившись,  будто  воспринял  всерьез:  "Да,  нехорошо   получилось...
Съестного-то у вас негусто. А здесь  недалеко  сарай  рыбацкий  есть  -  к
вечеру дойдем. Так и быть, - хр-р... их-х! - накормлю вас  рыбкой.  Там  и
переночуем,  а  завтра  -  домой..."  Смел  поглядел  на  него  с  лукавым
одобрением, а Верен легко поднялся на ноги: "Тогда пошли."
     Они пошли по дороге, натоптанной и наезженной  вдоль  реки.  Спрямляя
излучины, колея то уводила в глубину леса, то жалась к  самому  береговому
обрыву. Никто не попадался им навстречу. Это  осенью  торговцы  тянутся  в
Рыбаки, а весной вся торговля - в городе. В тот  день  лишь  одна  воловья
упряжка, до краев груженная дорогой розовой рыбой, обогнала  их.  Знакомые
поселковые мужики окликнули стариков, удивились - куда это они наладились,
предложили подвезти. Но те, памятуя наказ Управителя,  отказались.  Прошли
вверх по реке два корабля, которые изрядно уставший с  непривычки  Сметлив
проводил  завистливым  взглядом.  Но  промолчал,  вздохнул  только.  Перед
сумерками дошли худо-бедно до сарая, о котором толковал Сметлив.
     Здесь Смел принялся разводить огонь, устроил  из  сухой  прошлогодней
травы какие-никакие лежанки, нашел помятое, но без дырок жестяное  ведерко
и приспособил его над костром, зачерпнув воды. Потом отправился на добычу:
еще на подходе приметил он несколько кустов  дикого  чая,  и  находка  эта
сильно его обрадовала.
     Верен и Сметлив тем временем плюхались  по  пояс  в  зябкой  весенней
воде, тихонько проклиная потемки и скользкие коряжины под ногами:  ставили
сеть. "Ни поплавков, ни грузил!" - ругался Сметлив. Однако в конце  концов
управились и поспешили в сарай. Здесь ярко пылал бездымный костер  -  они,
продрогшие, жадно потянулись к нему руками. Тут же Смел  налил  им  завара
чайных почек в глиняные, грубого  обжига  кружки,  обнаруженные  в  темном
углу. Хороший оказался сарай, ничего не скажешь.
     Отогревшись, рыболовы получили по  толстому  ломтю  сыра  с  молочной
лепешкой и снова по кружке чая вприкуску с вываренным  в  молоке  сахаром.
Костер съедал ветку за веткой, блики огня играли на лицах, холодный ночной
ветерок, тянувший вдоль реки, не доставал их - не  было  в  тот  вечер  на
свете уютней жилища, чем старый рыбацкий сарай  на  берегу  Живой  Паводи.
"Эх, хорошо", - выдохнул разомлевший Сметлив.
     Долго не просидели - глаза слипались  от  тепла  и  усталости.  Стали
устраиваться на  ночь.  Смел  и  Верен  уснули  быстро,  а  Сметлив  долго
ворочался и ворчал, что от травы он весь чешется. Потом тоже затих.


     Сметлив очень боялся, что от холодной воды здоровье его  окончательно
пошатнется. Но наутро, открыв глаза, почувствовал себя на удивление бодрым
и сильным. Он живо растолкал Смела с Вереном, велел Смелу заводить чай,  а
сам отправился с Вереном снимать сеть. Недаром Сметлив считался  лучшим  в
поселке рыбаком: он всегда сквозь воду видел, где рыба ходит.  И  на  этот
раз чутье ему не изменило: сеть была вся утыкана мелочью, но главное  -  в
ней запутались два крупных мордана.
     Чай решили отменить и перешли на уху. Смел начал чистить и  потрошить
мелочь, а Сметлив собственноручно разделал и засолил  морданов,  чтобы  не
пропали в дороге. Вообще он был очень  деятелен,  со  вкусом  распоряжался
("Смел, да кто же так рыбу чистит? - Верен, сполосни-ка кружки под  уху!")
и почти не задыхался -  словом,  стал  неузнаваем.  Но  к  моменту,  когда
поспела уха, он заметно сник и хлебал нехотя, хотя навар был  отменным.  А
когда завтрак подошел к концу - совсем поскучнел. Не смотрел ни  на  кого,
тыкал прутиком в дымящиеся головешки. И всем было ясно - почему,  и  Верен
даже хотел сказать: "Да брось ты, Сметлив. Мы все понимаем. Пошли с нами",
- но не сказал, а Смел от расстройства и от того, что перехватывало горло,
выдавил только одно слово: "Шметлив..."  -  и,  сам  того  не  желая,  все
испортил, поскольку в голосе его Сметлив услышал  жалость,  а  жалость  он
считал оскорбительной. Встал, хотел  что-то  сказать  -  не  вышло,  молча
махнул рукой и, сгорбившись, вышел в низкий дверной проем.
     Смел  чуть  не  плакал  от  огорчения,  но  суховатый  Верен  сказал:
"Собираться надо", - и был прав. Они уложили съестное так, чтобы  хлеб  не
провонял рыбой, прихватили ведерко и  кружки  -  пригодятся,  осмотрелись,
чтобы ничего не забыть. Вышли на  дорогу  и  вместе  поглядели  назад.  Но
Сметлив уже скрылся за поворотом.
     Они пошли (а правильнее сказать - побрели)  дальше,  настроение  было
поганое. Как-то втроем все очень ловко получалось. А теперь...  Но  делать
нечего. И вскоре Смел пободрее застучал своей длинной, выше головы палкой,
и Верен перестал хмуриться - очень уж красиво было  вокруг.  А  Сметлив...
Что ж - он сам так решил.
     Однако далеко не ушли. Смел вдруг остановился: "Тихо. Шлышишь?" Верен
прислушался. И правда, как будто кто-то где-то кричал. "Птица,  наверное."
- "Какая тебе птича? Это же он!" - "Кто он?" - "Да  Шметлив!"  -  и  Смел,
круто повернувшись, зашагал назад. Верен пожал плечами, но пошел следом. И
через некоторое время Смел завопил не своим голосом: "Хо!  Шметлив!  Давай
шкорей, хвошт шобачий!" - как будто не  видел  его  сто  лет.  А  Сметлив,
показавшийся на дороге, и так спешил изо всех сил, задыхался  и  взмахивал
руками, словно пытался взлететь. Не  дойдя  до  них  несколько  шагов,  он
плюхнулся задом на обочину - силы кончились. Но к нему уже подоспел  Смел,
затормошил, захлопал рукой по плечу, засмеялся, а Сметлив  только  одурело
мотал головой и хватал ртом воздух.
     Наконец восторг Смела иссяк, а Сметлив малость отдышался. Отдышался и
сказал: "Деньги-то  -  хр-р...  их-х!  -  деньги-то  я  так  и  забыл  вам
отдать..." - он все еще старался уберечь лицо, но не  уберег,  потому  что
тут же продолжил: "Но знаете... - хр-р... их-х! - я туда не пойду. Ноги не
идут. Я уж лучше с  вами..."  -  и  поднял  глаза,  умоляющие:  только  не
смейтесь! Но  Верен  все  же  засмеялся  и  сказал:  "Правильно.  Молодец,
Сметлив. Я не над тобой смеюсь, я от радости." А  Смел  все  приговаривал:
"Теперь вще хорошо, теперь вще хорошо будет..."


     Ближе  к  полудню  вошли  в  Белолес-на-Костях.   Жутковатое   место,
неприятное.  Лоб  в  лоб,  сходу  сошлись  здесь  когда-то   эльмараны   с
пореченцами, не успев ни приготовиться, ни перестроиться в боевые порядки.
Рубка получилась страшная и бессмысленная,  когда  никто  не  знал  общего
замысла, да и не было замысла никакого, а просто каждый бился сам за себя,
озверев от крови и безысходности. Пользы битва никому  не  принесла,  зато
народу полегло несчетно.
     Раньше здесь было обычное редколесье,  а  года  через  два-три  стали
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама