Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 42
шагом набирали лавочники силу и отступал перед ними Нагаст,  как  добились
они освобождения собратьев и вынудили домината пойти на переговоры.
     - Что там было-то, на переговорах? - Бочонок интересуется.
     У-у, там такое творилось! _Д_е_п_у_т_а_ц_и_я_ их во главе с  Котелком
(а кроме еще Апельсин, Батон Колбаса, Лыбица и Учитель) бились насмерть за
интересы ихнего брата-лавочника (тут Котелок выразительно, в лицах описал,
как разворачивалось это героическое событие), и доминат  не  устоял  перед
железными доводами - согласился учредить Торговый совет.
     - А при чем тут Учитель? - Пуд озадачился.
     - Как - при чем? - не понял Котелок. - Он же в тюрьму попал с нашими.
А потом бумаги  помог  составить.  Да  и  вообще...  Без  него  бы  трудно
пришлось.
     Бочонок пожал плечами, но спорить не стал. Учитель,  так  Учитель.  А
вот что за совет такой? Зачем он нужен-то? - А-а, это как  раз  Учитель  и
придумал. Как бы сказать... Ну, это как Высокое Заседание.  Только  решать
будет все торговые  дела  -  потому  так  и  называется:  Торговый  совет.
Представляешь, Пуд? Сами  всем  управлять  будем:  распорядителя  торговли
назначим, законы свои издадим, налоги понизим...
     - А вот это, - Бочонок замечает, - зря.
     - Почему?
     - Налоги как раз приподнять  надо,  а  вот  пошлины  -  отменить.  Ты
прикинь: сколько ты платишь налогов, и сколько - пошлин?
     Прикинул Котелок, выходит - пошлин раза в три больше: патент,  то  да
се... Но спрашивает:
     - А если понизить и пошлины, и налоги?
     - И с пустою  казной  остаться?  Нет,  так  не  пойдет...  Ты  пойми:
налоги-то все платят, а пошлины - только мы. Вот я и толкую:  налоги  надо
повысить, а пошлины - совсем отменить. Мы в выигрыше, а казне - прибыль...
     Ну и много они еще такого всякого напридумывали.  Котелок,  например,
предложил установить взнос, чтобы молодежь до свадьбы в обнимку не шлялась
да не целовалась по подворотням. А то разврат один.  (Девушки  Котелка  не
любили, - нос  туфлей,  голова  котелком,  роста  невидного,  -  почему  и
пришлось искать жену в деревне. С той поры при виде влюбленных парочек  он
всегда злился, объясняя это себе самому заботой о нравственности.)  А  Пуд
придумал, чтобы обложить налогом подарки. Ведь если кто получает подарок -
это прибыль или  нет?  Прибыль,  конечно.  А  почему  же  эта  прибыль  не
обложена? То-то же... (Пуд Бочонок, не имея ни родственников,  ни  друзей,
никогда подарков не получал, и это его обижало.)
     Наконец выдохлись. И тогда Пуд Бочонок небрежно, как бы между прочим,
как бы просто впопад и к слову, осведомился:
     - Да, а кто будет в этом совете-то?
     Но небрежность его не обманула любителя философии. Котелок бросил  на
него быстрый взгляд и, затаив в углах губ усмешку, рассеянно протянул:
     -  Это  дело  уже  решенное...  так,  в  основном.  -   И   замолчал,
задумавшись, по видимости, о чем-то другом.
     - Так кто же? - Пуд не намерен был отвлекаться.
     - Вся _д_е_п_у_т_а_ц_и_я_, да еще Наперсток.
     - Что, и Лыбица?
     Котелок смутился, отвел  глаза.  Эта  стервозная  баба  так  загибать
умела, что  матросы  завидовали  и  каторжники  поражались.  Когда  она  в
свойственной ей манере потребовала, чтобы ее взяли  в  эту...  _д_е_к_у...
т_а_ц_у... (а-а, хренов пучок за шиворот, в общем, если ее  не  возьмут  -
пожалеют!), никто не смог возразить,  хотя  все  понимали,  что  приличное
общество она не украсит. Потому Котелок смутился:
     - Д-да, и Лыбица...
     Пуд пожал плечами:
     - Всего, значит, шесть... М-м... Нехорошая цифра. Надо  было  сделать
семь.
     - Предлагали Молотку, да он отказался. Не моего, говорит, ума дело.
     - Ну что ж, ему виднее, - рассудительно сказал Бочонок. -  А  ты  вот
скажи, почему меня-то забыли?
     - Тебя?! - Котелок присвистнул и загорячился. - К тебе-то, как раз, я
к первому пришел, а что ты сказал - не помнишь?
     - Ну-ну-ну-ну, - загородился ладонями от его возмущения Пуд. -  Тогда
одно дело, теперь - другое. Вот ты бы меня в совет принял, а я бы  тебе...
- тут он перешел на шепот, и пока шептал, все громче сопел Котелок  и  все
тяжелее нависали его веки.
     Они ударили по  рукам  и  распрощались.  Когда  гость  ушел,  Котелок
прислонился спиною к запертой двери, закатил глаза к потолку  и,  потрясая
кулаком перед собственным носом, забормотал что-то вроде: "Все  верну,  до
монетки... И еще прибавлю... Узнаете тогда Котелка!"


     И - началось! Уже на следующий  день  Торговый  совет  выпустил  кучу
новых законов, указов и постановлений. В том числе:  "О  налогах"  (вместо
прежней десятины налог со всех прибылей поднимался до  одной  пятой),  "Об
уклонении от налогов" (здесь Пуд протащил свое неудовольствие  подарками),
"О нравственности"  (это  постарался  Котелок),  "Об  оскорблении  властей
государства" и "О новом судебном  уложении"  (чтобы  знали,  что  Торговый
совет шутить не намерен), и кроме того еще много.
     Были назначены: председатель Торгового  совета  (Котелок),  начальник
заграничной  торговли  (Пуд  Бочонок),   начальник   внутренней   торговли
(Наперсток),  начальник  продовольственной  и  питейной  торговли   (Батон
Колбаса), глава базаров  и  ярмарок  (Лыбица).  Поднатужившись,  придумали
невразумительную должность и для Апельсина: надзиратель за нравами.  Батон
Колбаса, правда, спросил, при чем тут Торговый совет, но вопрос замяли.  А
когда дело дошло до Учителя - все  выдохлись  окончательно.  Он  заикнулся
было, что не надо ему никаких должностей, и даже лучше без них, но  его  с
возмущением оборвали: как  это  так,  все  с  должностями,  а  он  -  без?
Нехорошо. Призадумались. Котелок поднатужился и вспомнил:
     - А судья? Судью-то мы не назначили!
     Все облегченно загомонили: да-да, конечно! Самая подходящая должность
для подходящего  человека!  Учитель  образованный,  Учитель  справедливый,
Учитель умный - пусть Учитель и будет судьей! Нет, не судьей, а -  Судьей!
И как ни пытался он возражать, назначение состоялось.
     Кроме того, Пуд настоял, чтобы Собачий Нюх утвержден был при Торговом
совете платным осведомителем. Котелок поморщился,  но  согласился:  польза
могла быть немалая.
     Оставалось последнее: дать придворному писарю распоряжение переписать
новые указы и развесить по городу в людных местах. Что и  было  сделано  с
удовольствием.


     - Хватит морочить голову! Сначала денег тебе не хватало,  потом  отец
этой... в тюрьму угодил, теперь что? - молчаливый Верен  редко  разражался
длинными речами и Смел глядел на него с удивлением. А Сметлив вообще ни на
кого не глядел: сидел, опустив голову и покусывал ноготь большого  пальца,
потому что речь эта была обращена к нему. Он вскинулся было,  когда  Верен
сказал "этой...", но  встретил  такой  взгляд,  что  снова  занялся  своим
ногтем. Верен между тем продолжал:
     - Не хочешь идти - так и скажи.  Оставайся  со  своей...  А  я  прямо
завтра уйду. Вон, со Смелом. Как ты, Смел?
     Смел  пожал  плечами.  Ему  не  хотелось  раздувать  ссору.  Сметлив,
конечно, неправ, но идти вдвоем... Нет уж, лучше поладить добром.  Поэтому
он сказал примирительно:
     - Завтра так завтра, только  зачем  вдвоем?  Пойдем  все  вместе.  А,
Сметлив?
     Сметлив молчал, не зная, как объяснить им, что у  него  с  Цыганочкой
уже все обговорено:  завтра  -  последний  день,  послезавтра  он  уходит,
решился все-таки (ненадолго ведь, недели на полторы),  -  а  потом...  Про
потом Сметлив не загадывал. Вернутся - видно будет. Но как убедить  Верена
подождать один день - всего один день? После всего, что  случилось,  после
того, как они вместе  с  Цыганочкой  оказались  в  толпе  бунтующих  перед
дворцом, не мог он уйти, не оставив ей по  себе  никакой  памяти.  Сметлив
заказал  ювелиру  серебряное  колечко  с  лавовым  стеклом,  черно-вороным
камнем, который один только и мог  соперничать  темнотой  с  ее  волосами.
Завтра заказ будет выполнен. Но Верену втемяшилось с утра уходить. Что тут
сделаешь?
     Смел и Верен глядели на него выжидающе. И Сметлив медленно заговорил:
     - Признаюсь, было дело: морочил я вам голову.  Хотя,  насчет  Учителя
ты, Верен, неправ.  Но  морочил.  А  теперь  -  видит  Вод  -  не  морочу:
послезавтра пойдем. Не могу я завтра. Нельзя  мне  никак.  Да  поймите  вы
наконец...  -  он  сокрушенно  помотал  большой  головой.  -  Ну   давайте
послезавтра, а? -  и  посмотрел  сначала  на  Смела,  а  потом  на  Верена
умоляюще.
     Смел сдался первым:
     - А может, правда, Верен?.. - но, поймав его сердитый взгляд,  быстро
поправился: - Конечно, если он твердо пообещает.
     Сметлив, уловив перемену в настроениях, поспешил заверить:
     - Вот чем хотите поклянусь! - и приложил руку к груди.
     Верен раздраженно отвернулся, а Смел  облегченно  вздохнул:  кажется,
утряслось.


     Первый раз в истории Поречья Высокое Заседание собралось,  не  будучи
назначенным. Прямо с утра, без приглашения,  в  голубую  комнату  явились:
главный казначей толстомордый Галаваст; заведующий канцелярией  хитроумный
Браваст; командующий бывшего ДЕБОШа, некогда славного, а ныне  захиревшего
и  переименованного  в  Департамент  безопасности  и  людознания   (ДЕБИЛ)
полковник Галинаст - внучатый  племянник  того,  что  служил  при  Нагасте
Втором; предводитель ремесел  Каринаст;  несчастный  зануда  распорядитель
торговли Щикаст, должность которого  была  упразднена  специальным  указом
Торгового совета; последним, шестым пришел в голубую комнату  сам  Нагаст.
Лабаст по известной причине отсутствовал, а  нового  фельдмаршала  еще  не
назначили.
     Едва Нагаст вошел, заговорили все сразу, не дожидаясь его разрешения.
     Галаваст говорил:
     - Как же так? Неужели  его  основательность  допустит,  чтобы  налоги
увеличились в два раза - и вся прибавка прошла мимо казны, в  распоряжение
какого-то самозваного Торгового совета?
     Браваст говорил:
     - Пусть  доминат  объяснит,  чьи  приказы  мне  выполнять?  Лавочники
требуют  писарей,  требуют  стражников,   требуют   изготовить   для   них
собственную печать! Кому подчиняться?
     Каринаст говорил:
     - Доминат, это смута!  Сегодня  торговцы  освободились  от  пошлин  -
завтра ремесленники откажутся платить налоги. Государство рухнет!
     Щикаст тоже говорил, а точнее сказать, лепетал  все  одно  и  то  же,
словно боясь, что его не поймут:
     - Разве они меня назначили,  чтобы  снимать?..  Как  будто  они  меня
назначили, чтобы снимать... Ну разве они?..
     И только командующий ДЕБИЛа молчал, понимая,  что  это  он  прохлопал
начало бунта, а значит, и спрос  может  выйти  с  него.  На  такой  случай
Галинаст имел в запасе разные возможности, среди которых - и выступить  на
стороне лавочников, или, проще говоря, переметнуться. Поэтому он выжидал.
     Доминат поднял руку, чтобы остановить гам, и  все  замолчали,  только
Щикаст донудил:  "...меня  назначили?"  Молодой  Нагаст  утомленно  сел  и
прикрыл глаза: он не знал, что делать, не знал, что говорить,  а  главное,
не понимал - чего от него все ждут? Сделаешь одним хорошо  -  оказывается,
другим  плохо.  Только  тех  успокоишь  -  эти  недовольны.   И   так   до
бесконечности... Доминат обвел взглядом Высокое  заседание:  Каринаст  был
встревожен и мрачен, то же и Браваст,  у  Щикаста  тряслись  губы,  глазки
бегали  ("Так  тебе  и  надо,  взяточник  несчастный!"),  Галаваст  сидел,
раздраженно отдуваясь, а Галинаст имел  вид  настороженный  и  постреливал
исподлобья зрачками ("Правильно,  сам  знаешь,  что  виноват.  Но  это  мы
разберем попозже, когда все уладится...").
     Надо что-то решать... Надо что-то решать... Нагаст подумал так, и тут
же понял, что вот от этого как раз его больше всего и тошнит: ничего он не
хочет решать. Надоело. Провались оно все - ничего не стану  решать!  Пусть
как  будет,  так  и  будет.  Приняв  это  удивительное  решение,   доминат
успокоился и окреп духом.  Он  еще  раз  оглядел  присутствующих  и  ровно
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама