Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28 29 30 31 ... 42
сказал:
     - Без смуты. Всем разойтись по домам. Смирно сидеть.  Ни  во  что  не
соваться. Все идет под моим наблюдением...


     Время было скорее вечернее, чем  дневное,  гладко  выбритый  Апельсин
сидел в своей полуразрушенной лавке (про нее пока позабыли)  и  на  полном
серьезе размышлял о том, как ему справлять новые  обязанности  надзирателя
за нравами. В его оранжевой голове рисовалось  что-то  смутно-возвышенное,
но исключительно важное. От дум его оторвал осторожный стук в дверь,  хотя
всякий желающий мог бы просто войти в пролом. Апельсин  отворил  и  увидел
Собачьего Нюха, человека длинного и  сутулого,  с  носом  утиным,  жидкими
темными волосами и до крайности нелепыми повадками: он постоянно озирался,
поводил носом и то и дело приставлял ладонь к уху, как бы прислушиваясь  к
чему-то, слышному только ему.
     Поначалу Апельсин испугался, потому что приход Нюха  ничего  хорошего
предвещать не мог, но вспомнил, что его утвердили платным осведомителем их
Совета, и успокоился:
     - Чего тебе?
     Нюх испуганно оглянулся и зашептал, приставив ладонь к уху:
     - Нужны стражники - я тут выследил кое-кого, возьмем с поличным.
     - Кого выследил? - не понял Апельсин.
     - Закон нарушают! Этот... о нравственности,  -  и  Нюх  повел  носом,
будто принюхиваясь, не нарушил ли закона о нравственности сам Апельсин.
     - Да ну? - надзиратель за нравами оживился. - А где это?
     - Здесь, недалеко... В роще за городом.
     - Так, так, - забормотал Апельсин, соображая. - Это  хорошо,  это  ты
молодец... Это мы сейчас... Или... Знаешь, давай-ка я сам с тобой пойду, а
то упустишь еще... Сейчас во  дворец,  а  потом  прямо  на  место...  -  и
торопливо засобирался.
     На дальних подступах к роще Нюх велел всем залечь, а сам  удивительно
ловко пополз по кустарнику к опушке. Четверо стражников лежали  рядком  на
земле, недовольно сопя, а через некоторое  время  один  из  них  явственно
захрапел. Апельсин, пнул его ногой в бок, и когда тот поднял одуревшие ото
сна глаза, молча погрозил пальцем.
     Наконец вернулся Собачий Нюх и ликующим шепотом сообщил:
     - Там голубки! Никуда не делись! Ползите за мной.
     Ни  Апельсин,  ни  солдаты   нужной   сноровкой   не   обладали,   но
доползли-таки до опушки.  Здесь  Нюх  приказал  разделиться,  чтобы  взять
нарушителей в окружение. Двое  стражников  поползли  с  ним  налево,  двое
других с Апельсином - направо.
     Когда Апельсин, весь в земле, в паутине и прошлогодних листьях  залег
среди обрамляющих веселую полянку кустов, он готов был проклясть себя, что
согласился принять столь тяжелую должность, но  увидел  преступников  -  и
забыл о  выпавших  испытаниях.  На  старом  бревне,  валявшемся  посредине
полянки, сидели двое: молодой мужчина,  которого  Апельсин  решительно  не
знал,  и  черноволосая  девушка,  показавшаяся  знакомой.  Наверно,  видел
где-нибудь в городе, - решил про себя лавочник. Они разговаривали, девушка
смеялась. "Посмеетесь вы у меня", - мстительно подумал  Апельсин,  выбирая
из головы травинки и сухую листву. Тут мужчина ("Здоровый  какой,  как  бы
драться не стал", - испугался надзиратель) взял девушку за руку и надел ей
на палец... "Кольцо", - смекнул Апельсин, и затрепетал: какая удача!  Это,
конечно, подарок, а значит, одно нарушение уже есть. Он хотел было встать,
но замер: девушка обняла мужчину за шею и прильнула своими губами  к  его.
Закон нарушался злостно и неприкрыто.
     Как по команде, встали с одной стороны поляны Апельсин, а с другой  -
Собачий Нюх со стражниками. "Именем закона!"  -  по-петушиному  сорвавшись
голосом, выкрикнул Апельсин. Мужчина вскочил, схватил девушку  за  руку  -
видно, собирался сбежать от невесть откуда взявшихся дураков, но оглянулся
и увидел, что сзади путь отрезан Собачьим Нюхом. Тут  все  четверо  солдат
кинулись к преступникам и стало ясно, что тем не уйти. Мужчина в драку  не
полез. Только когда один из солдат протянул руку к девушке, он показал ему
здоровенный кулак, и тот передумал. Так и вели их в тюрьму - без рук.


     На пустыре за пороховым сараем, где ходить не разрешается,  играли  в
звон. Последыш Лабаст готовился кинуть биту с черты, а косоглазый  гаденыш
Хорек, поставивший на кон единственную монету, следил за ним с ненавистной
жадностью. Но бросок не состоялся. Из-за забора,  отгораживающего  пустырь
от улицы, высунулась голова Воротка, оборвыша  с  Потрошки,  высунулась  и
завопила: "Арестантов ведут!" Тут, понятно, игра прервалась, игроки  мигом
оседлали забор, который стал потрескивать и шататься.
     Арестованных было двое. Цыганочку, дочь Учителя,  все  знали  хорошо:
Хорек пытался было улюлюкнуть, но переросток Мешок Брюхо так пихнул его  в
бок,  что  тот  чуть  не  полетел  с  забора.  А  вот  второго,  здорового
симпатичного мужика никто не знал. Пацаны загалдели тихонечко - кто такой?
А Последыш, нахмурив брови, мучительно вспоминал: где-то он  его  видел...
Вспомнил: на ярмарке, со Смелом. Со Смелом? Эге, надо бы сообщить. Еще раз
внимательно  поглядев  на  незнакомого  мужика,  на  Апельсина,  на  Нюха,
Последыш спрыгнул с забора  и  кинулся  бежать  в  постоялый  двор  Грымзы
Молотка - не забрал даже монету, что поставил на кон.
     В бражной народу почти не было, только два могула за дальним столиком
переговаривались     негромко     по-своему:     "Шурух-бурух-мурух?     -
Шулды-булды-мулды..." Последыш подошел к Молотку и спросил, где Смел.  Тот
пожал плечами и мотнул головой на лестницу - мол, пойди, погляди.
     Смел и Верен заканчивали приготовления в дорогу. Все получалось,  что
слишком много тащить - в три мешка  не  укладывалось.  Но  идти  как  сюда
пришли, перебиваясь с грибов на рыбу, не хотелось.  "Ай,  ничего.  Дотащим
как-нибудь. Сначала тяжело будет, а потом все легче", -  говорил  Смел,  и
Верен кивал, соглашаясь. Ему не терпелось уйти из надоевшего города,  а  с
какими мешками - легкими, тяжелыми, или вообще  без  оных,  было  уже  все
равно.
     Дверь отворилась и вошел Последыш.
     - Хо! - обрадовался Смел. - Как раз вовремя зашел - попрощаться! -  И
пояснил: - Мы уходим завтра.
     Последыш стоял, нерешительно поглядывая на Верена.
     - Сказать что-нибудь хочешь? - догадался Смел. - Сейчас, погоди. - Он
прислонил набитый дорожный мешок к кровати и вышел с Последышем в коридор.
     - Ну, что еще стряслось?
     Последыш помолчал, не зная, как начать. Потом заговорил:
     - Этот большой, глаза такие... - показал руками, какие. -  Я  тебя  с
ним в городе видел... Он кто такой?
     - Сметлив, что ли? - узнал Смел. - Ну как кто... Рыбак.  А  чего  это
ты?..
     - Арестовали его. Его и Цыганочку.
     - Что? - Смел схватил Последыша за плечо. - Откуда ты знаешь?
     - Сам видел.
     Смел постоял, соображая, и затащил его в комнату:
     - А ну, расскажи по порядку...


     На вечернее заседание Торгового совета Апельсин явился с  опозданием.
Председатель Котелок сухо спросил, в  чем  дело,  на  что  надзиратель  за
нравами гордо ответил:
     - Я принимал участие в задержании преступников.
     Котелок немного обалдел, и потому следующий вопрос в надлежащем  тоне
не выдержал:
     - Каких еще... преступников? - и подозрительно покосился на Апельсина
как на недоумка. Но тот был холоден и доволен собой. Он отчеканил:
     - Нарушителей закона "О нравственности" и  закона  "Об  уклонении  от
налогов".
     - Так... - судя по лицам, даже творцы законодательства не ожидали  от
своего детища такой прыти.
     - И... кто же это? - осторожно поинтересовался Пуд Бочонок.
     - Э-э... - надзиратель за  нравами  в  спешке  забыл  выяснить  имена
арестованных, но нашелся: - А какая разница? Перед законом все должны быть
равны.
     - Да... - Котелок поглядел на него уже с явной опаской. - А вина-то -
доказана? Нельзя же так сразу людей хватать...
     Тут Апельсин указал величавым жестом на дверь и сказал:
     - Здесь свидетель, видевший все, как и я, собственными глазами. Мы их
взяли с поличным, - повторил Апельсин  звучное  словечко  осведомителя.  -
Позвать?
     - Не надо, не надо, - раздраженно отмахнулся от него Котелок. - Лучше
скажи, что мы с ними будем делать?
     - Как что? - искренне удивился Апельсин. - Судить.
     Наступило напряженное молчание. Учитель,  поняв,  что  апельсиновский
подвиг  чреват   неприятностями   прежде   всего   для   судьи,   перебрал
встревоженным взглядом членов совета, но они отводили глаза. Тогда Учитель
стал спешно обдумывать речь - о том, что не все еще знают новый закон, что
не установлены меры наказания, что нельзя  начинать  сразу  с  жестокости,
что... Но не успел. Надзиратель за нравами, истолковав длительное молчание
как неодобрение (а рассчитывал он на единодушный  восторг  по  поводу  его
хватки и решительности), обиделся:
     - Ну и не надо. Ну и пожалуйста. Сами законы пишут, а сами судить  не
хотят. Тогда сами и... - он запнулся, - надзирайте за нравами. А  я  тогда
пошел, - и Апельсин стал уходить.
     Для этого он встал, провел руками по пустому столу  перед  собой  (не
забыл ли чего?), озабоченно подержался за порожние поясные карманы (ничего
ли не осталось от бывшей службы в совете?),  аккуратно  придвинул  стул  к
столу, застегнул пуговицу  на  воротнике  рубашки  и  пригладил  оранжевые
волосы. Все это продолжалось долго. Наконец не выдержала Лыбица:
     - Да сядь ты, родню твою так по-всякому! - она колыхнула  богатырской
грудью и вызывающе оглядела собрание. - Закон  принимали?  Принимали,  ежа
вам в штаны? Вот теперь не виляйте. Судить, так судить. Зря  он  старался,
что ли? - Надзиратель за нравами все стоял с обиженным  видом.  -  Садись,
Апельсин, никуда они не денутся. - И ухмыльнулась скабрезно: - А  чего  ты
видел-то? А?
     Апельсин уселся и растерянно проговорил:
     - Ну, они... это...
     - Стоп, стоп, стоп! - прихлопнул ладонью по столу Котелок. -  Хорошо,
будь по-вашему. Только не надо  совет  в  балаган  превращать.  Есть  дела
поважнее.
     Но Апельсин усмотрел в его словах попытку отмахнуться. Он потребовал,
чтобы сейчас же назначен был день суда, а также чтобы  на  суд  пригласили
домината.
     Пришлось  убить  еще  немало  времени,  пока  договорились,  что  суд
состоится завтра, после обеда, и обвинителем  на  нем  выступит  Апельсин,
пока определили меру наказания - по три месяца тюрьмы и по пятьдесят монет
взноса с каждого нарушителя ("Сколько  их  у  тебя?"  -  спросил  Котелок.
"Двое",  -  важно   отвечал   Апельсин,   а   Лыбица   хихикнула:   "Будто
нравственность втроем  нарушать  можно...").  Потом  еще  ждали  домината,
который выслушал их не без интереса и охотно согласился присутствовать, да
еще уговаривали Учителя огласить от имени  совета  приговор,  на  что  тот
неохотно согласился: все-таки от совета - это не от самого себя.  Все  это
время председатель морщился и крутил носом:  несолидно  все  получалось  и
отчетливо попахивало балаганом.
     Но вот, наконец, после всей этой бестолковщины, Котелок  приступил  к
важному делу. Он приказал пригласить на совет Собачьего Нюха, а пока  того
приглашали, понизив голос, сообщил собратьям неприятную новость:
     - Мне передали,  что  среди  ремесленников  много  недовольных  новым
налогом...


     Апельсин шел домой в замечательном настроении, напевая себе под  нос:
все по-его получилось, а лавка...  Да  Смут  с  ней,  с  лавкой.  До  зимы
отстроится. А теперь он государственным делом занят.  Хотелось  Апельсину,
придя домой, хватануть полную кружку браги с устатку, да поужинать плотно:
время-то позднее...
     Но на подходе к дому из темной, как яма, подворотни выросли перед ним
две тени - одна пониже, другая повыше, и та, что пониже,  схватив  его  за
грудки, прошипела с угрозой:
     - Ты за что, хвост собачий, Сметлива арестовал?
     - Какого Сметлива? - растерялся надзиратель за нравами.
     - Хо! Он еще спрашивает, - удивилась тень. - Сам, что ли, не  знаешь,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28 29 30 31 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама