Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Стефан Цвейг Весь текст 978.84 Kb

Новеллы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 84
ла только девушкой. Ей казалось, что где-то там, в глубине, горит  обжи-
гающий огонек и только ждет, чтобы ветер раздул его в пламя, которое ох-
ватит ее всю. Идя по улице, она жадно ловила  каждый  брошенный  на  нее
взгляд, это дружное и откровенно мужское восхищение было для нее  непри-
вычно, и ей вдруг так захотелось посмотреть на себя, что  она  останови-
лась  перед  зеркалом  в  витрине  цветочного  магазина,  чтобы  увидеть
собственную красоту в рамке из красных роз и обрызганных росой фиалок. С
девических времен не чувствовала она себя такой легкой, окрыленной; ни в
первые дни замужества, ни от объятий любовника по телу ее  не  пробегали
такие, как сейчас, электрические искры, и ей стало  нестерпимо  досадно,
что вся эта удивительная легкость, все сладостное  опьянение  будет  зря
растрачено на однообразную повседневность. Вяло  побрела  она  домой.  У
подъезда она замешкалась, чтобы еще раз полной грудью  вдохнуть  знойный
пьянящий воздух запретного приключения, чтобы его последняя,  иссякающая
волна прихлынула к самому сердцу.
   Тут кто-то тронул ее за плечо. Она обернулась. - Это  вы...  вы?  Что
вам опять надо? - в смертельном испуге пролепетала она, увидев перед со-
бой ненавистное лицо, и еще сильнее испугалась своих собственных неосто-
рожных слов. Ведь она же твердо решила не признать эту женщину, если  им
случится встретиться, все отрицать, дать резкий отпор  вымогательнице...
Но теперь уже было поздно.
   - Я битых полчаса дожидаюсь вас тут, фрау Вагнер.
   Ирена вздрогнула, услышав свою фамилию. Значит, этой твари известны и
адрес и имя. Теперь все погибло, теперь она полностью в ее власти.
   - Да, фрау Вагнер, я вас дожидаюсь битых полчаса, - укоризненно и уг-
рожающе повторила женщина.
   - Что... что же вам нужно от меня?
   - Сами знаете, фрау Вагнер. - Ирена снова  вздрогнула,  услышав  свое
имя. - Отлично знаете, зачем я пришла.
   - Я больше ни разу с ним не виделась и никогда больше  не  увижусь...
Только оставьте меня... Никогда больше...
   Женщина невозмутимо подождала, пока у Ирены от волнения пресекся  го-
лос. А затем резко оборвала ее, словно подчиненную:
   - Бросьте врать! Я за вами шла до самой кондитерской,  -  и,  увидев,
что Ирена отшатнулась, насмешливо добавила: - Делать-то мне  нечего.  Со
службы меня уволили. Говорят, тяжелые времена, работы мало. Ну как же не
попользоваться свободным временем. Чем мы хуже благородных дам, нам тоже
хочется погулять.
   Это было сказано с холодной злобой, уязвившей Ирену в  самое  сердце.
Она чувствовала себя безоружной перед такой неприкрытой, вульгарной  ни-
зостью, а в голове мутилось от страха, что эта тварь сейчас опять закри-
чит во весь голос или мимо пройдет муж, и тогда все будет  кончено.  То-
ропливо нащупала она в муфте серебряную сумочку и  выгребла  оттуда  все
деньги, какие ей попались.
   Но нагло протянутая рука не опустилась смиренно, едва ощутив  деньги,
как в тот раз, а застыла в воздухе, словно растопыренная когтистая лапа.
   - Давайте заодно и сумочку, а то как бы мне деньги не потерять,  -  с
утробным смешком выговорили презрительно вскинутые губы.
   Ирена посмотрела шантажистке прямо в глаза, но тотчас отвела  взгляд.
Эта наглая, грубая насмешка была нестерпима.  Отвращение,  точно  жгучая
боль, пронизало ее. Только бы скорее уйти, только бы не видеть этого ли-
ца! Отвернувшись, она торопливо сунула вымогательнице драгоценную сумоч-
ку и, подгоняемая страхом, взбежала по лестнице.
   Мужа еще не было дома; упав на диван, Ирена долго лежала  неподвижно,
словно ее оглушили обухом. Лишь услышав в передней голос мужа, она с ве-
личайшим усилием встала и машинально поплелась в соседнюю комнату.
   Теперь ужас водворился у нее в доме и не отступал ни на шаг.  В  дол-
гие, ничем не занятые часы, когда подробности страшной встречи  одна  за
другой вставали в ее памяти, она совершенно  ясно  поняла  безвыходность
своего положения. Эта тварь, непонятно каким образом, узнала и ее  адрес
и фамилию, и, раз первые попытки шантажа оказались так успешны, она, без
сомнения, ничем не погнушается, лишь бы побольше выжать из  своей  осве-
домленности. Год за годом будет она тяготеть над ее жизнью, как  кошмар,
который не стряхнешь даже самым отчаянным усилием, потому что,  несмотря
на собственные и мужнины средства, фрау Ирена не могла бы без ведома му-
жа собрать достаточно крупную сумму, чтобы раз и навсегда откупиться  от
этой твари. Да и кроме того она знала из случайных рассказов мужа  и  из
тех дел, которые он вел, что любые договоры и соглашения с такими  отпе-
тыми мошенниками ничего не стоят. В лучшем случае ей удастся  на  месяц,
на два отсрочить, беду, а там непрочное здание ее семейного счастья  не-
избежно рухнет, а если она увлечет за собой и свою мучительницу - радос-
ти ей от этого будет мало. С ужасающей ясностью видела она, что беда не-
отвратима, выхода нет. Но как... как именно это произойдет - с  утра  до
ночи решала она роковой  вопрос.  Наступит  день,  когда  мужу  принесут
письмо; она ясно представляла себе, как он войдет, бледный, нахмуренный,
схватит ее за руку, начнет допрашивать... Но потом... что произойдет по-
том? Как он поступит? На этом ее воображение иссякало  -  все  тонуло  в
мрачном сумбуре жестокого страха. Она не могла  додумать  до  конца,  от
беспочвенных догадок у нее голова шла кругом. За эти долгие  часы  мучи-
тельного раздумья она с ужасающей ясностью поняла лишь одно:  что  очень
плохо знает своего мужа и потому не может предугадать, как он  поступит,
что он решит. Она вышла за него по желанию родителей,  но  без  неохоты,
чувствуя к нему расположение, оправдавшее себя с годами; прожила  бок  о
бок с ним восемь благополучных, мирно размеренных лет, все  у  них  было
общее - дети, дом, бессчетные часы близости, и только  сейчас,  стараясь
представить себе, как он поступит, она поняла, каким чуждым и незнакомым
остался он для нее. Лишь теперь она перебирала всю их жизнь, стараясь по
отдельным поступкам разгадать его характер. В страхе своем она судорожно
цеплялась за каждое ничтожное воспоминание, надеясь найти ключ  к  запо-
ведным тайникам его сердца.
   Так как словами он не выдавал своих затаенных  помыслов,  то  теперь,
когда он с книгой сидел в кресле, ярко освещенный электрической  лампой,
она пытливо вглядывалась в него. Как в чужое лицо, старалась она проник-
нуть взглядом в лицо мужа и по этим знакомым чертам, ставшим вдруг чужи-
ми, узнать его характер, который не раскрылся перед  ее  равнодушием  за
восемь лет совместной жизни. Лоб был ясный и благородный, как будто  вы-
лепленный мощным и деятельным умом, зато рот выражал строгую  непреклон-
ность. Все в его мужественных чертах дышало энергией и силой. Неожиданно
для нее самой ей вдруг открылась красота этого волевого лица, с  удивле-
нием созерцала она его вдумчивую  сосредоточенность  и  ясно  выраженную
твердость. Но глаза, в которых таилась главная разгадка, были опущены  в
книгу и недоступны ее наблюдению. Ей оставалось только  испытующе  смот-
реть на профиль мужа, как будто в его смелых очертаниях было запечатлено
слово прощения или проклятия, на этот незнакомый  профиль,  пугавший  ее
своей суровостью и привлекавший своеобразной красотой, которую она впер-
вые почувствовала в его энергичном складе. Внезапно  она  осознала,  что
смотрит на него с удовлетворением и гордостью. Тут он  поднял  глаза,  а
она торопливо отшатнулась в темноту, чтобы не пробудить подозрения своим
страстно вопрошающим взглядом.
   Три дня она не показывалась на улицу и уже стала с беспокойством  за-
мечать, что окружающим бросается в глаза ее домоседство,  -  обычно  она
редкий день безвыходно просиживала у себя.
   Первыми заметили эту перемену дети, особенно  старший  мальчуган,  не
замедливший выразить простодушное удивление, что мама теперь  так  много
бывает дома, меж тем как прислуга только шушукалась  и  делилась  своими
догадками с бонной. Тщетно пыталась она доказать, что ее присутствие не-
обходимо по самым разнообразным, большей частью удачно придуманным  при-
чинам, но во что бы она ни вмешивалась, она только  нарушала  заведенный
порядок, каждая ее попытка помочь вызывала недоумение. При этом  она  не
умела стушеваться, тактично уединиться и сидеть в своей спальне за  кни-
гой или работой; нет, внутренняя тревога, выражавшаяся у нее, как всякое
сильное переживание, в нервном возбуждении, гнала ее из комнаты в комна-
ту. При каждом звонке по  телефону  или  на  парадном  она  вздрагивала,
чувствуя, как от малейшего толчка обрывается и превращается в  ничто  ее
безмятежное существование; она сразу же падала духом, и ей  уже  мерещи-
лась безвозвратно загубленная жизнь. Эти три дня, которые она  просидела
в своих комнатах, как в темнице, показались ей длиннее восьми лет  заму-
жества.
   Но на третий вечер ей пришлось выйти из дому: они с мужем  давно  уже
были приглашены в гости, и отказаться без достаточно  веских  причин  не
представлялось возможным. Да и нужно же, наконец, чтобы не сойти с  ума,
сломать этот незримый частокол ужаса, которым была  теперь  обнесена  ее
жизнь. Ей хотелось видеть людей, на несколько часов отдохнуть  от  себя,
прервать самоубийственное одиночество страха. И кроме  того,  где  может
она чувствовать себя в большей безопасности от  невидимого  неотступного
преследования, чем в чужом доме, среди друзей? Только один миг, тот  ко-
роткий миг, когда она впервые после тягостной встречи ступила на  улицу,
ей стало страшно, что шантажистка караулит где-то тут,  поблизости.  Она
невольно схватила руку мужа, зажмурилась и пробежала несколько шагов  по
тротуару до ожидавшего их автомобиля, но когда, сидя в машине под  защи-
той мужа, она мчалась по обезлюдевшим в этот поздний час улицам, тяжесть
мало-помалу свалилась с ее сердца, и, поднимаясь по лестнице чужого  до-
ма, она уже чувствовала себя вне опасности. На несколько часов она могла
снова стать такой же беззаботной и веселой, какой была много лет до  то-
го, и даже радоваться более глубокой сознательной радостью узника, кото-
рый вырвался из стен тюрьмы на солнечный свет. Здесь она была  ограждена
от преследования, ненависть не могла проникнуть сюда, здесь  вокруг  нее
были люди, любившие и уважавшие ее, восхищавшиеся ею, нарядные беспечные
люди, окруженные искристым розовым ореолом легкомыслия, и  этот  хоровод
наслаждения наконец-то снова сомкнулся вокруг нее. Ибо в первую же мину-
ту взгляды присутствующих сказали ей, что она хороша, и  она  стала  еще
лучше от давно не испытанного чувства уверенности в себе.
   Из соседнего зала неслись призывные звуки музыки  и  проникали  в  ее
разгоряченную кровь. Начались танцы, и не  успела  она  опомниться,  как
очутилась в самой гуще толпы. Так она не танцевала ни разу в жизни. Этот
кружащийся вихрь сделал ее невесомой, ритм проникал в каждую частицу те-
ла, окрыляя его огненным движением. Как только музыка прекращалась, Ире-
на болезненно ощущала тишину, беспокойный огонь пробегал по ее напряжен-
ным мышцам, и как в охлаждающую, успокаивающую, баюкающую  воду,  окуна-
лась она снова в этот круговорот. Обычно  она  танцевала  довольно  пос-
редственно, рассудочная сдержанность делала ее движения угловатыми,  че-
ресчур осторожными, но дурман  вырвавшейся  на  волю  радости  уничтожил
внутреннюю скованность. Порвалась железная узда, в  которой  рассудок  и
стыд держали самые ее буйные страсти, и теперь Ирене казалось,  что  она
тает и растворяется в бездумном блаженстве. Она ощущала объятия  чьих-то
рук, мимолетные касания, слова, точно вздохи,  волнующий  смех,  музыку,
звеневшую в крови? все ее тело трепетало, как натянутая  струна,  платье
жгло ее, ей хотелось сбросить все покровы, чтобы нагой глубже  впитывать
в себя этот дурман.
   - Ирена, что с тобой? - Она обернулась, пошатываясь, блестя  глазами,
вся еще разгоряченная объятиями партнера. И тут ее прямо в сердце  пора-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 84
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама