Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Стефан Цвейг Весь текст 978.84 Kb

Новеллы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 84
рен за ваш рассказ. Но назвать его  новеллой?  Это  только  превосходное
вступление, которое, пожалуй, можно бы развить. Ведь эти люди - они едва
только успевают соприкоснуться, характеры их не определились, это  пред-
посылки к судьбам человеческим, но еще не сами судьбы. Их надо бы  допи-
сать до конца.
   - Мне понятна ваша мысль. Дальнейшая жизнь молодой девушки, возвраще-
ние в захолустный городок, глубокая трагедия будничного прозябания.
   - Нет, даже и не это. Героиня больше не занимает меня. Девушки в этом
возрасте мало интересны, как бы значительны они ни казались самим  себе,
все их переживания надуманны и потому однообразны. Девица в  свое  время
выйдет замуж за добропорядочного обывателя, а это происшествие останется
самой яркой страницей ее воспоминаний. Нет, она меня больше не занимает.
   - Странно. А я не понимаю, чем вас мог заинтересовать  молодой  чело-
век. Такие мимолетные пламенные взоры выпадают в юности на долю каждого;
большинство этого просто не замечает, другие - скоро забывают. Надо сос-
тариться, чтобы понять, что это, быть может, и есть самое чистое,  самое
прекрасное из всего, что дарит тебе жизнь, что это - самое святое  право
молодости.
   - А меня интересует вовсе не молодой человек.
   - А кто же?
   - Я изменил бы автора писем, пожилого господина, дописал бы этот  об-
раз. Я думаю, что ни в каком возрасте нельзя безнаказанно писать страст-
ные письма и вживаться в воображаемую любовь. Я попытался бы изобразить,
как игра становится действительностью, как он думает, что сам  управляет
игрой, на деле же игра давно уже управляет им. Расцветающая красота  де-
вушки, которую он, как ему кажется, наблюдает со стороны, на самом  деле
глубоко волнует и захватывает его. И в ту минуту, когда все выскальзыва-
ет у него из рук, им овладевает мучительная тоска по прерванной  игре  и
по... игрушке. Меня увлекло бы в этой любви то, что делает страсть пожи-
лого человека столь похожей на страсть мальчика, ибо  оба  не  чувствуют
себя достойными любви; я заставил бы старика томиться и робеть, он у ме-
ня лишился бы покоя, поехал бы следом за ней, чтобы снова увидеть ее,  -
и в последний момент все-таки не осмелился бы показаться ей на глаза;  я
заставил бы его на другой год снова приехать на старое место  в  надежде
встретиться с ней, вымолить у судьбы счастливый случай. Но  судьба,  ко-
нечно, окажется неумолимой. В таком плане я  представляю  себе  новеллу.
Это было бы даже...
   - Надуманно, неверно, невозможно!
   Я вздрогнул от неожиданности. Резко, хрипло, почти с угрозой  перебил
меня его голос. Я еще никогда не видел своего спутника в таком волнении.
И тут меня осенило: я понял, какой раны я нечаянно  коснулся.  Он  круто
остановился, и я с болью увидел, как серебрятся его седые волосы.
   Я хотел как можно скорее переменить тему, но он уже заговорил  снова,
сердечно и мягко, своим спокойным и ровным  голосом,  окрашенным  легкой
грустью.
   - Может быть, вы и правы. Это, пожалуй, было бы  гораздо  интересней.
"L amour coute cher aux viellards" [5] так, кажется,  озаглавил  Бальзак
самые трогательные страницы одного из своих романов, и это заглавие при-
годилось бы еще для многих историй. Но старые люди, которые  лучше  всех
знают, как это верно, предпочитают рассказывать о своих победах, а не  о
своих слабостях. Они не хотят казаться смешными, а ведь это  всего  лишь
колебания маятника извечной судьбы. Неужели вы верите, что "случайно за-
терялись" именно те главы воспоминаний Казановы, где  описана  его  ста-
рость, когда из соблазнителя он превратился в рогоносца, из обманщика  в
обманутого? Может быть, у него просто духу не хватило написать об этом.
   Он протянул  мне  руку.  Голос  его  снова  звучал  ровно,  спокойно,
бесстрастно.
   - Спокойной ночи! Я вижу, молодым людям опасно рассказывать такие ис-
тории, да еще в летние ночи. Это внушает им сумасбродные мысли и  пустые
мечты. Спокойной ночи.
   Он повернулся и ушел в темноту своей упругой походкой, на которую го-
ды все же успели наложить печать. Было уже поздно. Но усталость,  обычно
рано овладевавшая мною в мягкой духоте ночи, не приходила сегодня  из-за
волнения, которое поднимается в крови, когда  столкнешься  с  чем-нибудь
необычным или когда в какое-то мгновение переживаешь чужие чувства,  как
свои.
   Я дошел по тихой и темной дороге до виллы  Карлотта  -  ее  мраморная
лестница спускается к самой воде - и сел на холодные ступени. Ночь  была
чудесная. Огни Белладжио, которые раньше, словно светлячки, мерцали меж-
ду деревьями, теперь казались бесконечно далекими и один за другим  мед-
ленно падали в густой мрак. Молчало озеро, сверкая,  как  черный  алмаз,
оправленный в прибрежные огни. Плещущие волны с легким рокотом  набегали
на ступени - так белые руки легко бегают по  светлым  клавишам.  Бледная
даль неба, усеянная тысячами звезд, казалась бездонной; они сияли в тор-
жественном молчании; лишь изредка одна из них стремительно покидала иск-
рящийся хоровод и низвергалась в  летнюю  ночь,  в  темноту,  в  долины,
ущелья, в дальние глубокие воды, низвергалась, не ведая куда, словно че-
ловеческая жизнь, брошенная слепой силой в неизмеримую  глубину  неизве-
данных судеб.
 
 
   СТРАХ
 
   Когда фрау Ирена вышла из  квартиры  своего  возлюбленного  и  начала
спускаться по лестнице, ее охватил уже знакомый бессмысленный страх. Пе-
ред глазами замелькали черные круги, колени вдруг точно  окоченели,  пе-
рестали сгибаться, и ей пришлось ухватиться за перила, чтобы не  упасть.
Не впервые отваживалась она на это рискованное приключение, и такая вне-
запная дрожь тоже была ей не в новинку, но всякий раз,  возвращаясь  до-
мой, она не могла совладать с беспричинным приступом глупого и  смешного
страха. Идя на свидание, она не испытывала ничего похожего.  Экипаж  она
отпускала за углом, торопливо, не глядя по сторонам, проходила несколько
шагов до подъезда, взбегала по лестнице, и первый прилив страха, к кото-
рому примешивалось и нетерпение,  растворялся  в  жарком  приветственном
объятии. Но когда она собиралась домой, дрожь иного, необъяснимого ужаса
поднималась в ней, лишь смутно сочетаясь с чувством вины и нелепым  опа-
сением, будто каждый прохожий на улице с одного взгляда угадает,  откуда
она идет, и дерзко ухмыльнется при виде ее растерянности. Уже  последние
минуты близости были отравлены нарастающей тревогой; она торопилась  уй-
ти, от спешки у нее тряслись руки, она не вникала в слова возлюбленного,
нетерпеливо пресекала прощальные вспышки страсти, все в ней уже  рвалось
прочь, прочь из его квартиры, из его дома, от этого похождения,  обратно
в свой спокойный, устоявшийся мирок. Не понимая от волнения тех ласковых
слов, которыми возлюбленный старался ее успокоить, она на секунду  зами-
рала за спасительной дверью, прислушиваясь, не идет ли кто-нибудь  вверх
или вниз по лестнице. А снаружи уже караулил страх, чтобы сейчас же  на-
кинуться на нее, властной рукой останавливал биение  ее  сердца,  и  она
спускалась по этой пологой лестнице, едва переводя дух.
   С минуту она простояла, закрыв глаза, жадно вдыхая прохладу  полутем-
ного вестибюля. Где-то  вверху  хлопнула  дверь.  Фрау  Ирена  испуганно
встрепенулась, и сбежала с последних ступенек, а руки ее сами собой  еще
ниже натянули густую вуаль. Теперь оставалось еще самое жестокое испыта-
ние - необходимость выйти из чужого подъезда. Она пригнула  голову,  как
будто готовясь к прыжку с разбега, и решительно устремилась к полуоткры-
той двери.
   И тут она лицом к лицу столкнулась с какой-то женщиной, которая, оче-
видно, шла в этот дом.
   - Простите, - смущенно пробормотала она и собралась обойти  незнаком-
ку. Но та заслонила собой дверь и уставилась на  фрау  Ирену  злобным  и
наглым взглядом.
   - Вот я вас и накрыла! - сразу же заорала она грубым голосом.  -  Ну,
ясно, из порядочных! У нее и муж есть, и деньги, и  всего  вдоволь.  Так
нет, ей еще понадобилось сманить любовника у бедной девушки...
   - Ради бога... что вы?.. Вы ошибаетесь, - лепетала фрау Ирена и  сде-
лала неловкую попытку проскользнуть мимо, но женщина всей своей громозд-
кой фигурой загородила проход и пронзительно заверещала:
   - Как же, ошибаюсь... Нет, я вас знаю. Вы от моего дружка, от Эдуарда
идете. Наконец-то я вас застукала; теперь понятно, почему для меня у не-
го времени нет. Из-за вас, подлянка вы этакая.
   - Ради бога, не кричите так, - еле слышно выдавила из себя фрау Ирена
и невольно отступила назад, в вестибюль. Женщина насмешливо смотрела  на
нее. Этот трепет и ужас, эта явная беспомощность были ей, видимо, прият-
ны, потому что теперь она разглядывала свою жертву с самодовольной, тор-
жествующе презрительной улыбкой. А в голосе от  злобного  удовлетворения
появились даже фамильярно благодушные нотки.
   - Вот они какие, замужние дамочки: гордые да благородные. Под  вуалью
ходят чужих мужчин отбивать. А как же без вуали? Надо же потом  разыгры-
вать порядочную женщину.
   - Ну, что... что вам от меня нужно? Ведь я вас даже не знаю... Пусти-
те...
   - Ага, пустите... Домой, к супругу, в теплую комнату... Чтоб разыгры-
вать важную барыню и помыкать прислугой... А что мы тут с голоду подыха-
ем, до этого благородным дамам дела нет... Они у нас  последнее  норовят
украсть...
   Ирена усилием воли овладела собою, по какому-то наитию схватилась  за
кошелек и вытащила оттуда все бумажные деньги. - Вот...  вот...  берите.
Только пропустите меня... Я больше никогда сюда не приду... даю вам сло-
во...
   Свирепо блеснув глазами, женщина взяла деньги и при этом прошипела: -
Стерва. - Фрау Ирена вся вздрогнула от такого оскорбления,  но,  увидев,
что противница посторонилась, выбежала на улицу, не помня себя и задыха-
ясь, как самоубийца бросается с башни. В глазах у нее темнело, лица про-
хожих казались ей какими-то уродливыми масками.  Но  вот,  наконец,  она
добралась до наемного автомобиля, стоявшего на углу, без  сил  упала  на
сидение, и сразу все в ней застыло, замерло. Когда же  удивленный  шофер
спросил, наконец, странную пассажирку, куда ехать, она несколько мгнове-
ний тупо смотрела на него, пока до ее ошеломленного сознания  дошли  его
слова.
   - На Южный вокзал, - выговорила она, но вдруг у нее мелькнула  мысль,
что та тварь может броситься ей вдогонку. - Скорее, пожалуйста, скорее!
   Только по дороге она поняла,  каким  потрясением  была  для  нее  эта
встреча. Она ощутила холод своих безжизненно повисших рук и вдруг начала
дрожать, как в ознобе. К горлу подступила горечь, и вместе с тошнотой  в
ней поднялась безудержная, слепая ярость, от которой выворачивалось  все
внутри. Ей хотелось кричать, молотить кулаками, избавиться от ужаса это-
го воспоминания, засевшего у нее в мозгу, точно заноза,  забыть  мерзкую
рожу с наглой ухмылкой, противную вульгарность, которой так и разило  от
несвежего дыхания незнакомки, развратный рот, с ненавистью выплевывавший
прямо ей в лицо грубые слова, угрожающе занесенный над ней  красный  ку-
лак. Все сильнее становилась тошнота, все выше подкатывала  к  горлу,  а
вдобавок машину от быстрой езды швыряло во все стороны; Ирена хотела уже
сказать шоферу, чтобы он ехал медленнее, но вовремя спохватилась, что ей
нечем будет заплатить емуведь  она  отдала  вымогательнице  все  крупные
деньги. Она поспешила остановить машину и,  к  вящему  удивлению  шофера
вышла на полдороге. К счастью, денег ей хватило. Зато  она  очутилась  в
совершенно незнакомом районе, среди  деловито  сновавших  людей,  каждое
слово, каждый взгляд которых причиняли ей физическую боль. При этом ноги
у нее были как ватные и не желали двигаться, но она понимала,  что  надо
попасть домой, и, собрав всю свою волю, с неимоверным напряжением  тащи-
лась из улицы в улицу, словно пробиралась по болоту или глубокому снегу.
Наконец, она дошла до дому и устремилась вверх по лестнице с  лихорадоч-
ной поспешностью, но сейчас же сдержала себя, чтобы волнение ее не пока-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 84
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама