Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Стефан Цвейг Весь текст 978.84 Kb

Новеллы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 84
В книгах, которые он читал, люди  убивали  и  обманывали,  чтобы  добыть
деньги, или могущество, или царство. А тут какая причина? Чего  они  хо-
тят, почему они прячутся от него, что пытаются скрыть непрерывной ложью?
Он ломал голову над этой загадкой, смутно чувствуя, что их тайна -  ключ
к замку его детства; овладеть им - значит стать взрослым,  стать,  нако-
нец, мужчиной. Ах, только бы узнать ее! Но думать он не мог.  Его  душил
гнев, что они ускользнули от него, и мысли путались,  словно  он  был  в
бреду.
   Он побежал к лесу и там, в спасительном сумраке, где его никто не ви-
дел, дал волю слезам. - Лжецы, собаки, обманщики, подлецы! -  Ему  каза-
лось, что не выкрикни он эти слова, они задушат его.  Гнев,  нетерпение,
досада, любопытство, беспомощность и обиды последних  дней,  подавляемые
незрелой волей ребенка, возомнившего себя взрослым, вырвались  наружу  и
излились слезами. Это были последние слезы его детства, в последний  раз
он плакал навзрыд, как плачут женщины, с  наслаждением  и  страстью.  Он
выплакал в этот час неистового гнева и доверчивость, и любовь, и просто-
душное уважениевсе свое детство.
   Мальчик, вернувшийся в гостиницу, был уже не тот,  который  плакал  в
лесу. Он не волновался и действовал обдуманно. Прежде всего он  пошел  к
себе в комнату и тщательно вымыл лицо и глаза,  не  желая  доставить  им
удовольствие видеть следы от слез. Затем он разработал план, как  свести
с ними счеты. Он ждал терпеливо, с полным спокойствием.
   В вестибюле было довольно людно, когда коляска с беглецами  останови-
лась у подъезда. Несколько мужчин играли в шахматы, другие читали  газе-
ты, дамы болтали. Тут же, не шевелясь, сидел бледный мальчик с  вздраги-
вающими веками. Когда его мать и барон вошли и, несколько смущенные тем,
что сразу наткнулись на него, уже собрались пробормотать  приготовленную
отговорку, он спокойно пошел им навстречу и сказал вызывающим  тоном:  -
Господин барон, мне надо кое-что сказать вам.
   Барон явно растерялся. Он чувствовал себя в  чем-то  изобличенным.  -
Хорошо, хорошо... после, подожди.
   Но Эдгар, повысив голос, сказал внятно и отчетливо,  так,  чтобы  все
кругом могли расслышать: - Я хочу поговорить с вами сейчас. Вы поступили
подло. Вы мне солгали. Вы знали, что мама ждет меня, и вы...
   - Эдгар! - крикнула его мать, заметив, что все взоры обращены на нее,
и бросилась к сыну.
   Но мальчик, видя, что мать хочет заглушить его слова,  вдруг  пронзи-
тельно прокричал: - Я повторяю вам еще раз: вы нагло солгали, и это низ-
ко, это подло!
   Барон побледнел. Все смотрели на них, кое-кто засмеялся.
   Мать схватила дрожавшего от волнения мальчика за руку:  -  Сейчас  же
иди к себе, или я поколочу тебя здесь, при всех! - прохрипела она.
   Но Эдгар уже успокоился. Он жалел о своей вспышке и был недоволен со-
бой: он хотел говорить с бароном спокойно, но гнев оказался сильнее  его
воли. Не торопясь, он направился к лестнице.
   - Простите, барон, его дерзкую выходку.  Вы  ведь  знаете,  какой  он
нервный, - пробормотала его мать, смущенная насмешливыми взглядами  при-
сутствующих. Больше всего на свете она боялась скандала и сейчас  думала
только о том, как бы соблюсти приличия. Вместо того, чтобы  сразу  уйти,
она подошла к портье, спросила, нет ли писем и еще о каких-то  пустяках,
и только после этого, шурша платьем, поднялась наверх, как будто  ничего
не случилось. Но за ее спиной слышался шепот и сдержанный смех.
   На лестнице она замедлила шаги. Она всегда терялась в  серьезные  мо-
менты и в глубине души боялась предстоящего объяснения. Вины  своей  она
отрицать не могла, и, кроме того, ее пугал взгляд мальчика - этот новый,
чужой, такой странный взгляд, перед которым она  чувствовала  себя  бес-
сильной. Из страха она решила действовать лаской, ибо знала, что в  слу-
чае борьбы озлобленный мальчик оказался бы победителем.
   Она тихо открыла дверь. Эдгар сидел спокойный и невозмутимый. В  гла-
зах, обращенных на нее, не было страха, не было даже любопытства. Он ка-
зался очень уверенным в себе.
   - Эдгар, - начала она матерински нежно, - что тебе пришло  в  голову?
Мне стыдно за тебя. Как можно быть таким невоспитанным! Ты еще мальчик и
так разговариваешь со взрослыми! Ты должен сейчас  же  извиниться  перед
бароном.
   Эдгар смотрел в окно. Его "нет" было как будто обращено к деревьям.
   Его самоуверенность поразила ее.
   - Эдгар, что с тобой? Отчего ты так переменился? Я  просто  не  узнаю
тебя. Ты был всегда умным, послушным мальчиком, с тобой всегда можно бы-
ло договориться. И вдруг ты ведешь себя так, будто бес в тебя  вселился.
Что ты имеешь против барона? Ты ведь очень любил его. Он был всегда  так
мил с тобой.
   - Да, потому что он хотел познакомиться с тобой.
   Она смутилась. - Вздор! Что ты выдумываешь? Откуда у тебя такие  глу-
пые мысли?
   Мальчик вспыхнул:
   - Он лгун, он фальшивый человек. Во всем, что он делает, только  под-
лый расчет. Он хотел с тобой познакомиться, потому он подружился со мной
и обещал мне собаку. Не знаю, что он обещал тебе и  почему  он  с  тобой
дружит, но и от тебя он чего-то хочет. Верно, верно, мама. А то он бы не
был так вежлив и любезен. Он плохой человек. Он врет. Посмотри  на  него
хорошенько. Какой лживый у него взгляд! Ненавижу его, он лгун, он  него-
дяй...
   - Эдгар, можно ли так говорить! - Она смешалась и не знала, что отве-
тить. Совесть ей подсказывала, что мальчик прав.
   - Да, он негодяй, в этом я уверен. Разве ты сама не видишь? Почему он
боится меня? Почему прячется от меня? Потому что знает, что я  вижу  его
насквозь, что я раскусил его, негодяя!
   - Как можно так говорить, как можно так говорить! - Мысль ее не рабо-
тала, бескровные губы машинально повторяли одни и те же слова. Ей  вдруг
стало нестерпимо страшно, и она не знала, кого она боится -  барона  или
мальчика.
   Эдгар понял, что его предостережение подействовало на мать. И ему за-
хотелось переманить ее на свою сторону, приобрести союзника в этой враж-
де, в этой ненависти к барону. Он подошел к матери, приласкался к ней  и
заговорил дрожащим от волнения голосом:
   - Мама, ты же сама, наверно, заметила, что он задумал что-то  нехоро-
шее. Из-за него ты стала совсем другая. Это ты переменилась, а не я.  Он
хочет быть вдвоем с тобой и сделал так, что ты на  меня  сердишься.  Вот
увидишь, он обманет тебя. Я не знаю, что он тебе обещал. Я знаю  только,
что он не сдержит слова. Остерегайся его! Кто раз обманул,  опять  обма-
нет. Он злой человек, ему нельзя доверять.
   Этот голос, жалобный, почти плачущий, исходил, казалось, из ее  серд-
ца. Со вчерашнего дня она испытывала какое-то тягостное  чувство,  гово-
рившее ей то же самое - все настойчивей и настойчивей. Но ей было стыдно
получить урок от собственного сына,  и,  как  это  часто  бывает,  чтобы
скрыть свое волнение и замешательство, она проявила излишнюю резкость.
   - Ты еще слишком мал, чтобы это понять. Дети не должны вмешиваться  в
такие дела. Ты должен вести себя прилично. Вот и все.
   Лицо Эдгара снова приняло ледяное выражение.
   - Как хочешь, - сказал он сухо, - я предостерег тебя.
   - Значит, ты не извинишься?
   - Нет.
   Они непримиримо стояли друг против друга. Мать поняла,  что  решается
вопрос об ее авторитете.
   - В таком случае ты будешь обедать здесь. Один. И ты не сядешь с нами
за стол, пока не извинишься. Я тебя выучу, как надо вести  себя.  Ты  не
выйдешь из комнаты, пока я не позволю. Понял?
   Эдгар улыбнулся. Эта коварная улыбка как будто уже приросла к его гу-
бам. В душе он сердился на себя. Как глупо, что он опять дал волю  своим
чувствам и захотел предостеречь эту лгунью!
   Мать вышла из комнаты, не оглянувшись на него. Она боялась этих колю-
чих глаз. Ей было тяжело с сыном с тех пор, как она заметила, что взгляд
у него зоркий, и еще потому, что он говорил ей именно то,  чего  она  не
желала слышать, не желала знать. Страшно было видеть, как ее  внутренний
голос, голос совести, отделившись от нее, в образе ребенка, ее собствен-
ного ребенка, не дает ей покоя, предостерегает ее, издевается  над  ней.
До сих пор этот ребенок был придатком к ее жизни, украшением,  игрушкой,
чем то милым и близким, иногда, быть может, обузой, но все же жизнь  его
протекала в одном русле ив лад с ее жизнью. Сегодня впервые  он  восстал
против нее и отказался подчиниться ее воле. Что-то похожее на  ненависть
примешивалось теперь к мысли о ребенке.
   И все же, когда она, слегка утомленная, спускалась с лестницы,  детс-
кий голос настойчиво звучал в ее  душе.  "Остерегайся  его!"  Этих  слов
нельзя было заглушить. Но вот перед ней блеснуло зеркало: она  испытующе
посмотрела в него, потом стала вглядываться - все пристальней, все упор-
ней, - пока в нем не  отразились  чуть  улыбающиеся  губы,  округленные,
словно готовые произнести опасное слово. Внутренний голос не умолкал, но
она передернула плечами, как будто стряхивая с себя незримый груз сомне-
ний, бросила в зеркало довольный взгляд и, подобрав  платье,  спустилась
вниз с решительным видом игрока, со звоном кидающего на  стол  последний
золотой.
 
   СЛЕДЫ В ЛУННОМ СВЕТЕ
 
   Кельнер, принесший обед арестованному в своей комнате  Эдгару,  запер
дверь. Замок щелкнул за ним. Мальчик вскочил в бешенстве: это было  сде-
лано, конечно, по распоряжению матери; его заперли в клетке, как  дикого
зверя. Мрачные мысли овладели им.
   "Что они делают, пока я сижу здесь взаперти? О чем они сговариваются?
Вдруг сейчас происходит то таинственное дело, а я упущу его. Что это  за
тайна, которая чудится мне всегда и повсюду, когда я среди взрослых, по-
чему они запираются от меня по ночам, почему  говорят  шепотом,  если  я
случайно вхожу в комнату? Вот уже несколько дней она так близка от меня,
сама дается в руки, а я все-таки не могу схватить ее! Чего только  я  не
делал, чтобы раскрыть эту тайну! Я стащил книги у  папы  из  письменного
стола, я читал про все эти удивительные вещи, но ничего не понял. Должно
быть, есть какая-то печать, которую надо сорвать, чтобы понять все  это,
- может быть, во мне самом, может быть, в других. Я спрашивал горничную,
просил ее объяснить мне эти места в книгах, но она только посмеялась на-
до мной. Как ужасно быть ребенком, полным любопытства, и не сметь никого
спросить, быть смешным в глазах взрослых, казаться глупым и ненужным. Но
я узнаю, я чувствую - скоро я буду знать все. Часть этой тайны уже в мо-
их руках, и я не успокоюсь, пока не буду знать всего".
   Он прислушался, не идет ли кто-нибудь. Легкий ветерок раскачивал вет-
ви деревьев за окном, дробя зеркало лунного света на сотни зыбких оскол-
ков.
   "Ничего хорошего не может быть у них на уме, иначе они  не  стали  бы
так подло лгать, чтобы отделаться от меня. Наверное, они теперь  смеются
надо мной, проклятые, но последним буду смеяться я. Как глупо, что я по-
зволил запереть себя здесь, дал им свободу хоть на секунду, вместо того,
чтобы прилипнуть к ним и следить за каждым их движением! Я знаю,  взрос-
лые вообще очень неосторожны, и они тоже выдадут себя. Они всегда  дума-
ют, что дети еще совсем маленькие и вечером крепко спят.  Они  забывают,
что можно притвориться спящим и подслушивать,  что  можно  представиться
глупым, а быть очень умным. Недавно, когда у тети родился  ребенок,  они
это знали наперед, а при мне прикинулись, что очень удивлены. Но я  тоже
знал, потому что давно слышал их разговор, вечером,  когда  они  думали,
что я сплю. И на этот раз я опять поймаю их, подлецов. Если бы только  я
мог подглядеть за ними в щелку, понаблюдать за  ними  сейчас,  пока  они
чувствуют себя в безопасности! Не позвонить ли  мне?  Придет  горничная,
откроет дверь и спросит, что мне нужно. Или поднять шум, бить  посуду  -
тогда тоже откроют. И в ту же минуту я бы мог выскочить  и  подкараулить
их. Нет, так я не хочу. Пусть никто не видит, как подло они со мной  об-
ращаются. Я слишком горд для этого. Завтра я им отплачу".
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 84
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама