Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Стефан Цвейг Весь текст 978.84 Kb

Новеллы

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 84
усиленно готовиться, а тут ему мешают работать. Он наймет  себе  где-ни-
будь комнату на один-два месяца, пока не кончатся экзамены.
   Девочек охватывает неистовое волнение.  Они  угадывают  тайную  связь
этого события со вчерашним разговором, своим обостренным инстинктом чуют
какую-то подлость, трусливое бегство. Когда Отто прощается с  ними,  они
дерзко поворачиваются к нему спиной. Но исподтишка следят за ним,  когда
он подходит к фрейлейн. У фрейлейн дрожат губы, но она спокойно, не  го-
воря ни слова, подает ему руку.
   За последние дни девочек точно подменили. Они не играют, не  смеются,
глаза утратили веселый, беззаботный блеск. Ими  владеют  беспокойство  и
растерянность, угрюмое недоверие ко всем окружающим. Они больше не верят
тому, что им говорят, в каждом слове подозревают ложь или умысел. Целыми
днями они высматривают и наблюдают, следят за  каждым  движением,  ловят
каждый жест, каждую интонацию. Как тени они бродят по комнатам,  подслу-
шивают у дверей, пытаясь что-нибудь узнать; со всей страстью силятся они
стряхнуть с себя темную сеть загадок и тайн или бросить хоть один взгляд
сквозь нее на мир действительности. Детская вера - эта счастливая,  без-
мятежная слепота - покинула их. А кроме того, они предчувствуют, что это
еще не конец, что надо ждать развязки, и боятся упустить ее. С  тех  пор
как дети знают, что они опутаны ложью, они  стали  придирчивы,  подозри-
тельны, сами начали хитрить и притворяться. В присутствии родителей  они
надевают на себя личину детской простоты и проявляют чрезмерную живость.
Они возбуждены, взвинчены, их глаза, прежде светившиеся мягким и  ровным
блеском, теперь горят лихорадочным огнем, взгляд стал глубже,  пытливее.
Они так одиноки в своем постоянном выслеживании и подглядывании, что все
сильнее привязываются друг к другу. Иногда, повинуясь внезапно вспыхнув-
шей потребности в ласке, они порывисто обнимаются или, подавленные  соз-
нанием своего бессилия, вдруг начинают плакать. Без всякой, казалось бы,
причины в их жизни наступил перелом.
   Среди многих обид, к которым они стали  теперь  очень  чувствительны,
одна особенно задевает их. Точно сговорившись, обе стараются  доставлять
своей опечаленной фрейлейн как можно больше радости. Уроки свои они  го-
товят прилежно и тщательно, помогая друг другу; их не слышно, они не по-
дают никакого повода к жалобам,  предупреждают  каждое  ее  желание.  Но
фрейлейн ничего не замечает, и им это очень  больно.  Она  стала  совсем
другой в последнее время. Часто, когда одна из девочек обращается к ней,
она вздрагивает, как будто ее разбудили; взгляд у нее  такой,  точно  он
медленно возвращается откуда-то издалека. Часами она сидит не  двигаясь,
погруженная в раздумье. Девочки ходят на цыпочках вокруг нее,  чтобы  не
мешать ей; они смутно угадывают, что она думает о своем ребенке, который
гдето далеко. И все сильнее, все крепче, подымаясь из глубин  пробуждаю-
щейся женственности, становится их любовь  к  фрейлейн,  которая  теперь
совсем не строгая, а такая милая и ласковая. Ее обычно быстрая и  горде-
ливая походка стала смиреннее, движения осторожнее, и во всем этом  дети
усматривают признаки печали. Слез ее они не  видят,  но  веки  ее  часто
красны. Они замечают, что фрейлейн старается скрыть от них свое горе,  и
они в отчаянии, что не могут ей помочь.
   И вот однажды, когда фрейлейн отвернулась к окну и провела платком по
глазам, младшая, набравшись храбрости, тихонько берет ее за руку и гово-
рит: - Фрейлейн, вы такая грустная последнее время. Это не наша вина, не
правда ли?
   Фрейлейн растроганно смотрит на девочку и проводит рукой по ее мягким
волосам. - Нет, дитя, нет, - говорит она, - конечно, не ваша, - и  нежно
целует ее в лоб.
   Так они выслеживают и наблюдают, не упуская ничего, что попадает в их
поле зрения. И вот одна из них,  войдя  в  столовую,  уловила  несколько
слов. Это была всего одна фраза, - родители тотчас же оборвали разговор,
- но каждое слово вызывает у них теперь тысячу предположений. "Мне  тоже
что-то показалось, - сказала мать, - я учиню ей допрос". Девочка сначала
отнесла это к себе и, полная тревоги, бросилась к сестре  за  советом  и
помощью. Но за обедом они замечают, что родители испытующе  посматривают
на задумчивое лицо фрейлейн, а потом переглядываются между собой.
   После обеда мать, как бы между прочим, обращается к фрейлейн: -  Зай-
дите, пожалуйста, ко мне в комнату. Мне нужно с вами поговорить. - Фрей-
лейн молча наклоняет голову. Девочки дрожат, они чувствуют: сейчас чтото
должно случиться.
   И как только фрейлейн входит в комнату матери,  они  бегут  вслед  за
ней. Приникать к замочной скважине, подслушивать и выслеживать  -  стало
для них обычным делом. Они уже не чувствуют ни неприличия,  ни  дерзости
своего поведения: у них только одна мысль - раскрыть все тайны, которыми
взрослые заслоняют от них жизнь.
   Они подслушивают. Но до их слуха доносится только невнятный шепот. Их
бросает в дрожь. Они боятся, что все ускользнет от них.
   Но вот за дверью раздается громкий голос. Это  голос  их  матери.  Он
звучит сердито и злобно.
   - Что же вы думали? Что все люди слепы и никто этого не заметит? Могу
себе представить, как вы исполняли свои обязанности с такими мыслями и с
такими нравственными правилами. И вам я доверила воспитание своих  доче-
рей, своих девочек! Ведь вы их совсем забросили!..
   Фрейлейн, видимо, что-то возражает. Но она говорит  слишком  тихо,  и
дети ничего не могут разобрать.
   - Отговорки, отговорки! У легкомысленной женщины всегда наготове  от-
говорки. Отдается первому встречному, ни о чем не думая. А там - что бог
даст. И такая хочет быть воспитательницей, берется воспитывать  девочек!
Просто наглость! Надеюсь, вы не рассчитываете, что я вас и дальше - буду
держать в своем доме?
   Дети подслушивают у двери. Они дрожат от страха; они ничего не  пони-
мают, но их приводит в ужас негодующий голос матери; а теперь они слышат
в ответ тихие, безудержные рыдания фрейлейн. По щекам у них текут слезы,
но голос матери становится еще более грозным.
   - Это все, что вы умеете - проливать слезы. Меня вы этим не возьмете.
К таким женщинам у меня нет жалости. Что с вами теперь будет,  меня  со-
вершенно не касается. Вы сами знаете, к кому вам нужно обратиться, я вас
даже не спрашиваю об этом. Я знаю только одно: после того,  как  вы  так
низко пренебрегли своим долгом, вы и дня не останетесь в моем доме.
   В ответ - только рыдания, отчаянные, безутешные рыдания,  от  которых
девочек за дверью трясет как в лихорадке. Никогда они не слышали  такого
плача. И смутно они чувствуют: кто так плачет, не может быть  виноватым.
Мать умолкла и, видимо, ждет. Потом она холодно говорит:
   - Вот все, что я хотела вам сказать.  Уложите  сегодня  свои  вещи  и
завтра утром приходите за жалованьем. Прощайте!
   Дети отскакивают от дверей и спасаются в свою комнату. Что это  было?
Будто молния ударила в двух шагах от них. Они стоят бледные, трепещущие.
Впервые перед ними приоткрылась действительность. И впервые они  осмели-
ваются восстать против родителей.
   - Это подло со стороны мамы так говорить с ней!  -  бросает  старшая,
кусая губы.
   Младшую еще пугает дерзость сестры. - Но мы ведь даже не  знаем,  что
она сделала, - лепечет она жалобно.
   - Наверное, ничего дурного. Фрейлейн не сделает ничего дурного.  Мама
ее не знает!
   - А как она плакала! Мне стало так страшно.
   - Да, это было ужасно. Но как мама на нее кричала!  Это  было  подло,
слышишь, подло!
   Она топает ногой. Слезы застилают ей глаза. Но вот  входит  фрейлейн.
Она выглядит очень усталой.
   - Дети, я занята сегодня после обеда. Вы побудете  одни,  хорошо?  На
вас ведь можно положиться? А вечером я к вам приду.
   Она уходит, не замечая волнения девочек.
   - Ты видела, какие у нее заплаканные глаза? Я не  понимаю,  как  мама
могла с" ней так обойтись.
   - Бедная фрейлейн!
   Опять прозвучали эти слова, полные сострадания н слез. Девочки подав-
лены и растеряны. Входит мать и спрашивает, не хотят ли они покататься с
ней. Они отказываются. Мать внушает им страх. И они  возмущены,  что  им
ничего не говорят об уходе фрейлейн. Они предпочитают остаться одни. Как
две ласточки в тесной клетке, они снуют взад и вперед, задыхаясь в  душ-
ной атмосфере лжи и замалчивания. Они раздумывают,  не  пойти  ли  им  к
фрейлейн - спросить ее, уговорить остаться, сказать ей, что мама не пра-
ва. Но они боятся обидеть ее. И потом им стыдно: все, что они знают, они
ведь подслушали и выследили. Нужно  представляться  глупыми,  такими  же
глупыми, какими они были две-три недели тому назад. Они остаются одни, и
весь нескончаемо долгий день они размышляют, плачут, а в ушах неотступно
звучат два страшных голоса - злобная, бессердечная отповедь матери и от-
чаянные рыдания фрейлейн.
   Вечером фрейлейн мельком заглядывает в детскую и говорит им  "спокой-
ной ночи". Девочки волнуются; им жаль, что она уходит,  хочется  что-ни-
будь еще сказать ей. Но вот, уже подойдя к двери,  фрейлейн  вдруг  сама
оборачивается - как будто остановленная их немым желанием, - на глазах у
нее слезы. Она обнимает девочек, те плачут навзрыд; фрейлейн еще раз це-
лует их и быстро уходит.
   Дети горько рыдают. Они чувствуют, что это было прощание.
   - Мы ее больше не увидим! - говорит одна сквозь слезы. - Вот  посмот-
ришь - когда мы завтра придем из школы, ее уже не будет.
   - Может быть, мы когда-нибудь навестим ее. Тогда она, наверное, пока-
жет нам своего ребенка.
   - Да, она такая добрая.
   - Бедная фрейлейн! -  Горестные  слова  звучат,  как  вздох  о  своей
собственной судьбе.
   - Как же мы теперь будем без нее?
   - Я никогда не полюблю другую фрейлейн.
   - Я тоже.
   - Ни одна не будет так добра к нам. И потом...
   Она не решается договорить. Но с тех пор как они знают про ее  ребен-
ка, безотчетное женское чутье подсказывает им, что их фрейлейн  достойна
особенной любви и уважения. Обе беспрестанно думают об  этом,  и  теперь
уже не с прежним детским любопытством, но с  умилением  и  глубоким  со-
чувствием.
   - Знаешь что, - говорит одна из них, - мы...
   - Что?
   - Знаешь, мне бы хотелось порадовать чем-нибудь фрейлейн.  Пусть  она
знает, что мы ее любим и что мы не такие, как мама. Хочешь?
   - Как ты можешь спрашивать!
   - Я подумала, - она ведь очень любит белую гвоздику. Давай завтра ут-
ром, перед школой, купим цветы и поставим ей в комнату.
   - Когда поставим?
   - В обед.
   - Ее, наверное, уже не будет. Знаешь, я лучше сбегаю рано-рано и при-
несу потихоньку, чтобы никто не видел. И мы поставим их к ней в комнату.
   - Хорошо. И встанем пораньше.
   Они достают копилки и честно высыпают на стол все деньги. Теперь  они
повеселели, их радует мысль, что они еще смогут выразить  фрейлейн  свою
немую, преданную любовь.
   Они встают чуть свет, с душистыми, свежими гвоздиками в дрожащих  ру-
ках они стучатся в дверь к фрейлейн; но ответа нет. Решив, что  фрейлейн
еще спит, они входят на цыпочках. Комната пуста, постель не смята.  Вещи
разбросаны в беспорядке, на темной скатерти белеют письма.
   Дети пугаются. Что случилось?
   - Я пойду к маме, - решительно  заявляет  старшая.  И  без  малейшего
страха, с мрачным выражением глаз, она появляется перед матерью и  спра-
шивает в упор: - Где наша фрейлейн?
   - Она, вероятно, у себя в комнате, - отвечает мать, с удивлением гля-
дя на дочь.
   - В комнате ее нет, постель не смята. Она, должно быть, ушла еще вче-
ра вечером. Почему нам ничего не сказали?
   Мать даже не замечает сердитого, вызывающего тона вопроса.  Она  поб-
леднела, идет к отцу, тот быстро скрывается в комнате фрейлейн.
   Он долго не выходит оттуда. Девочка гневными глазами  следит  за  ма-
терью, которая, по-видимому, сильно взволнована  и  не  решается  встре-
титься с нею взглядом.
   Отец возвращается. Он очень бледен, у него в руках письмо. Он  уводит
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 84
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама