Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Джозеф Хеллер Весь текст 559.58 Kb

Вообрази себе картину

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
   Джозеф Хеллер.
   Вообрази себе картину


       Copyright Сергей Ильин. Перевод, 1998
     Роман
     Опубликован в журнале "Иностранная Литература"



               Трагедия -- это подражание действию...
                            Аристотель, "Поэтика"

               Прямая душа ставит честь превыше богатства.
                            Рембрандт


               По-моему, Дьявол гадит голландцами.
                            Сэр Уильям Бэттен,
                           инспектор Королевского флота,
                           подслушано Сэмюэлом Пеписом,
                           19 июля 1667 года, "Дневник"

               История -- чушь, сказал Генри Форд,
        гений американский индустрии, почти ничего ни о чем не знавший.



I. Вообрази себе картину

1

     Размышляя  над бюстом Гомера, Аристотель, пока Рембрандт погружал его в
тени и облачал в белый саккос Возрождения  и  черную  средневековую  мантию,
часто  размышлял  о Сократе. "Критон, я задолжал петуха Асклепию, -- говорит
Сократ у Платона, выпив чашу с ядом и  ощущая,  как  онемение  всползает  от
чресел вверх и приближается к сердцу. -- Так отдайте же, не забудьте".
     Разумеется,  Сократ  задолжал  петуха  не тому Асклепию, который -- бог
врачевания.
     Торговец же кожей Асклепий, о котором мы  здесь  расскажем,  сын  врача
Евриминида,  недоумевал  не менее прочих, услышав о таком завещании от раба,
следующим утром явившегося к нему на порог с живым кочетом в  руках.  Власти
также  проявили живой интерес и взяли Асклепия под стражу, чтобы как следует
расспросить. Поскольку он уверял, что сам ничего не  понимает,  и  не  желал
объяснить, какой тут кроется тайный код, его приговорили к смерти.

2

     Рембрандт,  изображая  Аристотеля, размышляющего над бюстом Гомера, сам
размышлял о бюсте Гомера,  стоявшем  слева  от  него  на  красной  скатерке,
накрывшей  квадратный стол, и гадал, много ли денег сможет принести ему этот
бюст на публичной распродаже его имущества, которая, размышлял он, рано  или
поздно станет более или менее неизбежной.
     Аристотель  мог  бы  сказать  ему,  что денег он принесет немного. Бюст
Гомера был имитацией.
     То было неподдельное эллинское подражание эллинской же копии со статуи,
которую не с кого было лепить, потому  что  оригинала  никогда  не  было  на
свете.
     Существуют документальные свидетельства того, что Шекспир действительно
жил, однако  нет  достаточных  доказательств  того,  что  он  и  вправду мог
написать свои пьесы. У нас имеются  "Илиада"  и  "Одиссея",  но  не  имеется
доказательств реального существования сочинителя этого эпоса.
     В  одном  ученые  сходятся: нечего даже и говорить о том, что обе поэмы
мог целиком и полностью написать один  человек,  если,  разумеется,  человек
этот не обладал гениальностью Гомера.
     Аристотель  помнил,  что  такие  же бюсты Гомера попадались в Фессалии,
Фракии, Македонии, Аттике и Эвбее на каждом  шагу.  Лица,  если  не  считать
пустых  глазниц  и разинутого в пении рта, всегда были разные. Всех называли
Гомерами. С какой радости слепцу приспеет охота петь, Аристотель сказать  не
мог.
     Относительно  денег,  которые  удастся выручить за картину, сомнений не
было никаких. Условия оговорили заранее в касающейся этой  работы  переписке
между   сицилийским  вельможей  и  проживавшими  в  Амстердаме  голландскими
агентами, одного из которых, по-видимому, и следует поблагодарить за то, что
он предложил Рембрандта в  качестве  исполнителя  и  свел  две  эти  фигуры,
занимавшие  видное  место  в  мире искусства семнадцатого столетия, но лично
никогда не встречавшиеся, хотя  отношения  их,  отношения  художника  и  его
покровителя,  продлились  долее  одиннадцати  лет, включив в себя по меньшей
мере один обмен язвительными посланиями, в которых заказчик  жаловался,  что
его надули, а художник уверял в ответ, что ничего подобного.
     Сицилийским  вельможей был дон Антонио Руффо; вполне вероятно, что этот
рьяный и разборчивый собиратель произведений искусства до того, как заказать
голландскому живописцу портрет философа, понадобившийся ему  для  коллекции,
которую  он  создавал  в  своем  мессинском замке, никаких работ Рембрандта,
кроме оттисков его офортов, и в глаза не видел. Много лет прошло, прежде чем
Руффо уяснил, что изображенный на картине человек -- это  Аристотель.  Того,
что  человек,  на  голове  которого  покоится ладонь Аристотеля, есть не кто
иной, как Гомер, он так никогда и не узнал. Ныне мы соглашаемся с  тем,  что
лицо  на  медальоне,  прицепленном к золотой цепи, коей нуждающийся художник
украсил  философа,  скорее  всего  принадлежит  Александру,  хотя,  если  не
особенно привередничать, в нем можно найти и сходство с Афиной, лица которой
никто из встречавшихся с нею зарисовать, разумеется, не пытался.
     Никто  из  писавших  или  ваявших  Афину,  включая  и скульптора Фидия,
создавшего гигантскую фигуру богини, которая приводила  в  оторопь  всякого,
кто дивился Акрополю, понятия не имел, как она выглядит.
     Цена картины равнялась пятистам гульденам.
     В  1653  году пятьсот гульденов составляли в Нидерландах немалые деньги
-- даже в Амстердаме, где стоимость жизни была выше, нежели в каком бы то ни
было ином месте провинции Голландия или других шести провинций,  вошедших  в
состав  недавно  признанных и довольно бестолково организованных Соединенных
провинций Нидерланды, они же Голландская республика.
     Пятьсот  гульденов,  гневно  жаловался  дон  Антонио  Руффо  в  письме,
написанном  девять  лет  спустя,  в  восемь раз превышают сумму, которую ему
пришлось бы заплатить итальянскому художнику за картину тех же размеров. Дон
Руффо не знал, что они,  возможно,  в  десять  раз  превышают  сумму,
которую Рембрандт мог бы в то время запросить в Амстердаме, где он уже вышел
из  моды  и  стоял  лицом  к  лицу  с финансовой катастрофой, сокрушительные
последствия которой оставили его нищим до скончания дней.
     Амстердам, население которого составляло примерно треть населения  Афин
в  век Перикла, являлся главной коммерческой силой европейского континента и
нервным центром империи, более обширной, нежели та, о  какой  могли  мечтать
самые  амбициозные  из  греческих  купцов  и милитаристов, если, конечно, не
считать Александра.
     Огромная  сеть  голландских  факторий   и   территориальных   владений,
раскинувшаяся  на  восток и на запад, объяв земной шар более чем наполовину,
включала в себя и бескрайние плодородные земли на восточном побережье Нового
Света, протянувшиеся от Чесапикского  залива  на  юге  до  Ньюфаундленда  на
севере.  Это  гигантское  пространство именовалось Новыми Нидерландами, а на
самом его краю располагались те несколько бесценных акров, которые  пролегли
вдоль  западной  стороны Пятой авеню -- это близ Восемьдесят второй стрит на
острове  Манхэттен  --  и  с  которыми  Аристотелю  предстояло   соединиться
неразлучно.
     Ибо  на  этом-то  клочке  земли  со временем и вырос нью-йоркский музей
Метрополитен, прискорбного облика здание,  в  каковом  наконец  обосновалась
картина "Аристотель, размышляющий над бюстом Гомера", пространствовав триста
семь  лет, -- одиссея, протяженность которой во времени и пространстве много
превосходит гомеровскую, не говоря уже об обилии  глав,  полных  опасностей,
приключений,  тайн,  борьбы  за  сокровища  и комических эпизодов ошибочного
узнавания.
     Подробности совершенно зачаровали бы нас, если б мы знали, в  чем  они,
собственно, состоят. Ибо лет примерно шестьдесят пять о местонахождении этой
картины вообще ничего известно не было.
     Она  исчезла  из  Сицилии  после  того,  как прекратился род Руффо. Она
объявилась в Лондоне в 1815 году -- в качестве принадлежащего сэру  Абрахаму
Юму  из Эшридж-парк в Беркампстеде, Хартфордшир, портрета голландского поэта
и историка Питера Корнелиса Хофта.
     Когда в 1907-м  знаменитый  торговец  произведениями  искусства  Джозеф
Дювин  купил картину у наследников французского коллекционера Родольфа Канна
и продал ее миссис Арабелле Хантингтон, вдове американского железнодорожного
магната Коллиса П. Хантингтона, никто из участников этой сделки не знал, что
они покупают и  продают  портрет  Аристотеля  работы  Рембрандта,  не  зная,
впрочем, и того, что Рембрандт написал такой портрет.
     В  1961  году это полотно обошлось музею Метрополитен в рекордную сумму
-- 2 300 000 долларов.
     В 1653 году в  Амстердаме  оборотистый  ремесленник  или  лавочник  мог
вместе с семейством очень неплохо прожить целый год на пять сотен гульденов.
На эти деньги можно было купить в городе дом.
     Вдовому  Рембрандту  ван  Рейну,  купившему  дом  за  тринадцать  тысяч
гульденов и очень неплохо прожившему те  десять-одиннадцать  лет,  за
которые  его  репутация  приходила  в  упадок,  а  ставшие привычными доходы
уменьшались, пятисот гульденов хватило бы навряд ли.
     По прошествии четырнадцати лет на нем все еще висел превышавший  девять
тысяч  гульденов  долг  за  дом,  который  он  некогда  обязался  оплатить в
шестилетний срок. Страна воевала с Англией,  своим  недолгим  протестантским
союзником  в  пору  долгой  революции,  направленной против Испании. К этому
времени уже  стало  ясно,  что  победить  Голландии  не  удастся.  В  городе
объявилась  чума.  Финансовые  затруднения приобрели эпидемический характер.
Экономика приходила в упадок, капиталы скудели, а кредиторы становились  все
настойчивее.
     Дом  Рембрандта  был роскошным городским поместьем голландского покроя,
стоявшим в жилом квартале для избранных, на одной из самых широких и  модных
улиц   в   восточной  части  Амстердама,  на  Ст.-Антониесбреестраат.  Слово
"breestraat", которым обычно обозначали этот великолепный  проспект,  так  и
переводится: "широкая улица".
     Дом  стоял  вплотную  к  другому,  угловому,  среди  таких же сдержанно
элегантных  жилищ  богатейших  бюргеров  и  чиновных  лиц  города,  из  коих
некоторые  были  первыми патронами и поручителями живописца. Когда Рембрандт
покупал этот дом, начальные выплаты делались из наследства его жены, Саскии,
затем к ним добавились собственные значительные заработки Рембрандта -- в ту
пору Амстердам превозносил его до небес и как живописец он резко шел в гору.
     За 1632 и 1633 годы молодой Рембрандт написал, как  уверяют,  пятьдесят
полотен  -- со времени, когда в 1631 году он, двадцатипятилетний, перебрался
из Лейдена в Амстердам, заказы лились на него рекой. Пятьдесят картин за два
года -- это одна, в среднем, картина за две недели.
     Даже если эти цифры лгут, они лгут весьма впечатляюще, и уж  совсем  не
приходится  сомневаться  в  том,  что  Рембрандт  и Саския, осиротевшая дочь
прежнего бургомистра Леувардена, что  во  Фрисландии,  и  кузина  почтенного
торговца произведениями искусства, занимали видное место в городском среднем
классе. В Голландии семнадцатого века средний класс и был высшим.
     Теперь же Рембрандт оброс долгами, которых не мог заплатить.
     Рембрандт,  работая  над  Аристотелем,  размышляющим над бюстом Гомера,
нередко размышлял о том, что ему придется либо продать дом,  либо  занять  у
друзей  денег,  чтобы  за  него  расплатиться,  и уже сознавал, что занимать
придется.
     Добавляя все больше и больше черного к мантии Аристотеля и  еще  больше
черноты к фону, состоявшему из неисчислимых темных теней, -- Рембрандт любил
смотреть, как его полотна погружаются во мрак, -- он размышлял и о том, что,
назанимав  у друзей денег и расплатившись за дом, нужно будет переписать его
на малыша сына, на Титуса, чтобы все те же друзья, когда они уяснят наконец,
что возвращать занятое он не намерен, не попытались дом захапать.
     Он больше не мог брать деньги из наследства Титуса, слишком  маленького
и потому не способного даже понять, что отец берет у него какие-то деньги.
     Рембрандту   было  сорок  семь  лет,  он  скорым  шагом  приближался  к
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама