Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 191.13 Kb

Парень из преисподней

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 17
тучи ослепительной, пронзительной зелени над ними, желтые ровные  дорожки,
а вдоль них -  темно-зеленый  кустарник,  непроницаемо  густой,  пестрящий
яркими, неправдоподобно лиловыми цветами, и вдруг из пятнистой  от  солнца
тени на песчаную площадку выступил поразительный,  совершенно  невозможный
зверь, состоящий как  бы  только  из  ног  и  шеи,  остановился,  повернул
маленькую голову и взглянул на Гага огромными бархатистыми глазами.
     -  Колоссально...  -  прошептал  Гаг.  Голос  у  него   сорвался.   -
Великолепно сделано!
     - Зеброжираф, - непонятно и в то же время вроде бы и понятно  пояснил
Корней.
     - Для человека опасен? - деловито осведомился Гаг.
     - Я же тебе сказал: здесь нет ничего ни опасного, ни угрожающего...
     - Я понимаю: здесь - нет. А там?
     Корней покусал губу.
     - Здесь - это и есть там, - сказал он.
     Но Гаг уже не слышал его. Он  потрясенно  смотрел,  как  по  песчаной
дорожке мимо зеброжирафа, совсем рядом с ним, идет человек. Он увидел, как
зеброжираф склонил бесконечную шею, будто пестрый  шлагбаум  опустился,  а
человек, не останавливаясь, потрепал животное по  холке  и  пошел  дальше,
мимо сооружения из скрученного шипастого металла,  мимо  радужных  перьев,
повисших прямо в воздухе, поднялся  по  нескольким  плоским  ступенькам  и
сквозь прозрачную стену вошел в зал.
     - Между прочим, это тоже инопланетянин, - сказал Корней вполголоса. -
Его здесь вылечили, и скоро он вернется на свою планету.
     Гаг сглотнул всухую, провожая выздоровевшего инопланетянина  глазами.
У того были странные уши. То есть, строго говоря, ушей почти  не  было,  а
голый  череп  неприятно  поражал  обилием  каких-то  бугров  и   узловатых
гребенчатых выступов. Гаг снова глотнул и посмотрел на зеброжирафа.
     - Разве... - начал он и замолчал.
     - Да?
     - Прошу прощения, Корней... Я думал... это все... Ну, вот это все, за
стеной...
     - Нет, это не кино, - с оттенком нетерпения в голосе сказал Корней. -
И не вольера. Это все на самом деле, и так здесь везде.  Хочешь  погладить
его? - спросил он вдруг.
     Гаг весь напрягся.
     - Слушаюсь, - сказал он осипшим голосом.
     - Да нет, если не хочешь - не надо. Просто ты должен понять...
     Корней вдруг оборвал себя. Гаг поднял на него глаза.  Корней  смотрел
поверх его головы в глубь зала, где снова уже раздавались голоса и смех, и
лицо его неожиданно и странно изменилось. Новое выражение появилось на нем
- смесь тоски, боли и ожидания. Гагу уже приходилось видеть такие лица, но
он не успел вспомнить, где и когда. Он обернулся.
     На той стороне зала, у самой стены стояла женщина. Гаг даже не  успел
ее толком рассмотреть -  через  мгновение  она  исчезла.  Но  она  была  в
красном, у нее были угольно-черные волосы и яркие, кажется синие, глаза на
белом лице. Неподвижный язык красного пламени на кремовом  фоне  стены.  И
сразу - ничего. А Корней сказал спокойно:
     - Ну что ж, пошли...
     Лицо у него было прежнее, как будто  ничего  не  произошло.  Они  шли
вдоль прозрачной стены, и Корней говорил:
     - Сейчас мы очутимся совсем в другом месте. Очутимся,  понимаешь?  Не
перелетим,  не переедем  в другое место,  а просто  очутимся там,  имей  в
виду...
     Позади  громко  захохотали  в  несколько  голосов.   Гаг,   вспыхнув,
оглянулся. Нет, смеялись не над ним. На них вообще никто не смотрел.
     - Заходи, - сказал Корней.
     Это была круглая будка вроде телефонной, только стенки у нее были  не
прозрачные, а матовые. В будку вела дверь, и оттуда тянуло запахом,  какой
бывает после сильной грозы. Гаг несмело шагнул  внутрь,  Корней  втиснулся
следом, и дверной проем исчез.
     - Я потом объясню тебе,  как  это  делается,  -  говорил  Корней.  Он
неторопливо нажимал клавиши на небольшом пульте, встроенном в стену. Такие
пульты Гаг видел на арифметических машинах в бухгалтерии школы.  -  Вот  я
набираю шифр, - продолжал Корней. - Набрал... Видишь зеленый  огонек?  Это
означает, что шифр имеет смысл, а финиш свободен.  Теперь  отправляемся...
Вот эта красная кнопка...
     Корней нажал на красную кнопку. Чтобы не упасть, Гаг вцепился  в  его
свитер. Пол словно исчез на  мгновение,  а  потом  появился  снова,  и  за
матовыми стенками вдруг стало светлее.
     - Все, - сказал Корней. - Выходи.
     Зала не было. Был широкий, ярко освещенный коридор. Пожилая женщина в
блестящей, как ртуть,  накидке  посторонилась,  давая  им  дорогу,  сурово
смерила взглядом Гага, глянула на Корнея - лицо  ее  вдруг  дрогнуло,  она
торопливо нырнула в будку, и дверь за нею исчезла.
     - Прямо, - сказал Корней.
     Гаг пошел прямо. Только сделав несколько шагов, он  тихонько  перевел
дух.
     - Один миг - и мы в двадцати километрах, - сказал Корней  у  него  за
спиной.
     - Потрясающе... - отозвался Гаг. - Я не  знал,  что  мы  умеем  такие
вещи...
     - Ну, положим, вы  еще  не  умеете...  -  возразил  Корней.  -  Сюда,
направо.
     - Нет, я имел в виду - в принципе... Я понимаю, все  засекречено,  но
для армии...
     - Проходи, проходи. - Корней мягко подтолкнул его в спину.
     - Для армии такая штука незаменима... Для армии, для разведки...
     - Так, - произнес Корней. - Сейчас мы находимся в гостинице. Это  мой
номер. Я тут жил, пока тебя лечили.
     Гаг осмотрелся. Комната  была  велика  и  совершенно  пуста.  Никаких
следов мебели. Вместо передней  стены  -  голубое  небо,  остальные  стены
разноцветные, пол белый,  потолок,  как  и  в  госпитале,  в  разноцветную
клетку.
     - Давай побеседуем, - сказал Корней и сел.
     Он должен был упасть своим сухопарым задом на этот белый пол. Но  пол
вспучился навстречу его падающему телу, как бы обтек его и  превратился  в
кресло. Этого кресла только что не было.  Оно  просто  мгновенно  выросло.
Прямо из пола. Прямо на глазах. Корней  закинул  ногу  на  ногу,  привычно
обхватил мосластыми пальцами колено.
     - Мы тут много спорили, Гаг, - проговорил он, - как с тобой быть. Что
тебе рассказывать, что от тебя скрыть. Как сделать, чтобы ты,  упаси  бог,
не свихнулся...
     Гаг облизал пересохшие губы.
     - Я...
     - Предлагалось, например, оставить тебя на эти  три-четыре  месяца  в
бессознательном  состоянии.  Предлагалось  загипнотизировать  тебя.  Много
разной чепухи предлагалось. Я был против. И вот почему. Во-первых, я  верю
в тебя. Ты - сильный, тренированный мальчик, я видел тебя в  бою  и  знаю,
что ты можешь выдержать многое. Во-вторых, для всех будет лучше,  если  ты
увидишь наш мир... Пусть даже только кусочек нашего мира. Ну, а в-третьих,
я тебе честно скажу: ты мне можешь понадобиться.
     Гаг молчал. Ноги у него одеревенели,  заложенные  за  спину  руки  он
стиснул изо всей силы, до боли. Корней  вдруг  подался  вперед  и  сказал,
словно заклиная:
     - Ничего страшного с тобой не произошло. Ничего страшного с тобой  не
случится. Ты в полной безопасности. Ты просто совершаешь путешествие, Гаг.
Ты в гостях, понимаешь?
     - Нет, - сказал Гаг хрипло.
     Он повернулся и пошел прямо  в  голубое  небо.  Остановился.  Глянул.
Стиснутые кулаки его побелели. Он  сделал  шаг  назад,  другой,  третий  и
пятился до тех пор, пока не уперся лопатками.
     - Значит... я уже там? - сказал он хрипло.
     - Значит, ты уже здесь, - сказал Корней.
     - Какое же у меня задание?.. - сказал Гаг.



                                    3

     Одним словом, ребята, влип я, как ни один еще Бойцовый Кот, наверное,
до меня не влипал. Вот сижу я сейчас на роскошной лужайке по шею в  мягкой
травке-муравке. Вокруг меня - благодать, чистый курорт на  озере  Заггута,
только самого  озера  нет.  Деревья  -  никогда  таких  не  видел:  листья
зеленые-зеленые, мягкие, шелковистые, а на ветвях висят здоровенные  плоды
- груши называются - объеденье, и ешь сколько влезет. Слева от меня  роща,
а прямо передо мной  дом.  Корней  говорит,  что  сам  его  своими  руками
построил. Может быть, не знаю. Знаю только, что  когда  меня  назначали  в
караул у охотничьего домика  его  высочества,  так  там  тоже  был  дом  -
роскошный дом, и строили его большие головы, но куда ему до  этого.  Перед
домом бассейн, вода чистая, как увидишь - пить хочется, купаться  страшно.
А вокруг - степь. Там я еще не был.  И  пока  неохота.  Не  до  степи  мне
сейчас. Мне бы сейчас понять, на каком языке я думаю, змеиное молоко! Ведь
сроду  я  никаких  языков,  кроме  родного  алайского,  не  знал.  Военный
разговорник - это,  натурально,  не  в  счет:  всякие  там  "руки  вверх",
"ложись", "кто командир" и прочее. А теперь  вот  никак  не  могу  понять,
какой же язык мне родной - этот самый ихний русский или  алайский.  Корней
говорит, что этот русский в количестве двадцати пяти тысяч слов  и  разных
там идиом в меня запихнули за одну ночь, пока я спал  после  операции.  Не
знаю. Идиома... Как это по алайски-то будет? Не знаю.
     Нет, я ведь сначала что подумал? Спецлаборатория. Такие у нас есть, я
знаю. Корней - офицер нашей разведки. И готовят  они  меня  для  какого-то
особой   важности   задания.   Может   быть,   интересы   его   высочества
распространились на другой материк. А может быть, черт подери, и на другую
планету. Почему бы и нет? Что я знаю?
     Я даже, дурак, сначала думал, что вокруг все  -  декорация.  А  потом
день здесь живу, другой  -  нет,  ребята,  не  получается.  Город  этот  -
декорация?  Синие  эти  громады,  что  на  горизонте  время   от   времени
появляются, - декорация? А  жратва?  Показать  ребятам  эту  жратву  -  не
поверят, не бывает такой жратвы. Берешь тюбик, вроде бы с  зубной  пастой,
выдавливаешь на тарелку, и на тебе - запузырилось, зашипело,  и  тут  надо
схватить другой тюбик, его давить, и ахнуть ты не успел,  как  на  тарелке
перед тобой - здоровенный ломоть поджаренного мяса, весь  золотистый,  дух
от него... э, что там говорить. Это, ребята, не декорация. Это мясо.  Или,
скажем, ночное небо: все созвездия перекошены.  И  луна.  Тоже  декорация?
Честно говоря, она-то на декорацию как раз очень  похожа.  Особенно  когда
высоко. Но на восходе - смотреть же страшно! Огромная, разбухшая, красная,
лезет из-за деревьев... Который я уже здесь день, пятый, что ли, а до  сих
пор меня от этого зрелища просто в дрожь бросает.
     Вот и получается, что дело дрянь. Могучие они здесь, могучие, простым
глазом видно. И против них, против всей их мощи я здесь один. И ведь никто
же у нас про них ничего не знает, вот что самое  страшное.  Ходят  они  по
нашей Гиганде, как у себя дома, знают про нас все, а мы про них -  ничего.
С чем они к нам пришли, что им у нас надо? Страшно... Как представишь себе
всю ихнюю чертовщину - все эти мгновенные скачки на сотни  километров  без
самолетов, без машин, без железных дорог... эти их  здания  выше  облаков,
невозможные, невероятные, как дурной сон... комнаты-самобранки, еда  прямо
из воздуха, врачи-чудодеи... А сегодня утром - приснилось мне, что  ли?  -
Корней прямо из бассейна без ничего в одних  плавках  взмыл  в  небо,  как
птица, развернулся над садом и пропал за деревьями...
     Я  как  это  вспомнил,  продрало  меня  до  самых  печенок.  Вскочил,
пробежался по лужайке, грушу сожрал, чтобы успокоиться.  А  ведь  я  здесь
всего-то-навсего пятый день! Что я за пять дней  мог  здесь  увидеть?  Вот
хоть эта лужайка.  У  меня  окно  прямо  на  нее  выходит.  И  вот  давеча
просыпаюсь ночью от какого-то хриплого мяуканья. Кошки дерутся, что ли? Но
уже знаю, что не кошки. Подкрался к окну, выглянул. Стоит.  Прямо  посреди
лужайки. Что - не понимаю. Вроде  треугольное,  огромное,  белое.  Пока  я
глаза протирал, смотрю - тает в воздухе. Как  приведение,  честное  слово.
Они у них так и называются: "призраки". Я наутро у Корнея  спросил,  а  он
говорит: это, говорит, наши  звездолеты  класса  "призрак"  для  перелетов
средней дальности, двадцать световых лет и ближе. Представляете?  Двадцать
световых лет - это у них средняя дальность! А до  Гиганды,  между  прочим,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама