Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 191.13 Kb

Парень из преисподней

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17
людей есть все, чего они  только  могут  пожелать,  а  потому  желания  их
извращены,  цели  потусторонни,  и  средства  уже  ничем   не   напоминают
человеческие. И еще хорошо, потому что здесь удается хоть ненадолго забыть
о гложущей непосильной ответственности, обо  всех  этих  задачах,  которые
ноют, как язва, в воспаленной душе - неотложные, необходимые и  совершенно
неразрешимые. А здесь - все так просто и легко...
     - Ого! - произнес Корней. - Вот это да!
     Гаг подскочил на месте  и  обернулся.  Корней  стоял  по  ту  сторону
траншеи, с веселым изумлением оглядывая позицию.
     - Да ты фортификатор, - сказал он. - Что это у тебя такое?
     Гаг помолчал, но деваться было некуда.
     - Позиция, - неохотно буркнул он. - Для тяжелой мортиры.
     Корней был поражен.
     - Для чего, для чего?
     - Для тяжелой мортиры.
     - Гм... А где ты возьмешь мортиру?
     Гаг молчал, глядя на него исподлобья.
     - Ну ладно, это меня, в конце концов, не касается, -  сказал  Корней,
подождав. - Извини, если помешал... Я тут  получил  кое-какие  известия  и
поспешил, чтобы поделиться с тобой. Дело в том, что ваша война кончилась.
     - Какая война? - тупо спросил Гаг.
     - Ваша. Война герцогства Алайского с империей.
     - Уже? - тихо проговорил Гаг. - Вы же говорили - четыре месяца.
     Корней развел руки.
     - Ну, извини, - сказал он. - Ошибся. Все мы ошиблись. Но это,  знаешь
ли,  добрая  ошибка.  Согласись,  что  мы  ошиблись  в  нужную  сторону...
Управились за месяц.
     Гаг облизнул губы, поднял голову, снова опустил.
     - Кто... - он замолчал.
     Корней ждал, спокойно глядя на него. Тогда Гаг снова поднял голову и,
глядя прямо ему в глаза, сказал:
     - Я хочу знать, кто победил.
     Корней очень долго молчал, по лицу его ничего нельзя было  разобрать.
Гаг сел - не держали ноги. Рядом из траншеи  торчала  голова  Драмбы.  Гаг
бессмысленно уставился на нее.
     - Я ведь уже объяснял тебе, -  сказал  наконец  Корней.  -  Никто  не
победил. Вернее, все победили.
     Гаг процедил сквозь зубы:
     - Объясняли... Мало ли что вы мне объясняли. Я этого  не  понимаю.  У
кого осталось устье Тары? Это  может  быть  вам  все  равно,  у  кого  оно
осталось, а нам не все равно!
     Корней медленно покачал головой.
     - Вам тоже все равно, - устало сказал он. - Армий там  больше  нет  -
только гражданское население...
     - Ага! - сказал Гаг. - Значит, крысоедов оттуда выбили?
     - Да нет же... -  Корней  страдальчески  сморщился.  -  Армий  вообще
больше не существует, понимаешь? Из устья Тары никто  никого  не  выбивал.
Просто и алайцы, и имперцы побросали оружие и разошлись по домам.
     - Это невозможно, - сказал Гаг спокойно. - Я не понимаю, зачем вы мне
это рассказываете, Корней. Я вам не верю. Я вообще не понимаю, чего вам от
меня надо. Зачем вы меня здесь держите? Если я вам не нужен - отпустите. А
если нужен - говорите прямо...
     Корней закряхтел и с силой ударил себя по бедру.
     - Значит, так, - сказал он. - Ничего нового  по  этой  части  я  тебе
сообщить не  могу.  Вижу,  что  тебе  здесь  не  нравится.  Знаю,  что  ты
стремишься домой. Но тебе придется еще потерпеть. Сейчас у тебя на  родине
слишком тяжело. Разруха. Голод. Эпидемии.  А  сейчас  еще  и  политическая
неразбериха... Герцог, как и следовало ожидать, плюнул на все и бежал, как
последний трус. Бросил на произвол судьбы не только страну...
     - Не говорите плохо о герцоге, - хрипло прорычал Гаг.
     - Герцога больше нет, - холодно  сказал  Корней.  -  Герцог  Алайский
низложен. Впрочем, можешь утешиться: императору тоже не повезло.
     Гаг криво ухмыльнулся и снова окаменел лицом.
     - Пустите меня домой, - сказал он. - Вы не имеете  права  меня  здесь
держать. Я не военнопленный и не раб.
     - Давай-ка так, - сказал Корней. - Давай не будем ссориться. Ты плохо
себе представляешь, что там у вас делается. А там такие, как ты, сколотили
банды, им все хочется поставить скелет на ноги, а этого, кроме них,  никто
уже не хочет. За ними охотятся, как за бешеными  псами,  и  они  обречены.
Если тебя сейчас отправить домой, ты, конечно же, примкнешь к такой банде,
и тогда тебе конец. И дело, между прочим, не только в тебе, дело еще  и  в
тех людях, которых ты успеешь убить и замучить. Ты опасен. И для  себя,  и
для других. Вот так, если откровенно.
     Оказывается, Корней мог быть и  таким.  Перед  Гагом  стоял  боец,  и
хватка у этого бойца была железная, и бил он в самую точку. Ну, что ж,  за
откровенность спасибо. Значит, теперь так и будем: ты  мне  сказал,  но  я
тебе тоже сейчас скажу. Хватит  строить  из  себя  мальчика  в  штанишках.
Надоело.
     - Значит, боитесь, что я там буду опасен, - сказал Гаг. Он уже больше
не мог и не хотел сдерживаться. - Что ж, воля ваша. Только  смотрите,  как
бы я ЗДЕСЬ не стал опасен!
     Они  стояли  по  сторонам  траншеи,  лицом  к  лицу,  и  сначала  Гаг
торжествовал, что ему удалось  вызвать  это  холодное  свечение  в  обычно
добрых до отвращения глазах великого лукавца, а потом вдруг с изумлением и
негодованием обнаружил, что свечение это исчезло, и снова у него,  сатаны,
улыбочка, и глаза снова прищурились по-отечески, змеиное молоко!  И  вдруг
Корней фыркнул, захохотал и закричал, разведя руки:
     - Кот! Ну кот и кот! Дикий... Ду-умай! - сказал он  Гагу  и  постучал
себя по темени. - Думай! Мозгами шевелить надо! Неужели ты зря здесь пятую
неделю торчишь?
     Тогда Гаг резко повернулся и пошел в степь.
     - Думай! - в последний раз донеслось до него.
     Он шел не глядя под ноги, проваливаясь в сурчиные  норы,  спотыкаясь,
царапая лодыжки колючками. Он ничего не видел и не  слышал  вокруг,  перед
глазами его стояло иссеченное морщинами землистое лицо с безмерно усталыми
покрасневшими глазами, и в ушах звучал хрипловатый  голос:  "Сопляки!  Мои
верные, непобедимые сопляки!" И этот человек,  последний  родной  человек,
оставшийся в живых, сейчас  где-то  спасался,  прятался,  томился,  а  его
гнали, охотились за ним, как за бешеным волком,  вонючие  орды  обманутых,
купленных, осатаневших от страха дикобразов. Чернь, сброд, отбросы  -  без
чести, без славы, без совести... Вранье,  вранье,  не  может  этого  быть!
Лесные егеря,  гвардия,  десантники.  Голубые  Драконы...  что,  они  тоже
продались? Тоже бросили? Да ведь у них же ничего не было, кроме него!  Они
ведь жили только для него! Они умирали за него! Нет,  нет,  ложь,  чушь...
Они  взяли  его  в  стальное  кольцо,   ощетинились   штыками,   стволами,
огнеметами... это  же  лучшие  бойцы  в  мире,  они  разгонят  и  раздавят
взбесившуюся солдатню... О, как они будут их  гнать,  жечь,  втаптывать  в
грязь... А я - я сижу здесь. Кот.  Поганый  щенок,  а  не  Кот!  Подобрали
бедненького, залечили лапку, ленточкой украсили,  а  он  знай  себе  машет
хвостиком, молочко тепленькое лакает и все приговаривает  "так  точно"  да
"слушаюсь"...
     Он споткнулся и упал всем телом в  колючую  сухую  траву,  и  остался
лежать, закрыв голову от нестерпимого стыда. Но ведь один же! Один  против
всей этой махины! И ребята, друзья мои  в  этом  лукавом  аду,  замолчали,
который день не откликаются, ни строчки, ни буквы - может, их  и  в  живых
уже нет... а может, сдались? Неужели же я ничего не могу?
     Он трясся, как в лихорадке, под палящим солнцем, в  мозгу  возникали,
кружились, проносились совершенно невозможные, немыслимые способы  борьбы,
побега, освобождения... Весь ужас был  в  том,  что  Корней,  конечно  же,
сказал правду. Недаром работала его машина, недаром съехались,  сползлись,
слетелись сюда все эти чудища с  неведомых  миров  -  сделали  свое  дело,
разорили  страну,  загубили  все  лучшее,  что  в  ней  было,  разоружили,
обезглавили...
     Он не услышал, как подошел Драмба, но потной  спине  под  раскаленной
рубашкой стало прохладно, когда тень робота упала на  него,  и  ему  стало
легче. Все-таки он был не совсем один. Он еще долго лежал ничком, а солнце
двигалось по небу, и Драмба бесшумно двигался возле, оберегая его от зноя.
Потом он сел. Голые ноги были исполосованы колючками. На колено  вспрыгнул
кузнечик, бессмысленно уставился зелеными капельками глаз.  Гаг  брезгливо
смахнул его и замер, разглядывая руку. Костяшки пальцев были ободраны.
     - Когда это я? - произнес он вслух.
     - Не могу знать, господин капрал, - сейчас же откликнулся Драмба.
     Гаг осмотрел  другую  руку.  Тоже  в  крови.  Землю-матушку,  значит,
молотил. Родительницу всех этих... ловкачей. Хорош  Кот.  Только  истерики
мне и не хватало. Он  оглянулся  в  сторону  дома.  Зеленое  облачко  едва
виднелось на горизонте.
     - Много лишнего я сегодня наболтал, вот что... - сказал он  медленно.
- Дикобраз ты, а не Кот. Выдрать тебя некому. Угрожать вздумал,  сопляк...
То-то Корней закатился...
     Он посмотрел на робота.
     - Рядовой Драмба! Что делал Корней, когда я ушел?
     - Приказал мне следовать за вами, господин капрал.
     Гаг усмехнулся с горечью.
     - А ты, конечно,  подчинился...  -  Он  поднялся,  подошел  к  роботу
вплотную. - Сколько тебя учить, дубина, - прошипел он яростно. -  Кому  ты
подчиняешься? Кто твой непосредственный начальник?
     - Капрал Гаг, Бойцовый Кот его высочества, - отчеканил Драмба.
     - Так как же ты, дикобраз безмозглый, можешь починяться кому-то еще?
     Драмба помедлил, потом сказал:
     - Виноват, господин капрал.
     - Э-эх... - произнес Гаг безнадежно. - Ладно,  бери  меня  на  плечи.
Домой.
     Дом  встретил  его  непривычной  тишиной.  Дом  был   пуст.   Улетели
стервятники. На падаль. Гаг прежде всего искупался в бассейне, смыл  кровь
и пыль, тщательно причесался перед  зеркалом  и,  переодевшись  в  свежее,
решительно зашагал в столовую. К обеду он опоздал, Корней уже допивал свой
сок. Он с нарочитым безразличием глянул на Гага и снова опустил  взгляд  в
папку, лежащую перед ним. Гаг  подошел  к  столу,  кашлянул  и  проговорил
стиснутым голосом:
     - Я вел себя неправильно, Корней. (Корней кивнул, не поднимая  глаз.)
Я прошу у вас прощения.
     Говорить  было  невыносимо  трудно,  язык  едва  ворочался.  Пришлось
остановиться на секунду и крепко стиснуть челюсти, чтобы привести  себя  в
порядок.
     - Конечно же, я... я буду все делать так, как вы приказываете. Я  был
неправ.
     Корней вздохнул и отодвинул от себя папку.
     - Я принимаю твои извинения... - Он побарабанил пальцами по столу.  -
Да. Принимаю. Правда, к сожалению, я виноват больше тебя.  Да  ты  садись,
ешь...
     Гаг сел, не сводя с него настороженного взгляда.
     - Видишь ли, ты еще молод, тебе многое можно простить. Но я! - Корней
потряс в воздухе растопыренными пальцами. - Старый дурень! Все-таки в моем
возрасте и с моим опытом пора бы уже знать, что есть люди,  которые  могут
выдержать удар судьбы, а есть люди, которые ломаются. Первым  рассказывают
правду, вторым рассказывают сказки. Так что  ты  тоже  прости  меня,  Гаг.
Давай-ка постараемся забыть эту историю. -  И  он  снова  взялся  за  свои
бумаги.
     Гаг ел какое-то месиво из мяса и овощей, не  чувствуя  ни  вкуса,  ни
запаха, словно вату жевал. Уши его пылали. Чушь какая-то опять получалась.
Больше всего хотелось заорать и ударить кулаком по столу.  Хватит  строить
из меня щенка! Хватит! Меня ударами судьбы не сломишь, понятно? Мы  не  из
ржавого железа!.. Надо же, как  повернул,  опять  я  кругом  дурак...  Гаг
плеснул себе в стакан из оплетенной бутыли с кокосовым молоком.  Вообще-то
говоря, я и на самом деле дурак. Он со мной как с мужчиной, а я как  баба.
Вот и получается - щенок и дурак. Не хочу об  этом  думать.  Не  надо  мне
твоей правды, не надо мне твоих сказок. То есть за правду  тебе,  конечно,
спасибо - я теперь хоть понял, что ждать  больше  нечего,  что  пора  дело
делать.
     Корней поднялся, взял папку под  мышку  и  ушел.  Лицо  у  него  было
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама