Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 200.54 Kb

Беспокойство

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 18
бы, если бы это оказались семена или маленькие тахорги...
     - А  почему  бы  и  нет?  - сказал Поль решительно.- Давайте!  По
крайней мере я буду знать,  в чем будут копаться наши биологи. Пошли в
рубку, надо сообщить Шестопалу, пусть дирижабль следует за нами...
     Они спустились в рубку,  Поль связался с дирижаблем,  а Алик стал
разворачивать   вездеход.   <Хорошо,   -  говорил  Шестопал.  -  Будет
исполнено.  А что там внизу?  Там какой-нибудь  гейзер?  Я  все  время
натыкаюсь на что-то мягкое и ничего не вижу, очень неприятно, и стекла
в кабине залепило какой-то слизью...>  Алик  делал  поворот  на  одной
гусенице  и  валил  кормой  деревья.  <Ай!  -  вдруг  сказала Рита.  -
Вертолет!> Алик затормозил,  и все посмотрели  на  вертолет.  Вертолет
медленно  падал,  цепляясь  за  распростертые  ветви,  скользя по ним,
переворачиваясь,  цепляясь изуродованными винтами,  увлекая  за  собой
тучи листьев.  Он упал в клоаку.  Все разом встали. Леониду Андреевичу
показалось,  что протоплазма прогнулась под вертолетом, словно смягчая
удар,  мягко  и  беззвучно пропустила его в себя и сомкнулась над ним.
<Да,  - сказал Сартаков  с  неудовольствием.  -  Глупость  какая,  вся
недельная   добыча...>   Клоака   стала  пастью,  сосущей,  пробующей,
наслаждающейся.  Она катала в себе вертолет, как человек катает языком
от щеки к щеке большой леденец. Вертолет крутило в пенящейся массе, он
исчезал,  появлялся вновь,  беспомощно взмахивая остатками винтов, и с
каждым  появлением  его  становилось все меньше,  органическая обшивка
истончалась,  делалась прозрачной,  как тонкая бумага,  и  уже  смутно
мелькали  сквозь  нее  каркасы  двигателей  и  рамы приборов,  а потом
обшивка расползлась,  вертолет исчез  в  последний  раз  и  больше  не
появился. Леонид Андреевич посмотрел на Риту. Она была бледна, руки ее
были стиснуты.  Сартаков откашлялся и сказал:  <Честно  говоря,  я  не
предполагал...  Должен  тебе  сказать,  директор,  я вел себя довольно
опрометчиво, но я никак не предполагал...>
     - Вперед, - сухо сказал Поль Алику.

     <Щенков> было сорок три.  Они медленно,  но  неутомимо  двигались
колонной  один  за  другим,  словно текли по земле,  переливаясь через
стволы сгнивших деревьев,  через рытвины,  по лужам  стоячей  воды,  в
высокой  траве,  сквозь  колючие кустарники.  И они оставались белыми,
чистыми,  ни одна соринка не приставала к  ним,  ни  одна  колючка  не
поранила их, и их не пачкала черная болотная грязь. Они лились с тупой
бездумной уверенностью, как будто по давно знакомой привычной дороге.
     Алик, с величайшей осторожностью выключив все  агрегаты  внешнего
воздействия, шел параллельно колонне, стараясь не слишком приближаться
к ней,  но и не терять ее из виду. Скорость была ничтожная, едва ли не
меньше  скорости пешехода,  и это длилось долго.  Через каждые полчаса
Поль выбрасывал сигнальную ракету, и скучный голос Шестопала сообщал в
репродукторе:  <Ракету вижу,  вас не вижу>.  Иногда он добавлял: <Меня
сносит ветром. А вас?> Это была его личная традиционная шутка.
     Время от времени Сартаков (с разрешения Поля) выбирался из рубки,
соскакивал на землю и шел  рядом  с  одним  из  <щенков>.  <Щенки>  не
обращали на него никакого внимания:  видимо,  они даже не подозревали,
что он существует.  Потом (опять-таки  с  разрешения  Поля)  рядом  со
<щенками>  прошлись  по очереди Рита Сергеевна и Леонид Андреевич.  От
<щенков>  резко  и  неприятно  пахло,  белая  оболочка   их   казалась
прозрачной,  и  под  нею  волнами  двигались какие-то тени.  Алик тоже
попросился к <щенкам>,  но Поль его не отпустил и сам не пошел,  может
быть,  желая  таким  образом  выразить  свое  неудовольствие просьбами
экипажа.
     Возвратившись из очередной прогулки,  Сартаков предложил изловить
одного <щенка>.  <Ничего нет легче, - сказал он. - Опростаем контейнер
с  водой,  накроем одного и оттащим в сторону.  Все равно когда-нибудь
придется ловить>.  <Не  разрешаю,  -  сказал  Поль.  -  Во-первых,  он
сдохнет.  А во-вторых,  я ничего не разрешу до тех пор, пока не станет
все ясно>. <Что именно - все?> - спросил агрессивно Сартаков. <Все>, -
сказал Поль.  <Что это такое,  почему,  зачем?  А заодно - в чем смысл
жизни>,  -  сказал  агрессивно   Сартаков.   <По-моему,   это   просто
разновидность живого существа>,  - сказал Алик, который очень не любил
ссор.  <Слишком сложно для живого существа, - сказала Рита. - Я имею в
виду,  что  слишком  сложно  для  таких больших размеров.  Трудно себе
представить,  что это может быть за живое существо>  <Это  вам  трудно
представить,  - сказал Алик добродушно.  - Или мне,  например.  А вот,
скажем,  ваш Тойво может все это представить без малейшего труда,  ему
это  проще,  чем  для  меня  - завести двигатель.  Раз - и представил.
Величиной с дом>. <Знаете, что это? - сказал успокоившийся Сартаков. -
Это   ловушка.   Чья  ловушка?  Чья-то  ловушка>.  <Занимается  ловлей
вертолетов>,  - сказал Поль.  <А что же,  - сказал Сартаков. - Сидоров
попался  три  года  назад,  Карл еще раньше попался,  а теперь вот мой
вертолет>.  <Разве Карл здесь сгинул?> - спросил Алик <Это неважно,  -
сказал Сартаков.  - Ловушек может быть много>.  <Поль,  - сказала Рита
Сергеевна,  - можно,  я поговорю с Тойво?> <Можно,  - сказал  Поль,  -
сейчас я его вызову...>
     Рита поговорила с Тойво.  Сартаков еще раз вылез и походил  рядом
со  <щенками>.  Шестопал  еще раз сообщил,  что его сносит,  и еще раз
спросил,  не сносит ли их.  А потом они увидели,  как  строй  <щенков>
нарушился.  Колонна разделилась. Леонид Андреевич считал: тридцать два
<щенка> пошли прямо,  а одиннадцать,  построившись в такую же колонну,
свернули   налево,   наперерез  вездеходу.  Алик  продвинулся  еще  на
несколько десятков метров и остановился.
     - Слева озеро, - объявил он.
     Слева между деревьями открылось озеро,  ровная гладь  неподвижной
темной  воды  - совсем недалеко от вездехода.  Леонид Андреевич увидел
низкое  туманное  небо  и  смутные  очертания  дирижабля.  Одиннадцать
<щенков> уверенно направлялись к воде.  Леонид Андреевич смотрел,  как
они переливаются через кривую корягу на самом берегу и один за  другим
тяжело плюхаются в озеро. По темной воде пошли маслянистые круги.
     - Тонут! - сказал Сартаков с удивлением.
     - Тогда уж - топятся, - сказал Алик. - Ну что, Поль, за ними? Или
прямо?
     Поль рассматривал карту.
     - Как всегда,  - сказал он.  - Этого озера у нас на  картах  нет.
Если карте больше двух лет,  то она уже никуда не годится. - Он сложил
карту и придвинул к себе перископ.  - Пойдем прямо,  -  сказал  он.  -
Только погоди немного.
     Он медленно поворачивал перископ,  а  потом  остановился  и  стал
вглядываться.  В кабине вдруг стало тихо. Все смотрели на него. Леонид
Андреевич увидел,  как его правая рука нашарила клавишу  кинокамеры  и
несколько раз нажала на нее. Потом Поль обернулся и, моргая, посмотрел
на Леонида Андреевича.
     - Странно, - сказал он. - Может, вы взглянете? У того берега...
     Леонид Андреевич подтянул перископ к себе.  Он ничего  не  ожидал
увидеть:  это было бы слишком просто.  И он ничего не увидел.  Озерная
гладь,  далекий,  заросший травою берег,  губчатая кромка леса на фоне
серого неба.
     - А что вы там увидели? - спросил он, вглядываясь.
     - Там была белая точка, - сказал Поль. - Мне показалось, что там,
в воде, человек... Глупо, конечно.
     Темная вода, кромка леса, серое небо.
     - Будем считать,  что это была русалка, - сказал Леонид Андреевич
и отодвинулся от перископа.

                             ГЛАВА ШЕСТАЯ

     Когда Атос  проснулся,  Нава  еще  спала.  Она лежала на животе в
углублении между двумя корнями,  уткнувшись лицом в сгиб левой руки, а
правую  откинув  в  сторону,  и Атос увидел в ее грязном полураскрытом
кулаке тонкий металлический предмет.  Сначала он  не  понял,  что  это
такое,  и  только  вдруг  вспомнил странный полусон этой ночи,  и свой
страх,  и свое облегчение оттого, что не произошло чего-то ужасного. А
потом  он  вспомнил,  что  это  за предмет,  и даже название его вдруг
всплыло в памяти.  Это был скальпель.  Он подождал  немного,  проверял
соответствие  формы  предмета и звучания этого слова,  сознавая вторым
планом,  что проверять здесь нечего,  что все правильно, но совершенно
невозможно,  потому что скальпель,  со своей формой и названием своим,
чудовищно не соответствовал этому миру. Он разбудил Наву.
     Девочка проснулась, сейчас же села и заговорила:
     - Какое сухое место,  никогда в жизни не думала, что бывают такие
сухие  места,  и  как здесь только трава растет,  а,  Молчун?..  - Она
замолчала и поднесла к глазам кулак со скальпелем. Секунду она глядела
на  скальпель,  потом  взвизгнула,  отбросила  его и вскочила на ноги,
Скальпель вонзился в траву и встал торчком.  Они смотрели на  него,  и
обоим было страшно.  - Что это такое,  Молчун?  - сказала наконец Нава
шепотом.  - Какая страшная вещь...  Или это растение?  Здесь все такое
сухое, может быть, это растение?
     - Почему - страшная? - спросил Атос.
     - Еще бы не страшная,  - сказала Нава.  - Ты возьми его в руки...
Попробуй,  попробуй,  возьми, тогда и будешь знать, почему страшная. Я
сама не знаю, почему страшная...
     Атос взял скальпель.  Скальпель был еще теплый,  а острый  кончик
его холодил,  и осторожно ведя по скальпелю пальцем,  можно было найти
то место, где он перестает быть теплым и становится холодным.
     - Где ты его взяла? - спросил Атос.
     - Нигде я его не брала,  - сказала Нава. - Он, наверно, сам залез
ко мне в руку,  пока я спала. Видишь, какой он холодный. Он, наверное,
захотел согреться и залез мне в руку.  Я никогда  не  видела  таких...
таких...  я  даже не знаю,  как это назвать.  Может быть,  у него есть
ножки,  только он их спрятал? Какой он твердый?.. А может быть, мы еще
спим с тобой, Молчун? - Она вдруг запнулась и посмотрела на Атоса. - А
мы в деревне сегодня ночью были?  Ведь были... Там еще был человек без
лица,  который думал, что я мальчик... И мы искали, где поспать... Да,
а потом я проснулась,  тебя не было, и я стала шарить рукой... Вот где
он  залез  мне в кулак!  - сказала она.  - Только вот что удивительно,
Молчун. Я совсем тогда его не боялась, даже наоборот... Он мне был для
чего-то нужен...
     - Все это был сон,  - решительно  сказал  Атос.  У  него  мурашки
бежали  по затылку.  - Забудь,  это был сон.  Поищи лучше какой-нибудь
еды. А эту штуку я закопаю.
     - Для  чего-то он мне был нужен...  - повторила Нава.  - Что-то я
должна была сделать...  - Она помотала головой.  - Я  не  люблю  таких
снов, - сказала она. - Ничего не вспомнить. Ты поглубже его закопай, а
то он выберется и снова заползет а деревню и  кого-нибудь  напугает...
Ну,  ты закапывай,  а я пойду искать.  - Она потянула носом воздух.  -
Где-то поблизости есть ягоды.  Удивительно, откуда в таком сухом месте
ягоды?
     Она легко и бесшумно побежала по траве.  А Атос  остался  сидеть,
держа  на  ладони  скальпель.  Он  не стал его закапывать.  Он обмотал
лезвие пучком травы и сунул скальпель за пазуху.  Теперь  он  вспомнил
все. Но так и не мог понять, что было сном, а что было на самом деле.
     Нава скоро вернулась и выгребла из-за пазухи целую груду  ягод  и
несколько больших грибов.
     - Там есть тропа,  Молчун,  - сказала она.  - Давай мы с тобой не
будем  возвращаться  в  ту  деревню,  а  пойдем по тропе.  Обязательно
куда-нибудь придем.  Спросим там дорогу до Новой деревни,  и все будет
хорошо.  А в эту деревню давай мы не будем возвращаться. Мне там сразу
не понравилось. Правильно, что мы оттуда ушли. Нам туда и приходить не
надо было, тебе же воры кричали, что не ходи, пропадешь, да ты никогда
никого не слушаешься, вот мы из-за тебя чуть в беду и не попали... Что
же ты не ешь?  Грибы сытные,  ягоды вкусные,  я теперь вспоминаю, мама
мне всегда говорила,  что самые хорошие грибы растут там, где сухо, но
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 18
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама