Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 200.54 Kb

Беспокойство

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 18
запасти.  Расспросить надо про дорогу.  Или  ты  дорогу  знаешь?  Если
знаешь,  тогда  я не буду спрашивать,  а то я что-то и не соображу,  у
кого бы это спросить. Может, у старосты? Как ты думаешь?
     - А сам ты про дорогу в Город ничего не слыхал? - спросил Атос. -
Ты про эту дорогу много слыхал.  Ты  даже  один  раз  почти  дошел  до
Города, только мертвяков испугался. Боялся, что один не отобьешься.
     - Мертвяков я не боялся и не боюсь, - возразил Колченог. - Я тебе
скажу,  чего  я боюсь.  Как мы с тобой идти будем?  Ты так все время и
будешь молчать? Я ведь так не могу. Ты не обижайся на меня, Молчун, ты
мне скажи,  громко не хочешь говорить,  так шепотом скажи.  Или просто
кивни.  А если кивать не хочешь, так вот правый глаз у тебя в тени, ты
его прикрой,  я увижу.  Может быть,  ты все-таки немножечко мертвяк? Я
ведь мертвяков не терплю. У меня от них дрожь начинается, и ничего я с
собой не могу поделать.
     - Нет,  Колченог,  я не мертвяк,  - сказал Атос.  - Я их  сам  не
терплю.  А  если  ты  боишься,  что  я буду молчать,  так мы не вдвоем
пойдем,  я тебе уже говорил.  С нами Кулак  пойдет,  и  Хвост,  и  еще
несколько парней из Новой деревни.
     - С Кулаком я не пойду,  - решительно сказал Колченог.  - Кулак у
меня дочь за себя взял. И не уберег. - Мне не то жалко, что он взял, а
то мне жалко, что не уберег. Угнали у него дочку. Шел он с нею в Новую
деревню,  подстерегли  его воры и дочку отобрали,  а он и отдал.  Нет,
Молчун,  с ворами шутки плохи.  Если бы мы в Город пошли,  от воров бы
покою не было. То ли дело в Тростники! Туда можно без всяких колебаний
идти. Завтра и выйдем.
     - Послезавтра, - сказал Атос. - Ты пойдешь, я пойду. Кулак, Хвост
и еще трое из Новой деревни. Так до самого города и дойдем.
     - Всемером  дойдем,  -  уверенно сказал Колченог.  - Один бы я не
пошел, а всемером дойдем. Всемером мы до Чертовых Гор дойдем, только я
дороги туда не знаю. А, может, пошли до Чертовых Гор? Далеко очень, но
всемером дойдем.  А зачем тебе на Чертовы Горы?  Слушай, Молчун, давай
до Города дойдем, а там посмотрим. Пищи наберем побольше и пойдем.
     - Значит,  договорились,  - сказал Атос и  встал.  -  Послезавтра
выходим в Город. Завтра я еще зайду к тебе.
     - Заходи,  заходи, - сказал Колченог. - Я бы сам к тебе зашел, да
у  меня нога болит.  А ты заходи,  поговорим.  Я знаю,  многие с тобой
говорить не любят, но я не такой. Я...
     Атос вышел  на  улицу  и  снова  обтер ладонями пот.  Продолжение
следовало.
     Кто-то хихикнул  рядом  и  закашлялся.  Атос обернулся.  Из травы
поднялся старик, потрещал узловатыми пальцами и сказал:
     - В Город,  значит,  собрались.  Интересно затеяли,  да только до
Города никто еще не доходил живым,  да и нельзя.  Хоть у тебя голова и
переставленная, сам понимать должен...
     Атос свернул направо и пошел по улице.  Старик,  путаясь в траве,
некоторое время плелся следом и бормотал:
     - Если нельзя,  то всегда в каком-нибудь смысле нельзя, в том или
ином,  например,  нельзя без старосты или без собрания, а со старостой
или с собранием можно, но опять же не в любом смысле...
     Атос шел  быстро,  насколько  позволяла  влажная  жара,  и старец
понемногу отстал.  На площади Атос увидел Слухача.  Слухач,  кряхтя  и
пошатываясь,   ходил   кругами,  расплескивая  пригоршнями  коричневый
травобой из огромного горшка,  подвешенного на  животе.  Трава  позади
него  дымилась  и  жухла  на глазах.  Атос попытался его миновать,  но
Слухач так ловко изменил траекторию, что столкнулся с ним нос к носу.
     - А,  Молчун!  -  радостно  закричал  он,  торопливо снимая с шеи
ремень и ставя горшок на землю.  - Куда едешь,  Молчун?  Домой  небось
идешь,  к Наве,  дело молодое,  а не знаешь ты, Молчун, что Навы твоей
дома нету,  Нава твоя на поле,  своими глазами видел, как Нава на поле
пошла,  хочешь верь,  хочешь не верь...  Может, конечно, и не на поле,
дело молодое,  да только  пошла  твоя  Нава,  Молчун,  по  во-он  тому
переулку, а по тому переулку, кроме как на поле, никуда не выйдешь, да
и куда ей,  спрашивается, идти, твоей Наве, тебя, Молчуна, может разве
искать...
     Атос снова попытался его обойти и снова  оказался  с  ним  нос  к
носу.
     - Да и не ходи ты за ней на поле - продолжал Слухач  убедительно,
- зачем тебе за нею ходить, когда я вот сейчас траву побью и всех сюда
зазову,  потому что землемер сказал,  что ему староста велел, чтобы он
сказал мне на площади траву побить, потому что скоро будет собрание, а
как будет собрание,  так все сюда с поля придут,  и Нава твоя  придет,
если  она  на поле пошла,  а куда ей еще по тому переулку идти,  хотя,
если подумать,  то по тому  переулку  и  не  только  на  поле  попасть
можно...
     Он вдруг замолчал и судорожно  вздохнул.  Глаза  его  закатились,
руки как бы сами собой поднялись ладонями вверх.  Атос приостановился.
Мутное  лиловое  облако  возникло  возле  лица   Слухача,   губы   его
затряслись,  и  он  заговорил  быстро  и отчетливо чужим металлическим
голосом с чужими интонациями, чужим диковинным стилем и даже, кажется,
на чужом языке, так что понятными были только отдельные фразы.
     - На фронте южных земель в битву вступают  новые...  отодвигается
все  дальше  на  юг...  победного передвижения...  Большое разрыхление
почвы  на  северном  направлении  ненадолго  прекращено  из-за  редких
кое-где...  Новые  приемы  заболачивания дают новые обширные места для
покоя  и  нового  передвижения  на...  Во  всех  деревнях...   большие
победы...   усилия...   новые   отряды  подруг...  завтра  и  навсегда
спокойствие и слияние...
     Подоспевший старик стоял у Атоса за плечом и приговаривал:
     - Видал?  Спокойствие и слияние!..  Все время твержу:  Нельзя! Во
всех  деревнях,  слышал?..  Значит,  и  в  нашей тоже.  И новые отряды
подруг...
     Слухач замолчал   и   опустился   на  корточки.  Лиловое  облачко
растаяло.  О чем это я?  - сказал он. - Что, передача была? Ну как там
Одержание,  исполняется?  А  на  поле ты,  Молчун,  не ходи.  Ты ведь,
наверное, за своей Навой идешь...
     Атос перешагнул  через  горшок  с  травобойкой  и  поспешно пошел
прочь. Дом Кулака находился на самой окраине. Замурзанная старуха - не
то мать,  не то тетка, - сказала, недоброжелательно фыркая, что Кулака
дома нету,  Кулак в поле,  а если бы был в доме,  то искать его в поле
было бы нечего, а раз он в поле, то чего ему, Молчуну, тут зря стоять.
Атос отправился на поле.
     В поле  сеяли.  Душный стоячий воздух был пропитан крепкой смесью
запахов. Разило потом, бродилом, гниющими злаками. Утренний урожай был
уже снят и толстым слоем навален вдоль борозды. Зерно уже разлагалось.
Тучи рабочих мух толклись над горшками с закваской,  а  в  самой  гуще
этого  черного,  отсвечивающего металлом круговорота стоял староста и,
наклонив  голову  и  прищурив  один  глаз,  внимательно  изучал  каплю
сыворотки на ногте большого пальца.  Ноготь был специальный,  плоский,
тщательно отполированный,  до блеска отмытый нужными  составами.  Мимо
ног старосты по борозде,  в десяти шагах друг от друга, гуськом ползли
сеятели.  Они больше не пели,  но в глубине леса еще гукало и ахало, и
теперь ясно было, что это не эхо.
     Атос пошел вдоль цепи,  наклоняясь и заглядывая в опущенные лица.
Отыскав Кулака,  он тронул его за плечо, и Кулак сразу же, ни о чем не
спрашивая, вылез из борозды. Борода его была забита грязью.
     - Чего,  шерсть на носу, касаешься? - прохрипел он, глядя Атосу в
ноги.  - Один вот тоже, шерсть на носу, касался, так его взяли за руки
и за ноги и на дерево закинули, там он до сих пор и висит, а когда его
снимут, так больше, небось, касаться не будет, шерсть на носу...
     - Идешь? - коротко спросил Атос.
     - Еще бы не иду,  когда закваски на семерых наготовил,  в дом  не
войти,  шерсть на носу, воняет, жить невозможно, как не теперь не идти
- старуха выносить не хочет,  а сам я на это уже глядеть не  могу.  Да
только  куда  идем?  Колченог  вчера говорил,  что в Тростники,  а я в
Тростники не пойду,  шерсть на носу,  там и людей-то в Тростниках нет,
не  то  что  девок,  там  если человек захочет кого за ногу взять и на
дерево закинуть,  шерсть на носу,  так некого,  а мне без  девки  жить
больше невозможно, меня староста со свету сживет... Вон, стоит, шерсть
на носу,  глаз вылупил,  и сам слепой, как пятка, шерсть на носу, один
вот так стоял,  дали ему в глаз,  больше не стоит, шерсть на носу, а в
Тростники я не пойду, как хочешь...
     - В Город, - сказал Атос.
     - В Город - другое дело, в Город я пойду, тем более, говорят, что
никакого  Города вообще и нету,  шерсть на носу,  а врет о Городе этот
старый пень, придет утром, половину горшка выест и начинает, шерсть на
носу,  плести:  то  нельзя,  это нельзя...  Я его спрашиваю,  а кто ты
такой,  чтобы мне запрещать, что нельзя, а что можно, шерсть на носу -
не говорит, сам не знает, про Город какой-то несет...
     - Выходим послезавтра, - сказал Атос.
     - А  чего  ждать?  -  возмутился Кулак.  - У меня в доме ночевать
невозможно,  закваска смердит,  пошли лучше вечером, а то вот так один
ждал-ждал,  а ему как дали по ушам,  так он и ждать перестал, и до сих
пор не ждет...  И старуха ругается, житья нет, шерсть на носу, слушай,
Молчун, давай старуху возьмем, может, ее воры отберут, я бы отдал, а?
     - Выходим послезавтра,  - терпеливо повторил Атос.- И ты молодец,
что закваски приготовил много. Нам...
     Он не закончил, потому что на поле закричали.
     <Мертвяки! Мертвяки!  - заорал староста,  - Женщины, назад!> Атос
огляделся.  Между деревьями на краю поля стояли мертвяки:  двое  синих
совсем близко и один желтый поодаль.  Головы их с круглыми дырами глаз
и с черной трещиной на месте рта медленно поворачивались из стороны  в
сторону,  огромные  руки  плетьми  висели  вдоль  тела.  Земля  под их
ступнями уже курилась,  белые струйки пара мешались  с  сизым  дымком.
Мертвяки  эти  видали  виды  и  поэтому держались крайне осторожно.  У
желтого правый бок был изъеден травобоем,  а оба синих были  испятнаны
лишаями  ожогов  от  бродила.  Местами  шкура на них отмерла и свисала
лохмотьями.  Пока они стояли и смотрели,  женщины с визгом  убежали  в
деревню,  а мужчины, угрожающе и многословно бормоча, сбились в кучу с
горшками травобоя  наготове.  Потом  староста  сказал:  <Чего  стоять?
Пошли!>  -  и  все  неторопливо двинулись на мертвяков,  рассыпались в
цепь.  <В глаза!  - покрикивал  староста.  -  Старайтесь  в  глаза  им
плеснуть!  В  глаза!>  В  цепи  пугали:  <Гу-гу!  А  ну  пошли отсюда!
А-га-га-га!> - связываться никому не хотелось.
     Кулак шел  рядом  с Атосом,  выдирая из бороды засохшую грязь,  и
кричал громче всех, а между криками приговаривал: <Да не-ет, зря идем,
шерсть на носу,  не устоят они,  сейчас побегут... Разве это мертвяки?
Драные какие-то,  где им устоять... Гу-гу-гу! Вы!> Подойдя к мертвякам
шагов  на  двадцать,  люди  остановились.  Кулак  бросил в желтого ком
земли,  мертвяк с  необычайным  проворством  выбросил  вперед  широкую
ладонь  и  отбил ком в сторону.  Все снова загукали и затопали ногами,
некоторые показывали мертвякам горшки и  делали  угрожающие  движения.
Травобоя  было жалко,  и не хотелось потом тащиться в деревню за новым
бродилом,  мертвяки были битые,  осторожные,  и должно было обойтись и
так.
     И обошлось.  Пар и дым  из-под  ног  мертвяков  пошел  гуще,  они
попятились.  <Ну,  все,  -  сказали  в  цепи.  - Сейчас вывернутся...>
Мертвяки неуловимо изменились,  словно повернулись  внутри  шкуры.  Не
стало видно ни глаз, ни рта - они стояли спиной. Через секунду они уже
уходили,  мелькая между деревьями.  Там,  где они только  что  стояли,
медленно оседало облако пара.
     Люди, оживленно галдя,  двинулись обратно к  борозде.  Выяснилось
вдруг,  что пора уже идти в деревню на собрание. <На площадь ступайте,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 18
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама