Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Том Стоппард Весь текст 174.74 Kb

Аркадия

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Том Стоппард

   АРКАДИЯ

   Пьеса в двух действиях

   Перевод с английского Ольги Варшавер

   Действующие лица
   (в порядке появления на сцене)
   ТОМАСИНА КАВЕРЛИ, тринадцать, позже шестнадцать лет.
   СЕПТИМУС ХОДЖ,  ее домашний учитель, двадцать два года, позже двад-
цать пять лет.
   ДЖЕЛАБИ, дворецкий, среднего возраста.
   ЭЗРА ЧЕЙТЕР, поэт, тридцать один год.
   РИЧАРД НОУКС,  специалист по ландшафтной архитектуре, среднего воз-
раста.
   ЛЕДИ КРУМ, около тридцати пяти лет.
   КАПИТАН БРАЙС, офицер Королевского флота, около тридцати пяти лет.
   ХАННА ДЖАРВИС, писательница, под сорок.
   ХЛОЯ КАВЕРЛИ, восемнадцать лет.
   БЕРНАРД СОЛОУЭЙ, профессор, под сорок.
   ВАЛЕНТАЙН КАВЕРЛИ, между двадцатью пятью и тридцатью.
   ГАС КАВЕРЛИ, пятнадцать лет.
   ОГАСТЕС КАВЕРЛИ, пятнадцать лет.
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   Сцена первая
   Апрель 1809 года.  Огромный загородный дом в графстве  Дербишир.  В
современных путеводителях наверняка отметили бы его историческую и ху-
дожественную ценность.
   Комната, выходящая в парк.  На заднем плане высокие,  красивые  ок-
на-двери без занавесок. Показывать пейзаж за окнами нет необходимости.
Мы постепенно узнаём,  что дом стоит в парке,  типичном для Англии тех
времен. Можно дать намек: свет, небо, ощущение пространства.
   Середину комнаты занимает огромный стол,  вокруг - стулья с прямыми
жесткими спинками.  Комната тем не менее выглядит пустоватой.  Картину
дополняет  одна лишь конторка - не то для черчения,  не то для чтения.
Ныне вся эта мебель представляла бы явный интерес для  коллекционеров,
но здесь, на голом дощатом полу, она выглядит не музейной экспозицией,
а обыкновенной обстановкой учебной комнаты начала прошлого века.  Если
и чувствуется некое изящество,  то скорее архитектурное,  а впечатляет
только необъятность помещения. В боковых стенах - по двери. Они закры-
ты.  Открыта  лишь  одна стеклянная дверь,  ведущая в парк,  где царит
светлое, но не солнечное утро.
   На сцене двое.  Каждый занят своим делом - среди книг, бумаг, гуси-
ных перьев и чернильниц.  Ученица - Томасина Каверли,  тринадцати лет.
Учитель - Септимус Ходж,  двадцати двух лет.  Перед ними - по книге. У
нее - тонкий учебник элементарной математики.  У него - толстый, нове-
хонький,  большого формата том с застежками: кичливое подарочное изда-
ние.  Разнообразные бумаги Септимуса хранятся в твердой папке, которая
завязывается ленточками, дабы ничего не потерялось.
   У Септимуса есть черепашка,  настолько сонно-медлительная, что слу-
жит пресс-папье.
   На столе, кроме того, лежат стопки книг и старинный теодолит.
   Томасина. Септимус, что такое карнальное объятие?
   Септимус. Карнальное объятие есть обхватывание руками мясной туши.
   Томасина. И все?
   Септимус. Нет...  конкретнее - бараньей лопатки,  оленьей ноги, ди-
чи... caro, carnis... женской плоти...
   Томасина. Это грех?
   Септимус. Необязательно, миледи. Но в случае, когда карнальное объ-
ятие греховно,  - это плотский грех,  QED. Мы, если помните, встречали
слово caro в "Галльской войне". "Бритты жили на молоке и мясе" - "lac-
te et carne vivunt".  Жаль, вы не поняли корня и семя пало на каменис-
тую почву.
   Томасина. Как семя Онана, да, Септимус?
   Септимус. Верно. Он обучал латыни жену своего брата, но в итоге она
ничуть не поумнела. Миледи, мне казалось, вы ищете доказательство пос-
ледней теоремы Ферма?
   Томасина. Это чересчур сложно. Лучше покажи, как ее доказывать.
   Септимус. Потому я вас и попросил, что доказательства никто не зна-
ет.  Теорема занимает умы последние полтора столетия,  и я рассчитывал
занять ею ваш ум хотя бы ненадолго - пока я прочитаю сочинение  госпо-
дина Чейтера. Он возносит хвалу любви. Но стихи столь нелепы и несооб-
разны, что я предпочел бы не отвлекаться.
   Томасина. Наш господин Чейтер? Он написал стихи?
   Септимус. Да.  И даже полагает себя пиитом.  Но, боюсь, в вашей ал-
гебре куда больше карнального, чем в сочинении "Ложе Эроса".
   Томасина. Карнальное  было  не  в алгебре.  Я слышала,  как Джелаби
рассказывал кухарке,  что госпожу Чейтер застали в бельведере  в  кар-
нальном объятии.
   Септимус (помолчав).  Неужели?  А с кем?  Джелаби не обмолвился - с
кем?
   Томасина озадаченно хмурится: она не поняла вопроса.
   Томасина. Что значит "с кем"?
   Септимус. Ах,  ну да...  Не с кем,  а с чем!.. Тьфу, чушь какая-то.
Кто же, интересно, принес на хвосте эту новость?
   Томасина. Господин Ноукс.
   Септимус. Ноукс?!
   Томасина. Да,  папин архитектор. Он как раз обмеривал сад. Глянул в
подзорную трубу на бельведер и видит: госпожа Чейтер в карнальном объ-
ятии.
   Септимус. И господин Ноукс донес дворецкому?
   Томасина. Нет.  Господин  Ноукс донес господину Чейтеру.  А Джелаби
узнал от кучера,  потому что господин Ноукс разговаривал с  господином
Чейтером возле конюшни.
   Септимус. ...  где господин Чейтер,  несомненно,  помогал выгребать
навоз.
   Томасина. Септимус! Ты о чем?!
   Септимус. Таким образом,  пока об этом знают творец парковых красот
господин Ноукс,  а также кучер,  дворецкий, кухарка и, разумеется, сам
пиит, муж госпожи Чейтер.
   Томасина. Еще Артур, он тогда чистил серебро. И мальчишка-сапожник.
А теперь и ты.
   Септимус. Понятно. Так что он еще говорил?
   Томасина. Кто? Ноукс?
   Септимус. Не Ноукс. Джелаби. Вы же слышали рассказ Джелаби.
   Томасина. А кухарка на него сразу зашикала и не дала ничего расска-
зать.  Она-то помнила,  что я рядом, - сама разрешила мне перед уроком
доесть вчерашний пирог с крольчатиной.  А Джелаби меня просто не заме-
тил.  Знаешь,  Септимус, по-моему, ты что-то недоговариваешь. Все-таки
бельведер - это бельведер, а не кладовка с мясными тушами.
   Септимус. Я и не утверждал, что определение исчерпывающее.
   Томасина. Так, может, карнальное объятие означает поцелуй?
   Септимус. Означает.
   Томасина. И кто-то обхватывал руками саму госпожу Чейтер?
   Септимус. Весьма вероятно. Возвращаясь к последней теореме Ферма...
   Томасина. Так я и думала! Надеюсь, тебе стыдно?
   Септимус. Мне? Помилуйте, миледи! За что?
   Томасина. Кто растолкует мне незнакомые слова? Кто, если не ты?
   Септимус. Ах вот... Ну да, разумеется, мне очень стыдно. Карнальное
объятие - это процесс совокупления, когда мужской половой орган прони-
кает  в  женский  половой  орган  с целью продолжения рода и получения
плотского наслаждения.  В противоположность  этому  последняя  теорема
Ферма утверждает, что когда x, y и z являются целыми числами, то сумма
возведенных в энную степень x и y никогда не равняется возведенному  в
энную степень z, если n больше двух.
   Пауза.
   Томасина. Брррр!!!
   Септимус. Брр не брр, но такова теорема.
   Томасина. Отвратительно  и совершенно непонятно.  Когда я вырасту и
начну заниматься этим сама, буду вспоминать тебя каждый раз.
   Септимус. Весьма признателен, миледи, весьма признателен. А госпожа
Чейтер спускалась утром к завтраку?
   Томасина. Нет. Расскажи еще о совокуплении.
   Септимус. Вот о совокуплении добавить нечего.
   Томасина. Это то же, что любовь?
   Септимус. Гораздо лучше.
   (Одна из боковых дверей ведет в музыкальную комнату. Но сейчас отк-
рывается не она, а та, что напротив, и входит дворецкий Джелаби.) Дже-
лаби, у меня урок.
   Джелаби. Простите,  господин Ходж,  но господин Чейтер просил пере-
дать вам письмо незамедлительно.
   Септимус. Ладно, давайте. (Забирает письмо.) Спасибо. (Затем, чтобы
дворецкий поскорее вышел, повторяет.) Спасибо, Джелаби.
   Джелаби (настойчиво). Господин Чейтер велел мне прийти с ответом.
   Септимус. С ответом?  (Вскрывает письмо. Конверта как такового нет,
но послание сложено,  обернуто в чистую бумагу и запечатано.  Септимус
небрежно  отбрасывает обертку и пробегает глазами письмо.) Что ж,  мой
ответ таков:  по обыкновению и долгу службы - на коей я нахожусь у его
сиятельства  - до без четверти двенадцать я занят обучением дочери его
сиятельства. Как только я закончу - и если господин Чейтер к тому вре-
мени  не  раздумает  - буду всецело к его услугам в...  (заглядывает в
письмо) оружейной комнате.
   Джелаби. Спасибо, сэр, я так и передам.
   Септимус складывает письмо и помещает
   его между страниц "Ложа Эроса".
   Томасина. Джелаби, что сегодня на обед?
   Джелаби. Вареный окорок с капустой, миледи, и рисовый пудинг.
   Томасина. У-у, какая дрянь.
   Джелаби выходит.
   Септимус. Что ж,  с господином  Ноуксом  все  ясно.  Он  мнит  себя
джентльменом,  философом-эстетом, кудесником, которому подвластны горы
и озера,  а под сенью дерев ведет себя как  самый  настоящий  ползучий
гад.
   Томасина. Септимус,  представь,  ты  кладешь в рисовый пудинг ложку
варенья и размешиваешь.  Получаются такие розовые спирали, как след от
метеора в атласе по астрономии.  Но если помешать в обратном направле-
нии, снова в варенье они не превратятся. Пудингу совершенно все равно,
в  какую сторону ты крутишь,  он розовеет и розовеет - как ни в чем не
бывало. Правда, странно?
   Септимус. Ничуть.
   Томасина. А по-моему,  странно. РАЗмешать не значит РАЗделить. Нао-
борот, все смешивается.
   Септимус. Так  же  и время - вспять его не повернуть.  А коли так -
надо двигаться вперед и вперед,  смешивать  и  смешиваться,  превращая
старый хаос в новый, снова и снова, и так без конца. Чтобы пудинг стал
абсолютно, неоспоримо и безвозвратно розовым. Вот и весь сказ. Это на-
зывают  свободой воли или самоопределением.  (Он поднимает черепашку и
переносит ее на несколько дюймов, точно она - его пресс-папье - посме-
ла  отползти  по своим делам с бумаг,  которые призвана удерживать.) А
ну-ка, сидеть!
   Томасина. Септимус, как ты думаешь, Бог - ньютонианец?
   Септимус. Итонианец?  Выпускник Итона?  Боюсь,  что  так.  Впрочем,
справьтесь у вашего братца. Пускай подаст запрос в палату лордов.
   Томасина. Нет  же,  Септимус,  ты  не расслышал!  Ньютонианец!  Как
по-твоему, я первая до этого додумалась?
   Септимус. Нет.
   Томасина. Но я же еще ничего не объяснила!
   Септимус. "Если все - от самой далекой планеты до мельчайшего атома
в  нашем  мозгу - поступает согласно ньютонову закону движения,  в чем
состоит свобода воли?" Так?
   Томасина. Нет, не так.
   Септимус. "В чем состоит промысел Божий?"
   Томасина. Опять не так.
   Септимус. "Что есть грех?"
   Томасина (презрительно). Да нет же!
   Септимус. Ну хорошо, слушаю.
   Томасина. Если остановить каждый атом,  определить его положение  и
направление его движения и постигнуть все события, которые не произош-
ли благодаря этой остановке, то можно - очень-очень хорошо зная алгеб-
ру - вывести формулу будущего. Конечно, сделать это по-настоящему ни у
кого ума не хватит, но формула такая наверняка существует.
   Септимус (помолчав).  Верно. (Еще пауза.) Верно, и, насколько я по-
нимаю,  вы действительно додумались до этого первая. (Помолчав, с уси-
лием.) На полях своей "Арифметики" Ферма написал, что он нашел превос-
ходное доказательство теоремы,  но поля слишком узки, и оно не помеща-
ется. Записку нашли уже после его смерти, и с этого дня...
   Томасина. А-а! Тогда все понятно!
   Септимус. Не чересчур ли вы самонадеянны?
   (Дверь внезапно и несколько резко открывается. Входит Чейтер.)
   Господин Чейтер!  Вам,  должно быть,  неточно передали мой ответ. Я
буду свободен без четверти двенадцать - если это вас устроит.
   Чейтер. Не устроит! Мое дело безотлагательно, сэр!
   Септимус. В  таком случае вы,  вероятно,  заручились поддержкой его
сиятельства лорда Крума,  и он также считает, что ваше дело важнее об-
разования его дочери?
   Чейтер. Не заручился. Но, если угодно, я договорюсь.
   Септимус (помолчав). Миледи, прошу вас удалиться в музыкальную ком-
нату. Вместе с Ферма. Найдете доказательство теоремы - получите лишнюю
ложку варенья.
   Томасина. Увы,  Септимус, ее не докажешь. Он оставил записку на по-
лях, чтобы свести вас всех с ума. Пошутил.
   Томасина выходит.
   Септимус. Итак, сэр, в чем состоит столь безотлагательное дело?
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама