Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Андрей Столяров Весь текст 459.79 Kb

Монахи под луной

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 40
улицами жидкая ледяная луна, призраки выходили на охоту, и я знал, что уже
ничто в мире не может сегодня измениться и хотя  бы  на  половину  секунды
задержать тягучий, засасывающий меня круговорот.



                          4. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА ДНЯ

     Потемнело  небо,  и  солнце  будто  присыпали  золой.  Дыбом   встали
пропыленные горбатые тротуары. В остролистых тенях крапивы, в духоте  и  в
жалах из мутного стекла захрипело озверевшее комарье. На завод меня просто
не пустили. Вахтер сказал: Не положено. - Звякнула педаль, и  на  полметра
от пола выдвинулся никелированный стопор турникета. Я нагнулся к окошечку.
В ближайшие пять минут выяснилось, что не положено проходить на территорию
завода без соответствующих  документов  -  которых  у  меня  не  было,  не
положено вызывать кого-либо из персонала завода к проходной -  потому  что
не положено,  не  положено  звонить  начальству  по  местному  телефону  -
начальство само  позвонит,  если  надо,  не  положено  отвлекать  человека
(вахтера), дни и ночи находящегося при исполнении служебных  обязанностей,
а также вообще не положено ничего  вынюхивать  здесь,  потому  что  объект
секретный: тута производят корпуса для наших ракет средней  дальности,  их
делают из древесно-стружечных материалов и покрывают дегтярным лаком - это
есть государственная тайна. Вахтер страшно волновался.  Он  даже  отставил
помятую  жестяную  кружку  с  чаем  и,   сдвигая   на   затылок   фуражку,
прикрепленную ремешком, наполовину высунулся из  этого  тесного  окошечка.
Щеки его побагровели: Отойди на пять  метров!..  Отойди,  кому  говорят!..
Отойди, стрелять буду!.. - Было ясно, что  его  _п_р_е_д_у_п_р_е_д_и_л_и_.
Передо мной вырастала стена. Папка с документами жгла мне руки. Я вернулся
на улицу,  где  с  обеих  сторон  тянулся  глухой,  крашенный  в  зеленое,
облупившийся, бесконечный забор с накрученной поверху колючей  проволокой.
За забором что-то завывало, что-то громоздко бухало, раздиралось  какое-то
нездоровое   железо,   что-то   сотрясалось,   что-то   пучилось,   что-то
раскалывалось на мелкие кусочки, отчетливо слышалась пулеметная стрельба и
доносились жуткие предсмертные вопли, словно агонизировал тиранозавр, а из
низких и частых труб, едва возвышающихся над ограждением,  уминая  клубами
эту несусветную какофонию, выползал рыжий, очень плотный, химический дым с
неприятным аптечным запахом. Мне хотелось завыть, как  бездомному  псу,  и
упасть на землю. Передо мной действительно вырастала стена. Одна из  досок
в заборе отодвинулась, и унылая  харя,  моргнув  на  меня  целым  скопищем
небритых морщин, спокойно изрекла: Никого здесь нету! - мужик в  обгорелой
тельняшке выбрался через щель и, бренча трехлитровым алюминиевым  бидоном,
придерживая за  пояс  ватные  штаны,  припустил  наискосок  к  незаметному
безымянному переулку.
     Значит,  и  в  стене  бывают  трещины.  Я  немедленно  протиснулся  в
отодвинутые доски. Мне уже  было  все  равно.  По  другую  сторону  забора
четверо  работяг,  насквозь  промасленные,  черные,  будто  сделанные   из
металла, качаясь вперед  и  назад,  словно  заведенные,  пилили  ножовками
суровое чугунное бревно, толщиною сантиметров в  семьдесят,  уложенное  на
козлы и окольцованное аккуратными сварочными швами. Я спросил,  где  найти
Кусакова из третьего цеха? Работяги сначала закурили, а потом неприветливо
объяснили мне, что никакого Кусакова они не знают. Еще  им  не  хватало  -
знать Кусакова. Имели они этого  Кусакова  в  гробу.  Пусть  он  накроется
тем-то и тем-то. Что же касается  третьего  цеха,  то  -  вон  видишь  тую
железную дуру, которая торчит, как лябый шпох,  вот  хромай  до  нее,  все
прямо,  прямо  -  не  ошибешься.  Я  похромал,  перелезая  через  кладбища
окочурившихся  механизмов.  Неприятной  глубокой  чернотой  блестели  ямы,
наполненные мазутом. Рыжий дым бултыхался разодранными  клубами.  Рядом  с
дурой, в самом деле торчавшей, как лябый  шпох,  четверо  точно  таких  же
работяг, поснимав  спецы,  принимали  с  электрокара  отпиленные  метровые
болванки и на "раз-два" бросали их в земляной чан, где кипело неаппетитное
густое варево, -  тупо  смотрели  вслед,  а  потом  задумчиво  и  серьезно
сплевывали туда же.  Над  ними  простирался  матерчатый  лозунг:  "Пять  в
четыре, в три, в два, в один. Ноль!" Никакого Кусакова  они,  конечно,  не
знали. Третий цех, разумеется,  здесь  никогда  не  находился.  Здесь  был
второй участок первого цеха. Или первый участок второго. Мнения  по  этому
вопросу разделились. Но раньше здесь был отдел снабжения. Он потом сгорел.
Что ты путаешь, елы -палы? Не отдел снабжения, а отдел сбыта. И не сгорел,
а построили. Ничего не путаю, елы-палы, - отдел снабжения. И не построили,
а сгорел. Чумиченко налил себе стакан бензина вместо _э_т_о_г_о_.  Помнишь
Чумиченко? Елы-палы, лысый такой и кривой? А во рту у него была  папироса.
Мы же вместе с ним тогда загремели. Во всяком  случае,  никакого  третьего
цеха на заводе нет. Это точно. А если и есть, то, наверное, около вон  той
кирпичной штуковины. Видишь? Которая дымит? Вот, хромай туда,  все  прямо,
прямо - не ошибешься.
     До  кирпичной  штуковины,  представляющей  собою   параллелепипед   с
надписью - "администрация", но почему-то без дверей, без  окон  и  цедящей
мазутный  дым  из-под  крыши,  было  метров  пятьсот.  Вываренные  тусклые
болванки штабелем возвышались  с  торца  от  нее,  и  все  те  же  четверо
неутомимых работяг, предварительно  зачистив  поверхность,  красили  их  в
немаркий зеленый цвет. Пятый же мужик, новый для меня, сидя на корточках и
высовывая от старания язык, тщательно выводил по трафарету нечто оранжевое
и загадочное: "ПБДСМ - ОРЖ - 184, 963, 75 (Щ)".  И  молоденькая  учетчица,
шмыгая  малиновым  распухшим  носом,  записывала  результат  в   тетрадку.
Вероятно, продукция тут  сдавалась  с  первого  предъявления.  Вероятно  -
рабочая гарантия. О третьем цехе они сроду не слыхивали. По их словам, это
вообще был не завод, а фабрика металлоконструкций - районного  объединения
"Сельхозтехника". А завод располагался на  противоположном  конце  города.
Надо ехать автобусом, остановка - "Секретный объект". Они убеждали меня  в
этом  минут  пятнадцать,  достаточно  горячо,  и,   видимо,   убедили   бы
непременно, если бы я своими глазами не читал табличку при входе. В  конце
концов, согласились,  что  третий  цех,  скорее  всего,  находится  позади
старого заводоуправления, в узком  тупичке.  Правда,  где  находится  само
старое заводоуправление, никто из них  толком  не  представлял.  Это  знал
некто Сема, он туда ходил целых два раза, но,  к  сожалению,  Сема  еще  в
прошлый четверг отлучился на пять секунд - за _к_н_и_г_о_й_, и с  тех  пор
его больше не видели. Так что лучше обратиться в ОКБ, у них есть  планы  и
схемы, начиная с тринадцатого года. С ОКБ все гораздо проще: вон-вон  там.
Видишь мачту на растяжках? Которая шатается? Ну, - сейчас шандарахнет? Все
прямо, прямо - не ошибешься.
     Я видел мачту на  растяжках.  Которая  -  шандарахнет.  До  нее  было
километра полтора. Тропинка вилась между гигантских  карьеров,  засыпанных
проржавевшим металлоломом и резиновой склизкой трухой, -  справа  от  меня
поднимались  омыленные  груды  шлаков,  а  слева  простиралась   небольшая
безжизненная равнина, сплошь  изрытая  бурлящими  озерцами,  над  которыми
завивался в косички белый  кислотный  пар.  Было  похоже,  что  на  заводе
произошла какая-то катастрофа.  Причем  недавно.  Кое-что  еще  продолжало
гореть. Я старался дышать как можно реже. В горле остро  и  сухо  першило.
Передо мною опять вырастала невидимая стена. Чрево завода было  необъятно,
и я вдруг до озноба, умывшего сердце, испугался, что иду  по  этому  кругу
уже десятый раз, а буду ходить еще и сотый, и тысячный  -  всю  оставшуюся
жизнь. Я  даже  поскользнулся,  внезапно  прозрев.  Четкие  мужские  следы
отпечатались  на  коричневой  размытости  глины.  Человек  проходил  здесь
недавно, может быть, час назад, направлялся он в ту же сторону, что и я, у
него был мой размер обуви и он также, как и  я,  поскользнулся  на  мокрой
осыпи, чуть не съехав в карьер. Неужели такое возможно? Это  называется  -
"включиться  в  круговорот".  Кто-то  мне  рассказывал  на  днях.   Кто-то
определенно рассказывал. Не помню. Я присел, холодея,  и  потрогал  липкое
вдавление каблука. Глина была  сырая,  палец  защипало  кислотой.  У  меня
возникло сильнейшее желание повернуть обратно.  Редкие  блистающие  облака
стояли на горизонте.
     Такое было возможно. За растяжками  мачты,  образовывавшими  ветровой
шатер, уже знакомая мне четверка работяг (в данном случае  их  было  трое)
паклей, тряпками и крупнозернистой матерчатой шкуркой ожесточенно  сдирала
свежую краску с привезенных болванок, окунала  их  в  солярку,  катала  по
рыхлой земле, лупила наотмашь молотками, царапала, пачкала,  надковыривала
и обкладывала  со  всех  сторон  газетами,  поджигая,  чтобы  как  следует
закоптить.  Честно  говоря,  я  и  ожидал   чего-то   подобного.   Полыхал
ярко-огненный лозунг: "Экономика должна быть экономной". Все они  были  из
третьего цеха, но Кусакова, естественно, не знали. Впрочем, друг друга  по
фамилиям они не знали тоже. И вообще, они были чрезвычайно заняты,  потому
что прибежал давешний мужик с  бидоном,  и  теперь  они  сугубо  осторожно
доливали в пиво какую-то  бесцветную  хрустальную  жидкость,  стараясь  не
потерять  ни  капли.  -  Клади  рупь,  начальник,   и   присоединяйся,   -
по-товарищески предложили мне.  Я  отказался.  Тогда  мужик  в  тельняшке,
притаранивший бидон, немного  отхлебнув,  заявил,  что  вообще-то  Кусаков
лично ему  очень  хорошо  известен:  собственно,  он  и  есть  Кусаков.  В
доказательство мужик потряс бледной квитанцией  из  вытрезвителя,  которая
действительно была выписана на имя Кусакова Е.И. Что же, я свою фамилию не
помню? Я свою фамилию помню отлично!  Он  спрятал  квитанцию.  И  никакого
второго Кусакова на заводе нет. Можешь проверить. А если и есть, то  разве
что в шестой бригаде. Там, вроде бы, ходит  один  -  потертый.  Фамилия  у
него, правда, другая, но  очень  похож.  А  шестая  бригада  -  вона,  где
крутится. Видишь хреновину? Все прямо,  прямо...  А  закурить  у  тебя  не
найдется? Не куришь? Странный человек: подходишь к мастеру и не куришь.  Я
пожал ему руку (все-таки это был Кусаков)  и,  едва  переставляя  подошвы,
побрел к  растопыренной  хреновине,  лениво  вращающей  на  своей  вершине
деревянный пропеллер с обгрызенными  концами,  -  в  набегающей  тени  его
громко  шипел   ацетилен   и   разбрызгивались   желтизной   продолговатые
металлические искры. Происходила сварка. Судя по небывалой сноровке, здесь
фурычила бригада шабашников. Говорить со мной они не пожелали  и  замахали
руками куда-то в сторону пустыря. Я готов  был  сдаться.  Но  на  пустыре,
недалеко от щели в заборе, через которую я пролез, четверо  первоначальных
работяг, насквозь промасленные, черные, будто сделанные из железа, качаясь
вперед и назад, словно заведенные, пилили суровое чугунное бревно -  точно
по сизым  сварочным  швам.  Круг  замкнулся.  Оказалось,  что  третий  цех
находится именно здесь. Видимо. Наверное. Может быть. И Кусаков, настоящий
Кусаков - разгибаясь, протирая затрепанной  ветошью  руки  -  нерешительно
шагнул мне навстречу:
     - Извините, я сейчас не могу разговаривать с вами...
     У него был острый жалкий кадык на  цыплячьей  шее,  вогнутое  лицо  и
стеклянные, пустые, безо всякого дна глаза, - точно в иной мир.  Где-то  я
уже видел такую галактическую пустоту. Трое его напарников переглянулись и
один за другим торопливо исчезли в дыре за досками.
     Кусаков зажмурился.
     - Его пустили на мыло, - очень  медленно  сообщил  он.  -  Получилось
душистое розовое мыло.  Вывели  ночью,  была  травяная  тишь,  надрывались
кузнечики, развели костер под чаном, налили щелочной раствор, кто-то запел
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама