Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Андрей Столяров Весь текст 459.79 Kb

Монахи под луной

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 40
торжественные черные автомобили, завтраки и обеды на  серебре,  встречи  и
проводы на аэродромах, долгие парадные речи по любому поводу,  грандиозные
бумажные  планы,  застилающие  небосвод,  клятвы,  ослепительные  триумфы,
свершения, водопады ликующих белопенных слов - все идет хорошо,  все  идет
хорошо, все идет отлично; власть - непостижимая и  загадочная,  непонятная
человеку, персонификация забытого божества, обитающая где-то за  облаками,
милостиво нисходящая в социализм, видимая только на  трибунах,  оглушающая
зрелищами и феерией: шелестят развернутые знамена, вымуштрованные  шеренги
волна за волной покрывают собою  брусчатку,  бодрые  нескончаемые  мелодии
выплескиваются  на  улицы  из  репродукторов,  прикрепленных  веревками  к
мято-раздутым  водосточным  трубам.  Саранча.  Век  затмения.   Чесоточная
шерстяная оторопь. Солнце давно погасло,  и  летучие  мыши,  как  голодные
привидения, проносятся низко над головой. Горячий животный ветер. Изменить
ничего  нельзя.  Вот  в  чем  загвоздка:   _и_з_м_е_н_и_т_ь   _н_и_ч_е_г_о
н_е_л_ь_з_я_. Меня прихлопнут, как  комара.  Я  даже  пискнуть  не  успею.
Бытовуха. Обыденность. Неужели шеф специально засунул меня в эту коробку с
гвоздями? Не может быть! Мертвый или живой, но ведь  он  должен  понимать,
чем заканчиваются подобные истории. Это же все равно что задушить человека
своими собственными руками. Хуже чем задушить.
     Дрожа и передергиваясь, стуча мерзлотой зубов, я засовывал  документы
обратно в конверт, они упорно не влезали, а  когда,  наконец,  влезли,  то
почему-то просыпались, и мне  пришлось  собирать  их  по  всей  лестничной
площадке. Я поднимал распластанные белые страницы  и  неуклюже  ронял  их,
опять поднимал, чертыхаясь, и опять ронял, - этому не было конца, я  будто
внезапно заболел, меня трясло, как при высокой температуре, память,  точно
распахнулся провал, услужливо и жутковато  подсказывала:  приехали  ночью,
перевернули всю квартиру, распороли матрац, обнаружили наркотики,  которых
никогда не было, понятые, протокол, руки  за  спину,  шесть  лет  строгого
режима; вызвали  в  Управление,  расспросили  -  что  и  как,  внимательно
выслушали, записали, искренне посочувствовали, дали  совет  обдумать  свое
поведение, а когда вышел, то  оказалось,  что  в  паспорте  нет  штампа  о
прописке - поезжай, куда хочешь, пропадай; привезли в дом  за  проволокой,
надели  долгополый  халат,  шприц,  эластик,  транквилизаторы,   серьезные
успокаивающие процедуры, электроды во рту, теперь слоняется по  коридорам,
обритый, и не понимает: сон, смерть, реальность,  кто  я,  -  человек  или
курица  с  отрубленной  головой?  Скажите,  скажите!!!  -  гаснет  крик  в
зарешеченных лунных окнах.  Существуют  и  другие  способы.  Все  довольно
просто. Можно  ли  в  одиночку  расплескать  неподвижную  стоячую  трясину
времени,  которая  торфяными  языками  своими  обнимает  и  всех,  и  вся?
Разумеется, нет. Я и не  собираюсь.  Мне  тридцать  два  года,  я  окончил
факультет  журналистики,   я   работаю   в   центральной   газете,   много
командировок, зарплата средняя, был неудачно женат,  давно  разведен,  сын
девяти   лет,   женщина   на   Песчанке,   гранки,   набор   и    вычитка,
друзья-неприятели, мутный рассвет за окном, сплетни в курительной комнате,
совещания и летучки, иссушающее ночное дежурство, идеологическая накачка в
горкоме, бар не для всех, операция аппендицита,  еще  одна  женщина  -  из
Соляного, колготня на толкучке,  приторный  кефир  по  утрам,  "Библиотека
приключений",  одиночество,  проливные  дожди,  смута  и   неприкаянность,
западный фартовый видео, отключение, алкоголь,  однокомнатная  квартира  в
тартараканских   новостройках.   Меня   прихлопнут,   как   комара.    Это
а_б_с_о_л_ю_т_н_о_ безнадежно. Шефа тоже прихлопнут. Или  он  рассчитывает
на свои контакты из неближних  верхов?  Он  уже  зарос  этими  контактами.
Напрасно. Как комара!
     Я отчетливо сознавал, что галлюцинирую - днем, с  открытыми  глазами.
Лестничные пролеты  складывались  гармошкой  и  невероятно  растягивались,
низвергая меня вниз, опрокидывалось дно металлического  колодца,  переплет
его  накренился  и  несильно  ударил  меня  по  затылку.   Я   ползал   на
четвереньках, собирая страницы, которых становилось все больше  и  больше.
Тонко пищала лампочка. - Я слабый,  слабый,  слабый  человек,  я  не  могу
бороться, - вслух сказал я. Голос прозвучал,  как  в  ночной  воде.  -  Ты
слабый, слабый,  слабый  человек,  ты,  конечно,  не  можешь  бороться,  -
повторила вслед за мной Лида, неожиданно появляясь из  ванной.  Она  сняла
цветастый домашний халат и повесила его в шкаф, согретая  по  изгибу  тела
алым  отблеском  из  окна.  Вызывающе  торчали  груди.  Во  весь  горизонт
растекался сумасшедший  пылающий  закат.  Я  протянул  пальцы  и  коснулся
упругой, чуть влажной кожи. В последний раз. - Оставь, оставь, мы  уже  не
успеем,  -  нервно  сказала  Лида.  Потащила  ленточку  из  пучка   волос.
Оторвалась случайная капля и серебряной искрой скользнула по животу. Когда
это было? Вчера? Сегодня? Я совершенно не  помнил.  Время  расслоилось  на
дольки, и каждая долька еще - на множество  слабых  ниточек.  "Наш  бог  -
Хронос. Он един, неделим и пребывает в вечном успокоении". А это откуда?..
Мне было не разогнуться. Затекла  поясница.  Здоровенная  крысиная  морда,
точно трактор, высунулась из  стены  и  тихонько  пискнула,  принюхиваясь,
поводя из стороны в сторону тревожной щеточкой усов. - Брысь, зараза!..  -
равнодушно сказал я. Я даже не испугался, настолько отупел.  -  Эх,  дядя,
дядя, своего счастья  не  понимаешь,  -  разочарованно  ответила  морда  и
утянулась обратно в стенку. Было  не  до  того.  Жалобно  скрипела  вверху
перегорающая, почти невидимая лампочка. "Уважаемый Савелий Игнатьевич"!  -
прочел я, поднеся к лицу обрывок, затерявшийся  среди  других  документов.
Строчки расплывались не в фокусе. Я не верил своим глазам.  Это  была  моя
записка к шефу, где  я  сухо  и  сдержанно  сообщал  о  том,  что  высылаю
материалы на его имя. Пусть поступает, как хочет. Я  был  уверен,  что  не
писал ее, но это был несомненно мой почерк: характерная петля у буквы  "д"
и длинный дурацкий хвост на конце каждого слова, точно  автору  было  лень
отнимать перо,  а  кроме  того,  внизу  красовалась  моя  личная  подпись,
увенчанная неповторимыми загогулинами, - я не мог сомневаться. И  смятенно
глядя на этот позор тщеты, прыгающий  в  моих  руках,  я  вдруг  мгновенно
ощутил, что мир действительно перевернулся, стал с ног на голову, я больше
ничего не понимаю, и не буду понимать,  и  не  хочу  понимать,  пусть  все
остается, как есть, потому что это - единственное, что сейчас возможно,  и
ничего другого уже никогда не будет. Я ударил локтем по раме в  окне,  она
дико  задребезжала,  оттуда  выпало  небольшое  стекло  и,  как   граната,
разорвалось у моих ног.



                           3. НОЧЬЮ НА ПЛОЩАДИ

     Редактор лежал на камнях, бесформенный, словно куча тряпья, пиджак  у
него распахнулся, и вывалилась записная книжка с пухлыми  зачерченными  по
краю  страницами,  клетчатая  рубаха  на  груди  лопнула,  штанины   легко
задрались, обнажив бледную немочь ног, он еще дышал - трепетала  слизистая
полоска глаза. Я нагнулся и зачем-то потрогал его  лоб,  тут  же  отдернув
пальцы, пронзенные мокрым холодом.
     - Циннобер, Циннобер, Цахес... - сказал редактор.
     Это был приговор.
     Карась,  опустившийся  на  корточки  с  другой  стороны,   растерянно
почмокал и сказал еле слышно:
     - Умрет, наверное, - а потом, быстро оглянувшись, добавил. - Тебе  бы
лучше уйти отсюда. Не надо, чтобы тебя здесь видели.
     Он был прав.
     Уже зашептались у меня над  головой,  уже  зашелестели  возбужденными
голосами: Слышу - звон, удар, я выбежал... Это же  Черкашин...  Боже  мой,
тот самый?.. Ну, конечно... Ах, вот оно что... Ну а вы как думали... Тогда
понятно... Расступитесь, расступитесь, граждане!.. Да пропустите  же!..  -
Знакомый, энергичный сержант, разделяя толпу, уже  проталкивался  ко  мне,
доставая на ходу блокнот. Честно говоря, я не ожидал, что сержант появится
так быстро. Честно говоря, не ожидал. Я отчетливо понимал,  что  теперь  -
моя очередь. Железный капкан захлопнулся, я погиб. Неужели меня обвинят  в
убийстве? Невероятно. Но _о_н_и_ способны на все! Хронос! Хронос!  Ковчег!
У  меня  оборвалось  сердце.  Но  в  это  время  дверь  рабочей  подсобки,
совершенно  неразличимая  в  темноте,  распахнулась,  и   Фаина,   светлея
протяжным  воздушным  платьем,  голыми  руками   и   пирамидальной   седой
прической, сделанной специально для банкета, быстро и  негромко  прошипела
мне:
     - Иди-иди сюда! Что ты здесь торчишь, как дерево на автостраде!  -  А
видя, что я даже не шелохнулся, окостенев в отчаянии,  резко,  без  лишних
слов втащила меня в удушливый закуток под лестницей  и  прижала  к  стене,
нестерпимо обдав духами. - Послушай! Не валяй дурака! _О_н_и_ только этого
и хотят.  _О_н_и_  пропустят  тебя  через  "мясорубку"  или  сделают  тебе
"компот", - будешь заикаться, как недоразвитый...
     У меня не оставалось выхода.
     - Завтра мне надо подняться в шесть  утра.  Поклянись!  -  безнадежно
сказал я.
     -  Ну,  конечно,  конечно!  -  И  Фаина,  больше  не  спрашивая,   не
уговаривая, повлекла меня по невидимым ступенькам -  сначала  вниз,  через
подвальные переходы, уставленные  забытой  мебелью,  а  потом  вверх  -  к
длинным пластмассовым загогулинам,  которые  освещали  пустынный  коридор,
наполненный ковровой тишиною и глянцевым неспокойным блеском дверей.  -  Я
положу тебя в "семерке", ради бога, не высовывайся оттуда,  это  всего  на
одну ночь, полнолуние, царство призраков, я, пожалуй, запру тебя  снаружи,
так надежнее, я уверена, что тебе там понравится...
     Щелкнул выключатель в номере,  и  разлохмаченная  тугая  девица,  как
подброшенная, вскочила с низенького дивана, где валялись  журналы:  Добрый
вечер...  -  Я  нисколько  не  удивился.  Девица  была  рослая,   молодая,
симпатичная, складчатая юбка на ней  едва  прикрывала  бедра,  а  глубокий
вырез, доходящий до пояса, оголял молочные  полукруги  высокой  и  твердой
груди. В общем, - то, что  требуется.  Она  довольно  робко  улыбнулась  и
спросила: Мне раздеться?.. - почему-то  вдруг  густо  покраснев.  Я  и  не
подумал  отвечать.  Фаина  куда-то   исчезла.   Рыхлое   пузатое   кресло,
подминаясь, вместило меня. Номер был очень тесный, в полированном  столике
между нами отражалось печенье и янтарная винтовая бутылка  вина.  Кажется,
уже початая. Вероятно, девица прикладывалась для  бодрости.  Где-то  я  ее
видел. Она расстегнула одну широкую пуговицу, затем вторую, а потом, снова
покраснев, нерешительно потащила платье через голову, оставаясь в  ажурном
лифчике и узеньких пляжных трусах, которые лепестком белизны выделялись на
смуглом теле: Так, наверное, лучше, не правда  ли?  -  Она  изо  всех  сил
старалась держаться непринужденно, однако горячая пунцовая краска заливала
ее лицо, полыхали щеки  и  рубиновыми  капельками  разгорались  отвисающие
мочки на ушах. Видимо, она работала в первый  раз.  Здоровенная  полуголая
дура с мозгами курицы. Захотела веселых денег. Я ее видел на почте. У  нее
было идиотское имя - Надин. Будто у  кошки.  Я  налил  полстакана  вина  и
толкнул его через стол: Закройся! - Девица хлопнула портвейн, как лимонад:
Возьмите, возьмите меня...  -  изогнулась,  приподнимая  пальцами  тяжелые
груди... Я прекрасно понимал, что все это означает. Это означает полночь.
     И действительно, в ту  же  минуту  вторая  девица,  одетая  столь  же
незатейливо, но - поджарая, плоская, с вытравленными льняными  волосами  -
хрипло расхохоталась: Дура ты, дура, дура набитая!  Вот  смотри,  как  это
делают нормальные люди, - и проворно обняла меня, жарко прильнув к щеке: я
все умею... я очень хорошо умею... ты только не мешай мне... я все умею...
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама