Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Андрей Столяров Весь текст 459.79 Kb

Монахи под луной

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 40
истекло. Я прощаюсь с тобой навсегда. Встань, сестра! Встань и иди, ликуя.
Путь твой во мраке...
     Я не знаю: говорил я  все  это  или  нет?  Вероятно,  нет.  Я  же  не
сумасшедший. Передо мною действительно вырастала стена. Шевелились губы, и
звуки лопались мыльными пузырями. Ниночка, присев около табуретки, тихо  и
сосредоточенно гладила мать по  лицу:  Пойдем,  уложу  тебя,  поздно...  -
Солнечный свет  стоял,  как  в  воде.  Равнодушный,  рассеянный.  Обе  они
находились  чрезвычайно  далеко  от  меня.  Я  невольно   прибавлял   шаг.
Надвигалась полуденная жара. Рыжий тягучий  дым,  выползающий  из  завода,
перегнал меня и беззвучно выплеснулся вперед, распространяя  вокруг  запах
горелой  кости.  Там,  где  он  проходил,  трава   желтела   и   мгновенно
скручивалась, а  в  пыли  оставался  темный  мазутный  отпечаток.  Карась,
затрепетав ноздрями, произнес с неподдельным восхищением:  Воздух  сегодня
изумительный... Чувствуешь, какой воздух?.. Кр-р-р-асота!.. - Он нисколько
не притворялся. Я оглядывался,  как  затравленный.  В  городе  происходило
столпотворение. Улицы, прилегающие к вокзалу, были забиты народом. Бродили
туда и сюда. Точно неприкаянные. Растерянно хватали за руки.  Сталкивались
в суматохе и, естественно, не извинялись. Были натянуты  бельевые  веревки
между деревьями. Мокро хлопало полотенце. Кто-то уже стирал  в  тазу.  Под
нервозные оклики: Павлик!..  Толик!..  -  шныряли  неугомонные  ребятишки.
Циркуль-Клазов неотвратимо маячил у меня за спиной. Гомон висел  в  липком
воздухе. Это напоминало табор. Нас то и дело останавливали  и  настойчивым
приглушенным шепотом спрашивали: не  сдадим  ли  мы  комнату  "за  хорошие
деньги"? Цены  предлагались  неимоверные.  Обращение  весьма  походило  на
мольбу. Некоторые даже пытались идти рядом, - тихо уговаривая.  Энергичная
дама, необычайно представительная, с серьгами и кулоном, в вязаном дорогом
платье, скроенном на манер - "я из исполкома", решительно  преградила  нам
дорогу: Нужен временный друг. По соглашению. - Я сначала  решил,  что  она
подосланная, но у нее, не соответствуя высокомерному выражению лица, вдруг
просительно задрожали губы, потекла тушь  с  ресниц.  Карась  обогнул  ее,
будто столб. Рослый мужчина в орденах и планках  на  директорском  пиджаке
без сомнения нарочно уронил "дипломат"  и  легонько  поддал  его  ногой  -
высыпались какие-то сверточки, носки... Это был мой ночной сосед. "Тягач".
Дурак Ушастый. Я его узнал. Впрочем, неважно. Целая  семья:  муж,  жена  и
ребенок, расположившись на чемоданах, постелив газету, закусывали  крутыми
яйцами, чавкая, как слоны. Скорлупу они аккуратно собирали в  целлофановый
пакетик.
     Меня словно кипятком ошпарило.
     Иммиграция!
     - Ты ничего _н_е _в_и_д_и_ш_ь_, - быстро предупредил Карась.
     Он тащил  меня,  как  мальчишку,  прижимая  локоть,  и  довольно-таки
бесцеремонно расталкивая  приезжих  -  не  забывая,  однако,  ослепительно
улыбаться. Я догадывался - зачем он здесь. Вероятно, я серьезно  вывалился
из графика. Если, конечно, график существует в реальности. Я вывалился  из
графика, накопилась ощутимая сумма сдвигов,  подступила  угроза  вариации,
начались автономные колебания, и  Карась  усиленно  корректирует  размытый
сюжет.
     Он сказал:
     - Ситуация крайне напряженная. Крайне. Напряженная. Район  выходит  в
передовые.  Это  надо  учесть.  Область  тоже  выходит  в  передовые.  Так
п_о_с_т_а_н_о_в_и_л_и_. Небывалый урожай зерновых. По сравнению  с  тысяча
девятьсот тринадцатым годом. Корнеплодов собрали почти столько же, сколько
и посадили. Это серьезный успех. Фруктов заготовили - восемь  штук.  Ну  и
достаточно. Год сейчас, знаешь, какой? Решающий и определяющий.  Он  же  -
укрепляющий, продолжающий  и  завершающий.  Тринадцатая  пятилетка.  Эпоха
развитого социализма. Нужны великие победы.  Так  _п_о_с_т_а_н_о_в_и_л_и_.
Невиданный подъем промышленности. Скачок вперед. Гантелей теперь выпускаем
больше, чем в Англии. На четыре  пары.  По  количеству  скрепок  перегнали
Бельгию  и  Люксембург,  вместе  взятые.  Сатиновых  трусов  пошили  -  до
двухтысячного  года.  На  уровне   мировых   стандартов.   Буквально   все
перевыполнено. Буквально - высшего качества и досрочно. Буквально -  новое
поколение компьютеров. По сравнению с  девятьсот  тринадцатым.  Трудящиеся
полны энтузиазма. Так _п_о_с_т_а_н_о_в_и_л_и_.  Небывалыми  успехами  и  в
обстановке трудового  подъема.  Буквально  -  пятисменка  и  восьмидневка.
Буквально - трехсотпроцентный встречный план. Саламасов  получит  "Главный
орден", Батюта получит "Героя экономического труда",  ему  давно  обещали,
Нуприенок получит - медаль и очередное звание. Сотрясается  земля,  звучат
фанфары, мир поражен грандиозным шествием к коммунизму...
     Карась внезапно остановился  -  будто  на  что-то  налетев.  Завертел
гуттаперчевой прилизанной головой.
     - Десять сорок пять. Совмещение...
     Сверкнули наручные часы.
     Мы находились у перекрестка Дровяной и Коммунистического.
     Видимо, контрольная точка.
     - Прощай, - нетерпеливо сказал я.
     Мне хотелось поскорее  избавиться  от  него.  Вокруг  нас  непрерывно
сновали люди.
     Это была  иммиграция.  Бегство  в  "позавчера".  Круговорот.  Великое
переселение народов.
     Меня это абсолютно не касалось.
     Хронос! Хронос! Ковчег!
     Я смотрел, как Карась уходит -  весело  подпрыгивая  и  размахивая  в
суете руками. Мне было очень нехорошо. Поворачивались улицы,  и  гостиница
распахнула стеклянный зев. Жутко давило солнце. Оседала пыль.  Из  горячей
крапивы  вылетела  стрекоза  и,  прочертив  спираль   серебром,   деловито
воткнулась обратно, в иглы.
     Я не верил ни единому услышанному слову. Неужели - правда?
     Круговорот?
     Впрочем, это можно было зафиксировать, а потом проверить.
     Я достал из кармана блокнот и сейчас же, на первой же чистой странице
увидел запись, выполненную карандашом: "Угол Дров. и Комм. 10-45. 18 авг."
     Именно такую запись я и собирался сделать.
     Строчка была неровная, вероятно, набросанная впопыхах,  -  торопливым
сползающим почерком. Но она, как молния, ударила меня по глазам.
     Я едва не выронил блокнот.
     Больше сомнений не было.
     Сомнений не было.
     Пришли  из-под  земли  косноязычные  угрюмые  люди,  обросшие   сивой
шерстью, и на плоских  холмах  у  реки  поставили  город,  с  трех  сторон
огороженный студенистой лентой воды. Дома в этом городе  были  деревянные,
мостовые были  -  деревянные,  деревянные  курицы  выклевывали  из  навоза
деревянное зерно, и бледно-голая деревянная  крапива,  ощетиненная  мутным
стеклом, буйно взметывалась к деревянному же волокнистому небу.
     Утром  над  городом  поднималось  солнце  -  крепкой  дубовой   коры.
Щепки-лучи его скреблись о деревянные крыши. Вопили  недорезанные  петухи.
Сипело  радио.  Тогда  в  спертой  нечеловеческой   духоте   за   ставнями
пробуждался комариный звон и начинали ворочаться,  как  аллигаторы,  -  на
влажных простынях, на подушках, выдираясь из порнографических  сновидений.
Просыпаться было трудно. Да и незачем. В городе не  существовало  времени.
Оно давно уже истончилось, высохло и рассыпалось в  коричневую  комковатую
пыль, устилающую улицы. Его просто не было.  Вакуум.  Деревянная  пустота.
Напрасно тикают металлические будильники по квартирам.
     В этом городе  сажали  картошку,  и  картошка  вырастала  удивительно
крупная и безвкусная - как трава. Здесь сжирали ее вместе с землей,  и  от
этого волос на теле становился еще теснее, а лоснящаяся кожа уплотнялась и
ороговевала.   Днем   здесь   открывались   учреждения    с    названиями:
"Зипзапснабтяпляптранссбыт"  или  -   "Главмочсанбумсовхренпросвет",   где
производили в поте лица невероятное количество  бумаг.  Медленным  светлым
бураном кружились они по этажам, навевая тоску.
     Город питался резолюциями.
     В праздники здесь хлестали фиолетовый вонючий  самогон,  от  которого
трескались поперек себя стаканы, жрали сардельки,  вызывающие  неудержимую
икоту, а затем хрястко и скучно, словно отрабатывая наряд, били друг друга
по морде, наворачивая громадные синяки, опрокидывая в канавы, - терпеливые
насекомые струились по бесчувственным холодным щекам.
     Так оно все и было.  Распадались  годы.  Незаметно  проходила  жизнь.
Подрастали унылые косноязычные дети. А когда наступал последний  срок,  то
друзья  и  родственники,  вытирая   необязательные   слезы,   заколачивали
уходящего в деревянную скупую землю -  чтобы  его  здесь  не  было  больше
никогда.
     Я отлично понимал, что и меня - заколотят. Специальными оцинкованными
гвоздями. Это - судьба. Сучковатые пальцы Безвременья  давили  мне  горло.
Они швырнули меня на вокзал, где у кассы  висело  пожелтевшее  объявление:
"Билетов нет", и заставили долго стучаться в зафанеренное слепое окошечко,
нервничая, обдирая костяшки, пока оно,  наконец,  не  открылось:  Вы  что,
неграмотный?! - Девушка, всего один билет, умоляю, прошу: общий,  стоячий,
висячий, в тамбуре!.. - Билетов нету! - А когда будут? - Не знаю. - А  кто
знает? - Пушкин!! - Грохнула фанера. Число на объявлении было сегодняшнее.
И вчера оно тоже было сегодняшнее. И позавчера -  сегодняшнее.  Бесполезно
было кричать и выпрашивать  снисхождения.  Циркуль-Клазов,  прислонившийся
неподалеку, с чрезвычайным интересом разглядывал свои ногти. Он был наглый
и очень спокойный. Я не знал,  какие  у  него  инструкции.  Должен  ли  он
задерживать меня при выезде или нет? Вероятно, не  должен.  Черный  Хронос
обступал меня со всех сторон. Горбоносый  мужчина  кавказской  наружности,
которого я отодвинул, пробиваясь к кассе, дико  и  неприязненно  погрозил:
Зачэм шумишь, дарагой? Висэм зийчас плохо. Тибэ плохо, минэ плохо. У  меня
брат - велыкий человек. Тц-тц-тц... Ему завсем плохо. - Он качнул кепкой в
угол, где на  темной  отполированной  скамье  зала  ожидания,  притиснутый
вещами, сидел точно такой  же  горбоносый,  знойного  вида  южанин,  но  -
небритый, совершенно отчаявшийся, в летаргии обхвативший  голову.  -  Упал
духом. Ушибся,  -  объяснил  мужчина.  -  Свой  трамвай  имел.  Трамвай  -
понимаешь? Ты - на "Волге", я - на трамвае. Уважают! - Он воздел загорелые
полные руки, не знавшие труда. - Теперь - сахтамыр!.. Бехтар  сахтамыр!!..
Канэц!!!..   Турудящийся   ездит...   Кто   такой   Турудящийся,    скажи,
пожалюста?!.. Зачэм ездит?.. Он дэньги платил, да-а?.. - Мужчина полиловел
от возмущения. Чуткие надменные веки его дрожали, а в уголках рта ядовитой
слюною копился гнев. Ему бы - плетку и пистолет. Ему бы - деньги,  власть,
женщин. Я уже  встречался  с  такими.  Некоронованные  правители.  Нойоны.
Удельные князья социализма. Откуда они  тут  взялись?  Боже  мой!  Неужели
придется жить с монстрами? Иммиграция!..
     Я шарахнулся  от  него,  как  помешанный.  Длинные  коробки,  узлы  и
чемоданы громоздились со всех сторон.  Некуда  было  деваться.  Сучковатые
пальцы потащили меня и  выбросили  в  переулок,  примыкающий  к  задворкам
вокзала: оглушительный разноголосый гомон, крапива, плоская  рябь  окурков
на земле. Я торпедой ударил по сборищу, которое  возбужденно  клубилось  и
жестикулировало.  Вероятно,  кого-то  убивали.  Или,  по   крайней   мере,
насиловали. Разумеется, заочно. Столбик с желтой табличкой вздрагивал  над
озверелой кипящей толпой. Там корячились какие-то цифры, маковые буковки -
не разобрать. Но и так все было понятно.  Автобус  номер  три  на  сегодня
отменили.  По  техническим  причинам.  Об  этом  извещала  бумага,   криво
приколотая на столбе. А автобусы восемь, тринадцать  и  шестьдесят  девять
сегодня вообще не ходили. По  расписанию.  Вам,  собственно,  какой  номер
требуется? Мне, собственно, любой номер требуется. А вам, собственно, куда
ехать? Мне, собственно, все равно куда ехать. На  меня  смотрели,  как  на
идиота. Я не мог никого осуждать. Я догадывался, что все они - зомби. Этот
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама