Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Андрей Столяров Весь текст 459.79 Kb

Монахи под луной

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 40
общественную работу, возглавляет Совет ИТР, смело  вскрывает  и  критикует
недостатки, существующие на производстве, политически  грамотен,  морально
устойчив,  отношения  в   коллективе   хорошие,   пользуется   заслуженным
авторитетом  у  товарищей...  Директор  объединения.  Подпись.   Секретарь
партийной  организации.  Подпись.  Председатель   профсоюзного   комитета.
Подпись. _П_е_ч_а_т_ь_. Все, как полагается. Это еще в  период  дружеского
согласия. Из характеристики Корецкого, выданной девять месяцев спустя  для
представления  в  народный  суд  Ленинского   района:   Обнаружил   слабую
профессиональную  подготовку,  в  вопросах  технологии  металлоконструкций
разбирается  плохо,  злостно   пренебрегает   инструкциями   министерства,
неоднократно  нарушал  производственную  дисциплину,  имеет  замечания  со
стороны администрации объединения, с порученной  общественной  работой  не
справлялся, склонен к политической демагогии, груб и высокомерен, огульным
критиканством и пренебрежительным отношением к мнению товарищей по  работе
фактически поставил себя вне коллектива... Директор объединения.  Подпись.
Секретарь  партийной  организации.  Подпись.   Председатель   профсоюзного
комитета. Подпись. _П_е_ч_а_т_ь_. Все как полагается. Те  же  самые  люди,
которые выдвигали его вперед.  Потому  что  он  стал  опасен,  потому  что
закрутилась бумажная карусель, потому что пришли уже  в  действие  скрытые
рычаги  и,  невидимо  набирая  силу,  застучали  вокруг  ножи  и  цилиндры
обезличивающей машины уничтожения.
     Полдень. Двадцатый век.
     Свидетельница Бехтина: Я не хотела говорить,  что  Корецкий  брал  из
общественной кассы деньги на свои личные цели, потому что это -  неправда,
но следователь Мешков сильно кричал на меня и грозился посадить  в  тюрьму
на три дня - "подумать". Тогда я испугалась и  подписала  составленное  им
заявление. Защита вопросов не имеет. Свидетель  Кусаков:  Сразу  же  после
этого  меня  вызвал  товарищ  Батюта  и  предупредил,  что  если  я   буду
упорствовать, то меня привлекут к уголовной ответственности, потому что  я
помогаю презренному отщепенцу дискредитировать  органы  советской  власти.
Тогда я изменил  свои  показания.  Защита  вопросов  не  имеет.  Свидетель
Постников: Меня попросили остаться,  и  Г.В.Шпунт  сказал,  что  мой  долг
коммуниста - выступить с разоблачением нашего общего врага. Я ответил, что
не знаю Корецкого, но Г.В.Шпунт  объяснил,  что  это  совершенно  неважно,
текст критического выступления мне напишут, главное -  побольше  ораторов,
надо   продемонстрировать   осуждение   преступника    здоровым    рабочим
коллективом. Затем мне дали текст, и я выступил. Защита вопросов не имеет.
Свидетель Венник: Примерно месяц назад  некто  Б.,  находясь  в  состоянии
алкогольного опьянения, доверительно сообщил мне, что Корецкому  теперь  -
труба, его скоро посадят. Так решили на самом верху, потому  что  Корецкий
м_е_ш_а_е_т_. Я забыл об этом  разговоре,  но  вспомнил,  когда  Корецкого
арестовали. Защита вопросов не имеет.
     Полный  мрак,  растерявшийся   вымерший   город,   болотная   тишина,
сдавленный  тревожный  шепот  в  квартирах  -  при  погашенном  свете,  за
опущенными тяжелыми шторами,  -  недоверие,  замкнутость,  темнота,  страх
обмолвиться хотя бы  одним  лишним  словом.  Водянистые  ужасные  призраки
бродят по замершим улицам, поднимаются на этажи и,  хихикая,  прикладывают
ухо к дверям, -  проникают  сквозь  щели  в  прихожие,  роются  по  углам,
омерзительно улыбаясь, разглядывают спящих,  ни  о  чем  не  подозревающих
вялых людей,  прикасаются  к  лицу  холодными  белыми  пальцами.  Глухота.
Безъязычие.  Комья  сырой   земли.   Обвиняемый   И.М.Корецкий,   русский,
исключенный из КПСС.  Сразу  же  после  ареста  следователь  Мешков  начал
угрожать мне, что если я не сознаюсь, то он добьется для меня высшей меры.
Он требовал, чтобы я подтвердил, будто все вещи в моей квартире куплены на
нетрудовые доходы, а когда я  категорически  отказался,  то  ко  мне  были
применены  недозволенные  методы  расследования,  после  чего  я  подписал
признание, рассчитывая на  суде  рассказать  всю  правду.  Но  следователь
Мешков требовал  помимо  этого,  чтобы  я  указал,  где  спрятаны  деньги,
полученные мною в качестве взяток. Денег у меня не было.  Я  их  не  брал.
Меня три раза возили домой, и я указывал различные места на участке  перед
домом,  там  разрывали  землю,  но,  естественно,  ничего  не   нашли,   и
следователь Мешков сказал, что за укрывательство мне добавят еще пять лет.
Он  также  неоднократно  вызывал  мою  жену,  допрашивал   и   обвинял   в
пособничестве, обещая ее посадить, а поскольку это не помогло, то  привлек
к дознанию мою дочь, пятнадцати лет, и на первом же допросе пригрозил  ей,
что если она будет запираться, то ее исключат из школы. Тогда жена продала
некоторые вещи, а вырученные  деньги,  тысячу  двести  рублей,  отнесла  в
милицию, и следователь Мешков оформил их как вещественное  доказательство.
Кроме того, он велел мне задним  числом  подписать  несколько  документов,
которые бы удостоверили, что я использовал служебное  положение  в  личных
целях. И  я  эти  документы  подписал.  Но  вы  признаете  себя  виновным,
гражданин Корецкий? Нет, категорически не признаю. Однако, на следствии вы
свою вину безоговорочно признали. Я  уже  объяснял,  почему  был  вынужден
сделать это. То есть, вас заставили ее признать? Ну - конечно! Подсудимый,
я лишаю вас слова! На каком основании? Сядьте пожалуйста, подсудимый!  Это
произвол! Подсудимый, сядьте!
     Вот на чем ломается человек: он ломается  на  своем  окружении.  Надо
ночью забрать жену на допрос - чтоб стояла на улице милицейская коробчатая
машина с выключенными фарами. Надо,  чтобы  дико  трещал  звонок  и  чтобы
громыхали по лестнице стопудовые каменные  сапоги.  Надо,  чтоб  вспыхивал
резкий свет и чтобы, как выстрелы, хлопали незапертые двери.  Надо,  чтобы
надрывались начальственные голоса и  чтобы  соседи  вокруг,  пробудившись,
наполовину высовывались из окон. Надо произвести  обыск  -  обязательно  в
выходные, при всеобщем стечении народа, под  стон  и  треск  передвигаемой
мебели,  оставив   бесстыдно   развороченную   квартиру.   Надо   прислать
милиционера в школу и забрать  как  свидетеля  дочь  -  непосредственно  с
середины  урока,  со  скандалом  в  учительской,  а  затем  точно  так  же
отконвоировать ее обратно, чтоб вся школа смотрела и  видела:  ее  отец  в
тюрьме. Сломать человека  очень  просто:  нажатие,  сухой  треск,  горячее
короткое пламя стыда: Делайте со мной, что хотите!..  -  и  дальше  уже  -
рутина,  механическое  привычное  канцелярское  действие,  натужный  скрип
перьев, шуршание бумаги, вращение  массивных  бюрократических  шестеренок.
Тишина и  спокойствие.  Удивленная  пауза.  Ярко-голубые  глаза  на  лице.
Гражданин, что вы там все записываете? Я делаю пометки для газеты.  Делать
записи в суде категорически  запрещено.  Почему  запрещено,  разве  это  -
закрытый процесс? Я вам говорю: отдайте блокнот! Но позвольте, но как  же!
Гражданин, вы опять нарушаете!  Но  позвольте!  Я  вам  повторяю:  отдайте
блокнот! Солнце. Тлеющий воздух.  Облупленные  коридоры.  Злоба.  Выкрики.
Рычание мотора под открытым окном. Я в последний раз вам  говорю:  отдайте
блокнот. Защита вопросов не имеет. Девочка-секретарь с веснушчатым  хитрым
лицом, любопытствуя, протягивает за блокнотом бескостную мягкую лапку. Она
уже  -  власть,  эта  девочка,  она  уже  чувствует  свою  избранность   и
причастность, она уже начинает _в_е_р_ш_и_т_ь_, потому  что  она  идет  по
проходу, и комариные узкие бедра ее лениво колышутся  -  морщатся  родимые
пятна на голой спине. Все уже безнадежно. Все  было  безнадежно  с  самого
начала.
     Из  письма  Корецкого  в  высшие   партийные   инстанции:   Постоянно
нарушается  социалистическая  законность,  всякая  критика  подавляется  и
преследуется, несогласных заставляют молчать или убирают всеми  доступными
средствами, система угроз и запугиваний, система поощрения "верных людей",
строгая  официальная   иерархия,   лесть,   угодничество,   чинопочитание,
фактически образовалась элита, как бы стоящая над законом  и  претендующая
на   абсолютную   вседозволенность,   искажается   плановая    отчетность,
подтасовываются цифры и показатели, руководство -  исключительно  волевое,
промахи, ошибки в хозяйствовании прикрываются трескучими фразами,  внешнее
показное благополучие, внутри -  гниль  и  пустота,  прошу  обратить  ваше
внимание, принять  самые  срочные  меры,  назначить  комиссию,  произвести
проверку, оградить мое честное имя, - и так  далее  и  тому  подобное,  на
шести страницах измятой бумаги.  Кому  он  это  писал?  Зачем?  Наивный  и
беспомощный лепет. Внезапная зрелость, перелом, первое выдвижение, как  бы
открылись глаза: непременно должна  восторжествовать  всеобщая  социальная
справедливость. Мы  ведь  провозгласили  государство  трудящихся!  Видимо,
круглый, клинический идиот. Или, быть может, самоубийца. То есть, хуже еще
- идиот вдвойне. Проще было повеситься где-нибудь  на  задворках.  Он  как
будто не жил все эти тягучие годы, прилипающие  на  календаре,  монотонные
пустые дремотные годы, он как будто не слушал слабоумное радио и не  читал
бредовых газет, он как будто не видел на каждом углу стометровые  портреты
человека с густыми бровями, который коллекционирует автомобили. Кретинизм.
Погребение. Спазмы самоубийцы. Черный обморок. Лампы  дневного  света  под
потолком. Нечистоты и паутина. Полдень. Двадцатый век. Неподвижные стрелки
часов. Эпоха развитого социализма.
     Общественный обвинитель: В то время как... вдохновитель и организатор
всех  наших  побед...  несмотря  на   отдельные   трудности...   величавой
торжественной поступью... к  новым  свершениям,  в  неутомимой  борьбе  за
свободу трудящихся... и за мир  во  всем  мире...  Находятся  еще  люди...
оболгать, опорочить... ненавидя наш государственный строй...  без  души  и
без веры... растленного Запада... эти жалкие злопыхатели... самое  дорогое
для  советского  человека...   Не   допустим...   не   позволим...   дадим
коллективный отпор!.. Будто  спекся  мутнеющий  воздух.  Словно  в  жидком
стекле: тени, краски и  голоса,  крепко  сдавливает  все  тело  неумолимая
жестокая твердь. Защита  вопросов  не  имеет.  Прокурор  Д.Д.:  Незаконная
хищническая деятельность гражданина Корецкого установлена  и  подтверждена
на  следствии  многочисленными  фактами  и  показаниями   свидетелей.   Он
полностью изобличен. Но что побудило этого человека заниматься  преступным
вымогательством  и  распространять  гнусную  неправдоподобную  клевету  на
уважаемых людей  города,  на  ответственных  партийных  и  государственных
работников, которые занимают посты, доверенные им народом?
     Поднятая над притихшим залом рука,  вдохновенные  быстрые  интонации,
разящие  насмерть,  светлые  сияющие  пуговицы  на   мундире.   Все   было
безнадежно. Все было безнадежно  с  самого  начала.  Платье  из  стального
кримплена поднимается над зеленым сукном стола: Рассмотрев  обстоятельства
дела и приняв  во  внимание,  что  обстоятельства  дела  были  приняты  во
внимание по всем  обстоятельствам  дела,  суд  в  составе  из  надлежащего
состава  заседателей  признает  гражданина  Корецкого  Игоря  Михайловича,
никоторого года рождения, виновным в нарушении статьи  шестьдесят  седьмой
части второй УК РСФСР и в нарушении статьи девепятой части первой УК РСФСР
и приговаривает гражданина Корецкого Игоря  Михайловича,  никоторого  года
рождения,  к  семпырем  годам  заключения   при   содержании   в   колонии
общестрогого  режима.  Приговор  может  быть  обжалован  в   законовленные
установом сроки...  Полный  обвал.  Запрокинутое  кверху  лицо.  Мраморные
костяшки пальцев, обхватившие дерево  парапета.  Судорожный  всхлип  жены.
Шарканье ног и стульев.  Торопливое  покашливание  в  коридоре  у  выхода.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама