Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Уильям Сирз Весь текст 270.89 Kb

Бог любит смех

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 24
занял позицию у окна и украдкой глянул на мистера МакКаллистера.
   "Ты, грязный шпион", - прошептал он.
   Потом он дал бортовой залп по мистеру МакКаллистеру с помощью  своего
нового ботинка. Дядя Даффи промахнулся. Мистер МакКаллистер остался нев-
редим, но дядя Даффи расколол стекло в верхушке окна. Он разбил также  и
шестилетнюю дружбу между Сирсами и МакКаллистерами.
   Отец поймал дядю Даффи раньше, чем тот выпал из окна, и унес его  об-
ратно в постель. Укладывая его, он ударил дядю Даффи о столбик  кровати,
и дядя Даффи тотчас очухался. Он был очень недоволен отцом.
   "Во имя неба, ну что ты делаешь? - ворчал он. - Неужели  нельзя  дать
человеку ночью спокойно отдохнуть?" Однажды ночью мы услышали, как  дядя
Даффи поднялся и начал одеваться. Он  маршировал  взад-вперед  по  своей
спальне некоторое время, строя свой полк.
   По-видимому, у некоторых солдат было не все в порядке, потому что  он
устроил им разнос. В конце концов он громко  заорал,  "Порядок,  грязные
свиньи! Марш!" Дядя Даффи повел своих людей лично -  из  спальни,  через
зал наверху, мимо дверей моей спальни. Я почти ясно увидел их, этих  лю-
дей, которым он выкрикивал свои команды. И его я увидел, когда он прохо-
дил мимо. Казалось, что он страшно спешит, но не знает, куда  идти.  Мне
хотелось быть добрым к нему. Я сказал:
   "Хэлло, дядя Даффи!" У него были странные глаза. Он заорал  на  меня:
"Берегись снайперов! Ты - на вражеской территории!" Дядя Даффи продолжал
монотонно выкрикивать, пока вел людей по лестнице вниз:
   "Раз, два! Раз, два! Раз, два! Раз, два!" Он промаршировал  со  своей
ротой по переднему крыльцу и ушел из нашей жизни навсегда. Я ни разу его
больше не видел.
   После того, что дедушка рассказал мне о нем, я понемногу научился лю-
бить дядю Даффи. Он правил упряжкой серых в яблоках першеронов на грузо-
вой линии мистера Миддлтона - когда не слишком усиленно лечился.  Иногда
он позволял мне сесть рядом с ним и подержать вожжи. Он всегда повязывал
хвост большого серого красивым бантом. Лошади любили его - может, поэто-
му его понимал и дед. Я был единственным, с кем дядя Даффи часто  разго-
варивал. Он купил мне мою первую пару высоких красноверхих сапог на сле-
дующий день после атаки на окно мистера МакКаллистера. Меня не  очень-то
интересовали высокие красноверхие сапоги, но дядя Даффи, когда  был  ма-
леньким, все время мечтал о паре таких. Теперь, когда он уже стал  слиш-
ком стар для них, он надеялся, что они сделают счастливыми меня.
   Время от времени глаза дяди Даффи становились печальными и  далекими.
Однажды я слышал, как он сказаля: "Луиза", и большая слеза скатилась  по
его щеке.
   Частенько он говорил: "Будь все проклято". Он говорил это самому  се-
бе, словно меня не было рядом.
   В ту ночь, когда пришла телеграмма, еще до того, как отец раскрыл ее,
я понял, что это - о дяде Даффи.
   "Где теперь дядя Даффи?" - спросил я.
   "Не имею понятия", - ответил отец.
   "А Вискерс все еще с ним?" - хотела знать Элла.
   Мать подняла глаза от своей тарелки, словно хотела что-то сказать, но
отец неодобрительно посмотрел на нее. Он закрыл тему,  хлопнув  меня  по
голове.
   "Ешь свой обед", - сказал он.
   Почему-то я был печален в ту ночь.
   Г Л А В А 10. ВЗЛЕТ К СЛАВЕ, ИЛИ БЕСТСЕЛЛЕР В ДВЕНАДЦАТЬ  ЛЕТ  Вскоре
после этих событий мы переехали из Миннесоты в Милуоки, штат Висконсин.
   Отец получил работу по окраске стали в большой железнодорождной  ком-
пании.
   От деда нас отделяло около пятисот миль.Мы  были  у  него  с  неделю,
прежде чем распрощаться. Мы оба притворялись, что никто никуда не уезжа-
ет. Дед разрешил мне прибирать в стойлах, чистить лошадей,  править  ко-
ляской и даже кататься без седла на старом толстом Принце. Когда же нас-
тупило время отправляться на железнодорожную станцию,  дед  заявил,  что
слишком занят, чтобы сопровождать нас, и я отправился в амбар  -  попро-
щаться. Мы просто сидели там на ящиках с  овсом,  не  говоря  ни  слова.
Принц ржал и лягал стойло. Я услышал, как, поторапливая меня, отец загу-
дел в клаксон "форда-Т" дяди Уолтера. Вдруг я обнял деда сильно, по-мед-
вежьи, как только мог. Он потерся о мои щеки своими бакенбардами и  ска-
зал.
   "Там, куда ты уезжаешь, сынок, большой город. Следи за собой. Там  не
так, как в деревне. Не забывай того, что я тебе говорил. Не будь домосе-
дом, когда приедешь туда. Выходи и действуй. Где-нибудь в этом мире есть
что-то удивительное, что ждет тебя. Смотри в оба. Не забывай  своих  мо-
литв и не забывай своего деда".
   Дед снова сдавил меня в объятиях, а потом он положил что-то в мою ла-
донь и накрыл это моими пальцами. Я взглянул. Это была медаль за  первое
место, выигранное в двух заездах окружной ярмарки на Дакаре,  великолеп-
ном гнедом.
   "Больше я не могу терять здесь время", - сказал он и, протиснувшись в
стойло мимо головы Бьюти, принялся чистить ее скребницей. Я еще раз пох-
лопал лошадей перед уходом, но дед больше ни разу не взглянул в мою сто-
рону. Он разговаривал с Бьюти.
   "Тпру, девочка, тпру". Я сунул горсть овса в карман и,  проходя  мимо
поилки, пару раз толкнул ручку насоса, добыв немного воды. Я слышал, как
дед распевает во всю силу своего голоса:
 
   "Ждет на небе пирог, когда выйдет твой срок.
   Когда выйдет твой срок - ждет на небе пирог".
 
   Центр Милуоки был залит огнями, и он все тянулся и тянулся,  -  каза-
лось, без конца. В школьных классах дети носили форму одинакового цвета,
а чтобы пройти город из конца в конец, требовался целый  день.  Дед  был
прав. В городе все было иначе. Здесь было столько нового  и  волнующего,
что за год я забыл почти все, что он говорил мне.
   Я очень редко вспоминал о своем видении.
   Свою писательскую карьеру я начал как-то летом, еще до окончания  на-
чальной школы. Произошло это в  одно  субботнее  утро  в  парикмахерском
кресле. Я читал стихотворение в журнале, пока мистер Пинки стриг мне во-
лосы. Мистер Пинки болтал с мужчиной, который брился в соседнем  кресле.
Они обсуждали "добрые старые времена". Слушаяих разговор, я  понял,  что
могу написать гораздо лучшие стихи, чем те, что я читал. Я сказал  себе:
Уильям Сирс, записка, которую ты написал мисс Нельсон  в  июне  прошлого
года, предлагая сбежать из школы  на  двойной  бейсбольный  матч  против
Сент-Пола, была гораздо прекраснее - правда, из-за нее у тебя были  неп-
риятности, но в ней присутствовало чувство.
   Я начал воображать себя преуспевающим писателем. Возможно,  я  напишу
книгу, которая повлияет на жизнь миллионов. Это даст мне возможность со-
вершить путешествие вокруг света, чтобы рассказать людям  о  Боге.  Бог,
вероятно, одобрит это. И у меня будет больше времени, чтобы ходить в ки-
но. Кроме того, если я буду иметь успех и много денег  -  большее  число
людей будет слушать меня и верить тому, что  я  говорю.  Это  было  дело
вполне стоящее.
   Я начал распускать перья в парикмахерском кресле.  Я  сказал  мистеру
Пинки с такой же небрежностью в голосе, какая звучала у мужчины  по  со-
седству: "Мистер Пинки, мне тоже яичным шампунем".
   "Для шампуня у тебя ничего не осталось, - сказал  мне  мистер  Пинки,
отряхивая мой новехонький "ежик". - А потом, если у тебя завелось больше
полудоллара, значит, времена изменились".
   "Ладно, - огрызнулся я. - Я не спорю. Наведите мне блеск".
   "На твои босые ноги?" "Забудем это", - сказал я, бросив ему пятьдесят
центов, и побрел по Висконсин-Авеню в направлении публичной  библиотеки.
Мне был виден верх отеля "Шредер". Пожалуй, пентхауз меня бы устроил.
   В ту ночь я на цыпочках прокрался на кухню, сделал себе шесть бутерб-
родов с арахисовым маслом и вернулся в свою комнату с  тремя  отточеными
карандашами и письменными принадлежностями матери.
   Было около трех часов, когда я закончил свой шедевр. Я написал его  и
поставил свое имя - Билли Сирс, но это звучало  не  слишком  благородно.
Тогда я подписался
   - Билл Сирс. Лучше, но не намного. Уильям Сирс. Все еще слабовато.  Я
выдал полный титул: Уильям Вернард Патрик Майкл Теренс Сирс III. Он  по-
лучился почти таким же длинным, как само стихотворение.
   Я назвал стихи "Реминисценции в парикмахерской". Слово пришлось трид-
цать минут искать в словаре. Потом я выскользнул, чтобы отослать сихзот-
ворение Капитану Билли в его журнал "Снаряд" в Роббинсдейл, штат  Минне-
сота.
   Я повторял стихотворение про себя, пока ходил до ящика и обратно.
   "Реминисценции в парикмахерской". Уильям Вернард Патрик Майкл  Теренс
Сирс III:
 
   Ушли те деньки - все, к чему мы привыкли -
   И бар, и опилки, и пиво за никель.
   Уже вспоминаются очень туманно -
   При фартуке бармен, бутылки, стаканы.
   Вертушек-дверей потихоньку не стало,
   Забылось, как завтракали до отвала.
   Так выпьем за дни, что забыты уж ныне -
   За то, что мужчинами были мужчины!
 
   Как здорово быть писателем! Я помню - все раздумывал, похоже ли  пиво
по вкусу на что-нибудь вроде земляничной воды, но так это или нет, меня,
в сущности, не волновало.
   Я начал караулить почтальона со следующего дня. А через месяц  пришел
длинный конверт со штемпелем "Снаряда". Там внутри  что-то  было!  Чтобы
узнать, что это такое, я потратил много времени. Сначал  я  потряс  его.
Потом поднес к оконному стеклу, просветив на солнце.  Осторожно  оторвал
один маленький уголок и попытался заглянуть внутрь.
   "Может быть, там внутри есть что-нибудь?" - сказал я матери.
   "Может быть, - терпеливо согласилась она, не прекращая вытирать пыль.
- И если мы все проживем достаточно долго, мы даже сможем узнать, что".
   Элла была реалисткой. "Вскрой его, - посоветовала  она,  -  и  вытащи
свой ответ с отказом". Она послала мне испепеляюще-презрительный взгляд.
- "За то, что мужчины были мужчинами!" Ха!
   Мать посмеивалась, Мэри и Фрэнсис прилипли друг к другу  -  голова  к
голове - и спели в парикмахерской гармонии:  "Ты  цветок  моего  сердца,
Аделина!" Мэри, старшая, театрально показала в мою  сторону  и  заявила:
"Конечно, он видел те бодрые старые дни.  Это  вообще  не  ребенок.  Эта
крошках родилась в одно время с Джоном Л.Салливаном".
   Это было выше моих сил. Я ушел в свою спальню и сунул письмо под  по-
душку. "Я взгляну на него позже, - сказал я. -  Ну  хорошо,  сейчас  уже
"позже". Пока я вскрывал конверт, я выдохнул короткую молитву.
   "Не делай так, чтобы это оказался отказ. Я не хочу собрать все деньги
в мире, но раз я собираюсь идти вокруг света и проповедовать, мне  будут
нужны чемоданы и одежда ...а моим сестрам вещи... не говоря уже  о  том,
что надо платить за квартиру".
   Я замер, потому, что письмо было уже вскрыто, и внутри я увидел  чек.
Это был самый привлекательный кусок бумаги, на каком  приходилось  оста-
навливаться моему взору. Я бросил один взгляд на цифры и вылетел в  дру-
гую комнату, триумфально размахивая плодами своего гения  перед  глазами
сестер.
   "Как вам нравятся эти яблочки? - вопил я. - Семьсот пятьдесят  долла-
ров!" "Что?" - воскликнула матушка. Она схватила чек и посмотрела на не-
го. Потом перевела дух. Терпеливо она объяснила: "Когда  ставится  точка
после семи, это означает семь долларов пятьдесят центов".
   Это было падение. Но я действительно не моторную лодку хотел. Теперь,
когда я был на гребне успеха, мои сестры сделались совершенно  невыноси-
мыми. Элла сказала, что чек жидковат, но, как ни странно,  его  как  раз
хватит, чтобы купить ей тот симпатичный темно-синий свитерок у  Джимбелс
- и это прозрачный намек, заявила она.
   Я сказал: "Лошадиных перьев!" Мать заметила, что  я  волен  делать  с
деньгами все, что захочу, и не волноваться о квартплате - они как-нибудь
наскребут, хотя один Бог знает, где.
   Я сунул чек в карман. "Никто ничего не получит, - сказал я твердо.  -
Я использую его для моей дальнейшей карьеры" Я решил бросить школу и пи-
сать. А теперь, пожалуйста, немного тишины. Я предчувствую новое стихот-
ворение".
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама