Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Уильям Сирз Весь текст 270.89 Kb

Бог любит смех

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
   Мать сказала: "Я по-настоящему беспокоюсь, Фрэнк.  Возможно,  ты  был
прав.
   Возможно, это видение означает, что он может уйти от нас".
   Это было для меня новостью. И я, к своему ужасу, понял,  что,  говоря
"уйдет", мать имеет в виду "Уйдет совсем", как однажды  в  расцвете  лет
"ушел" Большой Дядя Роберт. Ночью я вообще не спал. Раз кто-то придет за
мной, я должен быть начеку.
   Несколько дней мне было совсем тошно. Я мало разговаривал и не  выхо-
дил играть. Я сидел в своей комнате и боялся. Я чувствовал,  что  обязан
быть дома, когда придет гость. Я распрощался со всеми друзьями. Я  отдал
свою бейсбольную рукавицу Марджи Келли, которая сильно мне нравилась.  Я
отдал ее даром.
   "Это прощальный подарок", - сказал я ей.
   "А куда ты уходишь? - спросила она удивленно.
   Я проглотил комок в горле. "Ужасно далеко". Так всегда говорят ковбои
в фильмах в "Народном театре", а больше я и не знал, куда можно уйти.
   "Куда далеко?" - спросила она.
   "Просто далеко".
   "Далеко-далеко от Дулута?" Я кивнул. "Гораздо дальше.  И  никогда  не
вернусь назад". Марджи обрадовалась.
   "Тогда можно я возьму твои роликовые коньки?" Я отдал их ей.  Я  ждал
две недели, но никто за мной не явился. В конце концов я  забрал  коньки
обратно. Я снял их однажды вечером на улице прямо с ног Марджи.
   "Тебе хватает нахальства, - сказал я ей, - кататься,  хотя  мое  тело
еще не остыло".
   Я решил, что лучше пойду и расскажу деду о моем  видении  и  об  этом
"уйти". Может быть, он все растолкует. Я не думал, что видел Бога. Он не
казался столь величественным, хотя и был прекрасен. Дед отгребал снег от
дверей амбара, когда я пришел. Я не терял времени. Я рассказал ему о ви-
дении.
   "Ты когда-нибудь видел что-то подобное?" - спросил я его.
   "Нет. Но хотел бы".
   Дед двинулся вокруг сарая через глубокий снег. Я шел по  его  следам,
делая гигантские шаги.
   "Что ты делаешь?" - сказал он.
   "Иду по твоим следам".
   Дед будто испугался. "Ладно, выбирайся из них. Они не годятся , чтобы
ходить по ним. Делай свои собственные следы и делай так,  чтобы  по  ним
можно было пройти".
   "А как ты думаешь, Бог оставляет следы?" - спросил я.
   Дед засмеялся. Он сказал, что я напоминаю ему школьника, который взял
карандаш и начал что-то усердно чертить. Учитель спросил, что он там ри-
сует. Бога, ответил тот. Учитель засмеялся и сказал, что никто не знает,
как выглядит Бог. Мальчик ответил: "Когда я закончу - буду  знать".  Де-
душка разразился взрывом смеха. Он любил свои шутки больше чужих и  час-
тенько смеялся над ними больше, чем они того заслуживали.
   Когда я заворачивал за угол амбара, чтобы идти домой, он швырнул  мне
сзади за шиворот снежок.
   Только еще одному человеку, Элле, я рассказал о видении.
   Это было ошибкой. Наверное, она была завистлива, и поэтому с того мо-
мента у нее появились все виды снов и видений.
   "Твой человек приходил ко МНЕ в МОЙ сон этой ночью", - гордо  хваста-
лась она.
   Это казалось сомнительным. "Как он выглядел?" "Он  был  высокий,  как
сосна, и глаза, как две больших миски".
   Я знал, что она выдумывает. За завтраком она всем рассказывала:
   "Сияющий человек Уильяма являлся этой ночью ко мне".
   Отец промахнулся мимо тоста и намазал маслом свою ладонь.
   "Это замечательно, дорогая, - сказала мать. - Запиши все это как сле-
дует для нас и прочти за обедом".
   Элла была полна энтузиазма. "Он был длинный  и  тощий,  на  нем  было
длинное черное пальто и высокая черная шляпа, у  него  черная  борода  и
очень печальные глаза".
   Моя сестра Фрэнсис кивнула. "И он повторял снова и  снова:  "...  во-
семьдесят семь лет назад наши предки...".
   Все понимали, что Элла говорит неправду. Я слышал, как  отец  говорил
матери, что хотел бы знать, не сочинял ли и я.
   "Это единственный раз, - говорил он, когда большая жирная  ложь  была
бы желанной и осталась бы безнаказанной".
   Однажды в воскресенье я не пошел в церковь, рискуя  навлечь  на  себя
смертный грех. Вместе с дедом мы поехали в его кабриолете на берег  Мис-
сисипи. Там был ужасный шторм, и все дома людей, живущих по берегам, за-
топило. Дедушка помогал им спасать вещи. Мы работали до позднего вечера.
Когда мы вернулись, дедушка получил взбучку от бабушки, а я был  отправ-
лен наверх, в постель, прежде, чем пришел домой отец и смог со мной раз-
делаться. Я понимал, что на этот раз будет не разговор "мужчины с мужчи-
ной", не легкий ивовый прут - это будет ремень для правки  бритвы.  Отец
махал этим ремнем так, словно колол дрова, иногда теряя в  своей  работе
чувство меры, и, казалось, не мог определить, достаточно ли уже  получил
мальчик, чтобы исправиться. Но что было даже хуже - так это  его  манера
подниматься по ступенькам. Его ноги играли на этих ступеньках с  большим
чувством, чем даже мистер Тилли на церковном органе по воскресеньям. Ша-
ги отца по ступенькам всегда были ужаснее самой порки. Иногда по  утрам,
когда он по два раза окликал нас, а мы все не вставали,  он  взбегал  на
несколько ступенек самым устрашающим образом. "Я поднимаюсь за  вами,  -
говорил он. - И если я поднимусь, вы пожалеете". И  он  скакал  на  одну
ступеньку вверх и вниз, поднимая шум на весь свет, делая вид, что  взби-
рается наверх. Я вылетал из постели, как метеор, и попадал прямо в  брю-
ки. Как то поутру отец был в особенно хорошей форме. "Если вы не  подни-
метесь в пять минут, - сказал он, я приду и вытащу вас за шиворот!"  Че-
рез десять минут он сказал: "Я иду!" Звучание ступеней было столь внуши-
тельным, что я почувствовал гордость за отца.
   Я засмеялся и окликнул Эллу: "Это неплохо. Это звучит, как будто отец
подходит прямо к комнате". Я поднял глаза. "Доброе утро, папа!"  Теперь,
когда я пропустил воскресную службу, я ждал в своей  комнате  "отеческих
шагов судьбы" снова. И они прозвучали.
   "Давай-ка покончим с этим", - сказал он.
   "Да, сэр".
   "Это причинит мне большую боль, чем тебе".
   "Но в другом месте".
   За это я заработал несколько добавочных ударов, но  как  только  отец
закончил "бить в литавры", как называла это Элла, я спустился и  присое-
динился в амбаре к дедушке. Он сидел на ящике с овсом.
   "Присядь, сынок", - сказал он.
   Я покачал головой. "Пока не буду".
   Дедушка сочувственно кивнул. "Ты думаешь, что если бы  соврал  насчет
того, где мы были сегодня, то имел бы теперь у себя в штанах более удоб-
ное седалище, верно?"
   - Я кивнул. Дед засмеялся. - "Лучше быть  потрепанным,  но  гордым  -
сказал он мне.
   - "Вот в чем характер. Забудь свой огузок. Ты сделал доброе дело, по-
могая этим людям на реке".
   Дедушка быстро взглянул на дверь амбара, будто увидел там тень бабуш-
ки, а потом сказал: "Конечно, молиться тоже хорошо.  Но  так  же  хорошо
можно молиться и за работой. Не хочу, чтобы ты думал, будто твой  старый
дед не верит в молитву, потому что я верю. Но есть разные пути.  Сейчас,
если я опущусь на колени, чтобы сделать это, Бог скажет мне:  "Мэл  Ваг-
нер, ты - старый лицемер. Встань с колен и отправляйся-ка резать свиней.
Пусть молиться тот, кто умеет. А ты ступай, помоги тем  людям  на  реке,
слышишь?" "Бог действительно говорил тебе это?" - спросил я его.
   "Именно это бы Он и сказал".
   Дед дал мне мягкую подушку из повозки. Я очень  осторожно  присел  на
нее. Я любил запах его одежды, его морщинистые щеки с  редкими  колючими
бакенбардами, которые царапались, когда он обнимал меня.  В  амбаре  был
мир, который принадлежал только деду и мне. Я любил каждую минуту,  про-
веденную здесь, аромат сухого клевера и люцерны,  когда  дедушка  бросал
вилами сено в кормушки; пыль, которая щекотала горло; сладко-кислый  за-
пах упряжи; мне нравилось, как прядали ушами лошади, издавая тихое  ржа-
ние, и беспокоились, когда мы гремели крышкой ларя с овсом; нравились  и
дружеские тычки, которыми награждал меня старый упитанный Принц, когда я
прикасался щекой к его бархатным теплым ноздрям; иногда я похлопывал его
по шее и следил за лучами солнечного света, проникающими сквозь  щели  в
стенах амбара, словно маленькие прожектора, нити которых играли с части-
цами танцующей пыли.
   Перед тем, как  я  отправился  этой  ночью  домой,  дед  одарил  меня
объятьем медведя-гризли и оцарапал бакенбардами. "Никогда  не  прекращай
задавать вопросы",
   - сказал он мне. Затем он взял с меня клятву, что провалиться мне  на
этом месте, если я прекращу. "Это все равно, что учиться", - сказал  он.
- "Когда ты станешь старше, ты бросишь задавать вопросы и будешь  прини-
мать все как есть, а это, что ты принимаешь так, как есть, обычно не так
уж и хорошо, в конце концов. Вот что важно, сынок. Спрашивай.
   Где-то должно быть нечто лучшее, чем то, что  мы  имеем.  Однажды  ты
поймешь смысл твоих снов. Надеюсь, что буду рядом, когда это случится. Я
ведь и сам что-то искал больше семидесяти лет".
   В этот момент в дверь амбара постучался отец, давая мне  понять,  что
наше совещание закончено.
   Г Л А В А 4. ЖДЕТ НА НЕБЕ ПИРОГ, КОГДА ВЫЙДЕТ ТВОЙ СРОК На  следующее
утро, когда, позавтракав, я встал из-за стола, отец велел мне вернуться.
   "Куда ты думаешь идти?" "К дедушке".
   Голос отца был суров. "Сними шапку. Ты остаешься дома".
   "Но дедушка берет домой несколько овец, и он сказал, что мог бы  дер-
жать ягнят".
   "Ты остаешься дома, и кончено".
   "Почему?" "Потому что я так сказал, вот почему".
   Я не видел деда целую неделю. Виноват в этом был я сам. Не нужно было
говорить матери с отцом, о чем мы беседовали с дедом воскресным вечером,
вернувшись с разлившейся реки. По пути я насчитал семь церквей и поинте-
ресовался у деда, как может Бог каждое воскресное утро посещать  их  все
сразу.
   "Очень просто", - сказал он. - Бог как воздух. Он  повсюду.  Ты  ведь
дышишь воздухом здесь, в повозке, а лошади дышат им снаружи".
   "А Бог бывает в какой-нибудь церкви дольше, дед, и любит ли он их все
одинаково?" Дед задумался. "Не знаю, - сказал он. - Не  думаю,  чтобы  у
Бога был резон заводить любимчиков. Для тебя и  меня  эти  маргаритки  -
желтые и белые, а васильки
   - синие, и этим они отличаются. Но для Бога они просто цветы, и  пока
они растут и цветут, он никуда не сует свой нос, и  не  принимает  ничью
сторону.
   Бог велик. Вот только его создания уничижают Его".
   Когда я рассказал отцу за обеденным  столом,  как  дед  называл  одни
церкви одуванчиками, а другие алтеем, он решил, что это  очень  забавно.
Потом я сказал, что дед считает - Бог очень добр и щедр, и ему все  рав-
но, в какую церковь ходит человек, если тот любит Бога и своих братьев.
   Глаза отца сделались ледяными: "Что это за Бог такой, о котором  тебе
толкует дед?" "Он не такой далекий и страшный, как в церкви",  -  сказал
я.
   "Я слышал, как дед разговаривает с Ним. Когда он приходит утром в ам-
бар, он говорит Богу: "Доброе утро! Я вижу, вы ночью приглядывали за ло-
шадьми. Весьма обязан, сэр. Теперь вы можете  немного  вздремнуть,  а  я
погляжу за ними остаток дня".
   Я был отправлен в постель без обеда. Отец считал, что  дед  оказывает
на меня плохое влияние, поэтому нам было запрещено видеться целую  неде-
лю. На закате надо было выскользнуть из окна спальни, проползти по крыше
дровяного сарая и спуститься по клену. Мать взяла  с  меня  обещание  не
встречаться с дедом и не разговаривать с ним, но она не говорила, что  я
не могу пойти к амбару и поглядеть на него. Я  стоял  возле  изгороди  и
смотрел сквозь доски кормушки, как дед ведет лошадей на  водопой.  Когда
старый упитанный Принц проходил мимо, я почти коснулся его.  Принц  тихо
заржал и высунул ко мне свой нос. Глаза деда глядели прямо на  меня,  но
он дернул Принца за узду.
   "Трогай, - скомандовал он. - Давай к поилке. Нет там ничего в кормуш-
ке".
   И тогда я понял, что дед, должно быть, тоже получил инструкцию не об-
щаться со мной. Когда лошади были напоены и вернулись к амбару, я  спус-
тился к мосту через Миссисипи. Я сидел там и смотрел на  воду,  пока  не
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама