Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Уильям Сирз Весь текст 270.89 Kb

Бог любит смех

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 24
   "Еще семьсот пятьдесят?" спросила Элла. Прежде чем она еще раз смогла
меня оскорбить, зазвонил телефон. Элла ухватилась за него. Это  была  Лу
Мюррей, ее подруга. "Я не могу сейчас разговаривать, Лу,  -  сказала  ей
Элла. - Мы обсуждаем будущее моего брата. Это так трудно для семьи - ре-
шить, что делать с гением".
   "Гением", - повторила она. "Конечно, я  говорю  об  Уильяме.  Он  мой
единственный брат. У него большой успех в журнале.  Невероятный.  Только
что по почте ему пришел чек, и, когда он открыл письмо,  то  громогласно
завопил: "Семь сотен и пятьдесят долларов!" Мать неодобрительно покачала
в адрес Эллы головой. Элла слушала у телефона, что говорит  Лу,  высунув
язык. "Что, Лу? Одну минутку, я спрошу его". Элла закрыла  рукой  микро-
фон. - "Лу хочет знать, не придешь ли ты к  ней  завтра  на  вечеринку?"
"Меня никто не звал".
   Матушка сделала свой вывод. "Я думаю, что это приглашают твои семьсот
пятьдесят долларов".
   Элла сказала: "Лу? Он ужасно извиняется, но из-за писательства и все-
го такого он каждую минуту занят. Телефон звонит, как  бешеный,  с  того
момента, как он добился своего успеха".
   Мать запротестовала: "Элла, прекрати!" Элла набирала высоту.  "Да,  -
говорила она, - за ним ходят по пятам, чтогбы делать кино из его ... его
... вещи, которую он написал. Совершенно точно.
   Голливуд. Что? Я думаю, он будет заниматься на дому. Мы  не  позволим
школе вмешиваться". Элла добавила значительно: "Кстати, Лу, что  поделы-
вает твой брат Уоллес теперь? Все еще торчит у прилавка  с  газированной
водой в аптеке Грина?
   Гм? В каком журнале прославился Уильям? Ну ... мы вышлем вам  экземп-
ляр с автографом. Я должна бежать, Лу. Кажется сюда идут фотографы.  По-
ка". Элла повесила трубку.
   "Тебе должно быть стыдно", - сказала мать.
   "Нет, ничего, - усмехнулась Элла. - Меня от нее тошнит.  Я  только  и
слышу: мой брат Уоллес то, мой брат Уоллес се. Если она  думает,  что  я
собираюсь ждать до последней минуты, не позовет ли она меня на  завтраш-
нюю вечернику - она ошибается. Поделом ей".
   Потом Элла повернулась ко мне, вся взвинченная.  "Уильяму,  вот  кому
должно быть стыдно, а не мне. Я не понимаю, почему  он  не  мог  послать
свое стихотворение в "Сатурдей Ивнинг Пост" и получить семьсот пятьдесят
доларов. "Снаряд" Капитана Билли! Меня за всю мою жизнь так не унижали!"
Она выскочила из комнаты. Я крикнул ей вслед: "Ну, прости за то,  что  я
живу!" Мать меня успокоила. Она сказала, что очень гордится мной.
   "Пусть это всего лишь "Наряд" Капитана Билли".
   "Снаряд!" Я спросил, не хочет ли она, чтобы я надписал несколько  эк-
земпляров для нее, чтобы она могла послать своим подругам. Она  сказала,
что, пожалуй, нет. Она подождет до следующего раза.
   Г Л А В А 11. ТЯЖЕЛОЕ ИСПЫТАНИЕ ДЛЯ ОТЦА В шесть  тридцать  вечера  я
все решил. Мое будущее определилось. Я порву с обществом и посвящу  свою
жизнь перу. Ну хорошо, пока карандашу, а позже,  может  быть,  заработаю
достаточно, чтобы купить ручку. Я был уверен, что  где-то  в  мире  есть
нечто удивительное, ожидающее, чтобы я отыскал его. А потом я напишу  об
этом пламенным пером.
   Отец прочел мое стихотворение за ужином.
   "Неплохо, -- сказал он, -- совсем неплохо. -- Потом подмигнул мне. --
Я не думаю, что ты все возьмешь себе до последнего  четвертака,  и  твой
отец сможет купить себе пару мешочков табака Булла Дурхэма".
   "Вообще-то, -- сказал я. -- У меня уже ничего нет. Мои семь с полови-
ной уже ушли".
   Все пришли в ужас. Мать не поверила.
   "Но они у тебя были всего три часа назад, -- сказала она. -- И ты  не
выходил из дома".
   "Я выходил, -- сказал я ей, -- я выходил к  соседям,  к  Майерсам,  и
снял их чердак на год за шесть долларов. Потом я пошел в аптеку Грина  и
купил на пятьдесят центов пачку бумаги и карандаш. Я решил уйти  из  об-
щества".
   Отец оттолкнул тарелку с супом. Он обхватил голову руками.
   "Пока что уйди из-за стола", -- сказал он.
   Мать, понимавшая толк в цифрах, сказала: "Но это только шесть пятьде-
сят. А что с последним долларом?" Я сказал ей так: "Я купил хлеба и сыра
на чердак".
   "Он хочет страдать, -- объяснила Элла, -- так он лучше пишет".
   Отец сказал: "Уильям, я собираюсь доесть этот невкусный суп,  и  если
ты будешь еще за столом, когда я закончу --  вот  тут  и  начнутся  твои
страдания. Я ясно выражаюсь?" Я проводил каждый  день  в  писании,  даже
когда начались школьные занятия. Ко времени выпуска из начальной школы я
исписал стихами три полных записных книжки.
   Я решил написать что-нибудь бессмертное.
   Всего две недели оставалось до моего выпуска, и, как опытный автор, я
чувствовал, что мне нужен новый костюм для церемонии. Я  был  уже  почти
первокурсником средней школы. У большинства друзей были  свои  выпускные
костюмы, и они хвастали этим. Пока же все, что было у меня --  это  пара
рыжих вельветовых брюк и коричневый свитер -- они были на мне.  Тогда  в
семье Сирзов был очень сложный финансовый период.
   К тому времени отец бросил чугунолитейный завод и работал сам на  се-
бя, подрядчиком малярных работ. Дела шли всегда хорошо летом и ужасно --
зимой. Если отца спрашивали, на что он живет, он говорил: "Я -- художник
и декоратор". Но если спрашивали Эллу, она отвечала: "Мой отец -- худож-
ник, который занимается интерьером, если, конечно, ему нравятся проекты,
которые ему предлагают". Дела шли так плохо, что  отцу  нравились  любые
проекты, даже если они были начерчены  на  оборотной  стороне  конверта.
Когда он прикидывал стоимость наружных покрасочных работ, он  смотрел  и
говорил: "Фронт пойдет на оплату башмаков для Уильяма, задняя сторона на
платье Мэри, северная часть -- это счет за уголь и мяснику", и  так  да-
лее. Отец мог раз взглянуть на дом и точно сказать, что эта работа тянет
на оплату газа и освещения или на оплату бакалейного счета за месяц.
   Когда отец был молодым, он собирался стать великим актером. Он  соби-
рался пожертвовать всем ради этого. Все разубеждали его, но он  говорил,
что чувствовал в глубине души: это была единственная вещь в мире,  кото-
рой он хотел заниматься.
   Вот почему он не пытался отговаривать меня, когда я сообщил ему,  что
однажды, открыв смысл моих видений, я пойду по всему свету, чтобы  расс-
казать об этом людям. Это нервировало отца, и он не любил об этом  гово-
рить, но он никогда не говорил, что я глуп. Он помнил свое пламенное же-
лание. Но как-то раз он был весьма резок со мной.
   "Вокруг много умных людей, -- сказал он, -- которые только и  делают,
что пытаются постичь Бога и думают о нем. Почему бы тебе  не  удовлетво-
риться тем, что они сообщают тебе?" "У них не было моего видения".
   "Ты пока еще не настолько взрослый, чтобы платить за полный  билет  в
кино, -сказал он, -- но уверен, что знаешь больше, чем мудрые люди".
   "В этом что-то есть, -- сказал я упрямо, -- дед тоже это знает".
   "Потом, когда ты повзрослеешь, мы позволим тебе учиться на  священни-
ка, и ты сможешь найти ответ".
   "Я не хочу становится священником. Я только  хочу  быть  человеком  и
отыскать это".
 
   Отец сдался. "Пусть себе идет и говорит об этом с  отцом  Клайном.  Я
регулярно плачу за место в церкви. Пускай он отрабатывает деньги".
   Конечно, отец никогда не стал знаменитым  актером.  Вместо  этого  он
встретил маму.
   Оба они сначала выходили на сцену вместе, но потом появилась на  свет
Мэри. До рождения Фрэнсис отец еще чувствовал, что сцена зовет его.  По-
том отец говорил, что он вкалывал без отдыха, так что уже не в состоянии
был прочесть свою роль, если даже ему какую  и  давали.  Появление  Эллы
заставило сдаться его окончательно.
 
   "Все, что я могу сделать теперь, -- сказал он маме, -- это  научиться
держать голову над водой".
   Когда появился я, он научился плавать под водой.
   По-моему, отец еще оставался большим актером, пусть даже  большинство
его характерных ролей были сыграны в пределах дома. Я никогда  не  видел
ничего замечательнее -- даже в старом театре Дэвидсона на 3-й  улице  --
чем отец в тот момент, когда я принес домой итоговый табель  успеваемос-
ти. Я окончил без отличия, вообще я окончил благодарявезению и  милосер-
дию мисс Нельсон. Я думаю, что мои стихи были  причиной  того,  что  она
позволила мне на уроках списывать все от начала и до конца.
   Она сказала, что некоторые из них подают большие надежды и  попросила
меня представлять на выпускных экзаменах нижнюю половину списочного сос-
тава класса чтением двух моих стихотворений. Я и в самом деле  представ-
лял самый низ, но я не говорил этого отцу, хотя и понимал,  что  он  сам
догадается, когда посмотрит в табель. Я попробовал смягчить, показав два
стихотворения, которые написал, но он отказался на них смотреть. Он  был
занят изучением табеля.
   Я подумал, что из этого можно сделать пьесу -- с отцом в роли Злодея.
Сценой была наша гостиная. Действующие лица: злой отец и слабый сын. При
поднятии занавеса сын сдает свой табель неприятелю.
   Отец взял его у меня с выражением лица,  достойным  Линкольна,  когда
тому сообщили о падении Фредериксбурга. Отец нацелил один  глаз  на  та-
бель, а другой на меня.
   Это пригвоздило меня к стене и мешало ускользнуть в сторону дверей  и
свободы.
   Отцовское терпение было безгранично, покуда он изучал мрачные  новос-
ти. И пока он прокладывал свой печальный путь от истории к  английскому,
к естественным наукам, математике, поведению, его лицо  становилось  всо
более и более грустным. Оно вытягивалось как тесто, сползающее по  краям
кастрюли. Он посмотрел в табель, потом на меня, потом  опять  в  табель,
будто говоря: "Конечно, все это -- страшная ошибка, и я введен в заблуж-
дение чьим-то идиотским табелем".
   Потом отец  бережно  возвратил  табель  владельцу,  с  такой  нереши-
тельностью, словно хотел призвать силы Великого  Эфира  поддержать  его,
потом выпустил вздох, прозвучавший так, будто у дяди Клиффа из одной  из
шин вышел воздух.
   Начав с ног, глаза отца стали медленно подниматься вверх по моей  фи-
гуре. Я скрестил пальцы и помолился, чтобы зазвонил телефон или  взорва-
лась газовая колонка, прежде чем они встретятся  с  моими.  Наконец,  он
взглянул мне прямо в глаза. Я спросил себя: "Как я  мог  устроить  такое
моему отцу?" Отец сказал: "Как ты мог устроить мне такое?" Я сказал  се-
бе: "Чем провинился мой отец, чтобы так страдать?" Отец сказал: "В чем я
провинился, чтобы так страдать?" Я опустил глаза, вновь поднял  и  отвел
опять, потому что его глаза были все еще на месте. Я мысленно перемахнул
через ограду Майерсов, через нашу, прочел две строфы  "Звездного  знаме-
ни", а потом взглянул опять -- они были все еще там.
   Отец сказал только одно слово: "Ну?" Я понял,  что  пропал.  Если  бы
отец только сказал: "С математикой слабовато, не так ли, сын?" -- я  мог
бы сказать: "Да, сэр, но я подтянусь". "Хорошо, -- сказал бы он, -- тог-
да, может быть, в следующем семестре ты сможешь подняться до Д  с  мину-
сом". Но когда отец говорит "Ну?", нет возможности ответить.  Что  можно
ответить на "Ну?" Это стало причиной моих мук с тех пор, когда я  подрос
настолько,что смог отрезать носки у его домашних тапочек. Нет, дайте мне
эдакого старого доброго папашу, который говорит: "Эта жалкая  оценка  по
географии -твоя?" "Да, сэр". Бац! И все.  Но  когда  говорят  "Ну?",  ты
только стоишь и мучаешься в безысходности.
   Еще одна из лучших отцовских сцен -- это когда мать забыла  заплатить
за газ за три месяца, и десять долларов, которые отец планировал  потра-
тить на покупку новых кистей, ушли в газовую компанию.
   Отец достал из своего бумажника десятидолларовую бумажку и заглянул в
пустой бумажник так, будто это была смертельная рана, от которой он, ис-
текая кровью, умрет на наших глазах.
   "Обязательно оплати счет за газ, -- сказал он матери. --  Теперь  ду-
ховка может понадобиться в любой день -- для моей головы".
   Мои сестры все время использовали газовую духовку  для  сушки  волос.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама