Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Философия - Вадим Руднев Весь текст 968.54 Kb

Словарь культуры XX века

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 83
ным,   впрочем,   в  Америке, и  первым   произведением  постмодерниз-
ма.  Этот  роман  совмещает в  себе  необычайный  трагизм   в  содержа-
нии  и  холодную  остраненность в   форме:  трагическая   жизнь  немец-
кого  гения,   вымышленного, конечно   (одним  из   главных  прототипов
Леверкюна   был   Фридрих Ницше),   рассказана  по   материалам  доку-
ментов  из  его  архива  и по  личным  воспоминаниям  его  друга,  про-
фессора   классической  филологии Серенуса  Цейтблома,   человека  хо-
тя  и  сведущего  в  музыке и  вполне интеллигентного,  но вряд  ли спо-
собного в полной мере оценить трагедию своего великого друга так,
как  он  ее  сам  ощущал. На  этой прагматической  дистанции (см.
прагматика)  между  стилем  наивного интеллигента-буржуа  (харак-
терного  для  немецкой  литературы образа  простака-симплицисси-
муса)  и  трагическими и  не вполне укладывающимися в  рамки обы-
денного  здравого  смысла  событиями жизни  гения  построен сюжет
Д. Ф.

      Напомним его вкратце.

      Будущий  композитор  и  его будущий  биограф  родились  и воспи-
тывались  в  маленьком  вымышленном немецком   городке  Кайзерса-
шерн.  Первым  музыкальным  наставником Адриана   стал  провинци-
альный  музыкальный  критик и  композитор,   симпатичный  хромой
заика  Вендель  Кречмар.  Одна из его  лекций по  истории музыки,
прочитанная в  полупустом зале  для узкого круга любителей  и по-
священная  последней  сонате  Бетховена ор. 111  до минор,  Э 32,
приводится в романе полностью (о важности роли Бетховена  см. ни-
же). Вообще, читатель скоро привыкает к тому, что в  романе приве-
дено  множество  длинных  и вполне  профессионально-скучных  рас-
суждений о  музыке, в  частности о выдуманной Томасом  Манном му-
зыке самого Леверкюна (ср. философии вымысла).

         Юношей  Адриан,  удививший всех  родственников,   поступает  на
богословский факультет университета в Гаале, но через  год бросает
его и полностью отдает себя сочинению музыки.

         Леверкюн  переезжает в Лейпциг, друзья  на время  расстаются. Из
Лейпцига  повествователь  получает от  Леверкюна  письмо,  где он
рассказывает ему случай, который сыграл роковую роль во  всей его
дальнейшей  жизни.   Какой-то полубродяга,   прикинувшись  гидом,
неожиданно  приводит  Адриана  в публичный  дом, где  он влюбляет-
ся в проститутку, но вначале от стеснительности убегает.  Затем из
дальнейшего  изложения  мы  узнаем, что  Адриан  нашел  девушку и
она заразила его сифилисом.  Он пытался лечиться, но  обе попытки
заканчивались  странным  образом. Первого доктора он  нашел умер-
шим, придя к нему в очередной раз на  прием, а  второго -  при тех
же обстоятельствах - на глазах у Леверкюна неизвестно за  что аре-
стовала полиция. Ясно, что судьбе  почему-то неугодно  было, чтобы
будущий гениальный композитор излечился от дурной болезни.

         Леверкюн  изобретает новую  систему  музыкального  языка, причем
на  сей раз  Томас Манн  выдает за  вымышленное вполне  реальное -
додекафонию,   "композицию на  основе   двенадцати  соотнесенных
между  собой  тонов",  разработанную Арнольдом  Шенбергом, совре-
менником  Манна,  великим композитором  и   теоретиком  (кстати,
Шенберг  был  немало  возмущен, прочитав  роман Томаса  Манна, что
тот  присвоил  его интеллектуальную собственность, так  что Манну
даже пришлось во втором  издании сделать в конце  романа соответ-
ствующую  приписку  о  том, что  двенадцатитоновая  система принад-
лежит не ему, а Шенбергу).

        Однажды  Адриан  уезжает на  отдых в  Италию, и  здесь с  ним при-
ключается второе  роковое событие,  о котором  Цейтблом, а  вслед за
ним  и  читатель  узнает из дневниковой записи  (сделанной Адрианом
сразу после случившегося и найденной  после его  смерти в  его бума-
гах).  Это описание  посвящено тому, что однажды  средь бела  дня к
Леверкюну  пришел  черт  и после  долгой  дискуссии заключил  с ним
договор,  смысл  которого  состоял в  том,  что  больному сифилисом
композитору  (а  заразили  его споспешники черта,  и они  же убрали
докторов) дается 24  года (по  количеству тональностей  в темпериро-
ванном строе, как бы по году на тональность - намек на  "Хорошо тем-
перированный  клавир"  И.  - С. Баха: 24  прелюдии и  фуги, написан-
ные  на 24  тональности) на  то, чтобы  он писал  гениальную музыку.
При  этом  силы  ада  запрещают ему чувство  любви, он  должен быть
холоден до конца дней, а по истечении срока черт заберет его в ад.

      Из  приведенной  записи  непонятно, является ли  она бредом  не на
шутку разболевшегося  и нервозного  композитора (именно  так страст-
но хочется думать и самому  Адриану) либо это произошло  в реально-
 сти (в какой-то из реальностей - ср. семантика возможных миров).

      Итак,  дьявол  удаляется,  а новоиспеченный  доктор  Фауст  дейст-
вительно  начинает  писать  одно за  другим  гениальные  произведе-
ния.  Он  уединяется  в одиноком доме в  пригороде Мюнхена,  где за
ним  ухаживает  семья  хозяйки и  изредка  посещают друзья.  Он за-
мыкается  в  себе  (по  характеру Леверкюн,  конечно, шизоид-аутист,
как  и  его  создатель  - см. характерология,  аутистическое мышле-
 ние) и старается никого не  любить. Впрочем,  с ним  все-таки проис-
ходят  две  связанные  между собой  истории,  которые заканчиваются
трагически.  Интимная  связь  имеет место,  по всей  видимости, меж-
ду  ним  и  его  молодым другом  скрипачом   Рудольфом  Швердфеге-
ром,  на  что  лишь  намекает старомодный  Цейтблом.  Потом  Левер-
кюн  встречает  прекрасную  женщину, Мари  Годо,  на  которой хочет
жениться. Однако от стеснения он  не идет объясняться сам,  а посы-
лает своего друга-скрипача. В  результате тот  сам влюбляется  в Ма-
ри и женится  на ней,  после чего его убивает  бывшая возлюбленная.
Интрига  этой  истории  повторяет сюжет  комедии   Шекспира  "Бес-
плодные усилия любви", на основе  которой за  несколько лет  до про-
исшедшего  Леверкюн  написал  одноименную оперу,  так  что  неволь-
но приходит в  голову, что  он бессознательно (см. бессознательное)
подстраивает,  провоцирует  свою неудачу.  Сам-то  он,  разумеется,
уверен, что все это проделки черта, который убрал с  его жизненного
пути (как в  свое время  врачей) двух любимых людей,  поскольку Ле-
веркюн  пытался  нарушить  договор, в  котором  было  сказано:  "Не
возлюби!"

      Перед  финалом  в  доме  Адриана появляется   прекрасный  мальчик,
сын  его  умершей  сестры. Композитор  очень привязывается  к нему,
но  ребенок  заболевает  и умирает. Тогда, совершенно  уверившись в
силе договора, композитор постепенно начинает сходить с ума.

      В  конце  романа  Леверкюн сочиняет  ораторию  "Плач  доктора  Фа-
устуса".  Он собирает  у себя  знакомых и  рассказывает им  о сделке
между  ним  и дьяволом.  Гости с возмущением уходят:  кто-то принял
это  за  дурную  шутку,  кто-то решил,  что перед  ними умалишенный,
а Леверкюн, сев за рояль и успев сыграть только первый  аккорд сво-
его опуса, теряет сознание, а вместе с ним - до конца жизни  - рас-
судок.

      Д.   Ф.   -   ярчайшее произведение   европейского  неомифологизма
(см.), где в  роли мифа  выступают легенды  о докторе  Иоганне Фаус-
те, маге и чародее, якобы  жившем в ХVI в.  в Германии  и продавшем
душу дьяволу, за что  обрел магические способности, например  к не-
 кромантии  -  он  мог воскрешать  мертвых и  даже женился  на самой
Елене  Троянской.  Кончаются  легенды тем,  что дьявол  душит Фаус-
та и уносит к себе в ад.

      Бунтарская   фигура   доктора Фауста  на   протяжении  нескольких
веков  после  Реформации  становилась все более  символической, по-
ка ее окончательно не возвеличил  Гете, который первым в  своем ва-
рианте  этой  легенды вырвал  Фауста из  когтей дьявола,  и знамени-
тый  культуролог  ХХ  в.  Освальд Шпенглер  не назвал  всю послере-
формационную культуру фаустианской.

      Фауст  постренессанса   был фигурой,   альтернативной  средневеко-
вому  идеалу  -  Иисусу  Христу, так  как Фауст  олицетворял секуля-
ризацию  общественной  и  индивидуальной жизни,  он  стал  символом
Нового времени.

      Сам  же  доктор  Фауст,  как изображают  его народные  книги, давал
полное основание для  со-, противопоставления своей персоны  и Спа-
сителя. Так, о нем говорится:  "В чудесах он был  готов соперничать
с  самим  Христом  и  самонадеянно говорил,  будто берется  в любое
время и сколько угодно раз совершить то, что совершал Спаситель".

      На  первый  взгляд  вызывает удивление,  что  Томас Манн  как буд-
то  поворачивает  вспять  традицию возвеличивания   фигуры  Фауста,
возвращаясь  к  средневековому образу  (Гете  в романе  не упомянут
ни разу). Здесь все объясняет время - время, в которое  писался ро-
ман, и время, в котором происходит его действие. Это  последнее раз-
делено  на  время  писания Цейтбломом  биографии  Леверкюна  и вре-
мя  самой  жизни  Леверкюна. Цейтблом  описывает   жизнь  великого
немецкого  композитора  (который к  тому  времени уже  умер), нахо-
дясь  в  Мюнхене  с 1943  по 1945  год, под  взрывы бомб  англичан и
американцев;  повествование  о композиторе,  заключившем   в  бреду
сделку  с  чертом,  пишется на сцене конца  второй мировой  войны и
краха  гитлеризма.  Томас  Манн, обращаясь к  традиции средневеко-
вого  - осуждающего  - отношения к Фаусту,  хочет сказать,  что он
отрицает  волюнтаризм  таких  умов, как  Ницше  и  Вагнер, мыслями
и творчеством которых злоупотребили Гитлер и его присные.

      Все же Д. Ф. - роман  не о  политике, а  о творчестве.  Почему ни-
кому  не  сделавший  зла  Адриан Леверкюн  должен, как  это следует
из  логики  повествования,  отвечать за бесчинства  нацизма? Смысл
этой  расплаты в  том, что  художник не  должен замыкаться  в себе,
отрываться  от культуры  своего народа. Это второе  и производное.
Первое и главное состоит в том, что,  обуянный гордыней  своего ге-
ния,  художник  (а  гордыня -  единственный   несомненный  смерт-
ный  грех  Адриана  Леверкюна) слишком  большое  значение  придает
своему  творчеству,  он  рассматривает творчество   как  Творение,
узурпируя  функцию  Бога  и тем  самым  занимая место  Люцифера. В
романе все время идет  игра смыслами слова Werk,  которое означа-
ет произведение, опус, творчество, работу и Творение.

      В  этом  смысл  длинной  интертекстовой отсылки к  "Братьям Кара-
мазовым" Достоевского (см.  интертекст) -  беседа Леверкюна  с чер-
том  и разговор  Ивана Карамазова с чертом.  Иван Карамазов  - ав-
тор  самого  запомнившегося  в культуре волюнтаристского  и ницше-
анского лозунга: "Если Бога нет, то все дозволено". Именно  в узур-
пации  Творения  обвиняет великий писатель своего  гениального ге-
роя и, отчасти, по-видимому, и самого себя.

      С   точки   зрения явного   противопоставления  гордыни/смирения
просматривается  скрытое  (впрочем, не  слишком  глубоко) противо-
поставление  Леверкюна  Бетховену, создавшему  в  своей последней,
Девятой  симфонии  хор  на слова из оды  Шиллера "К  радости". Ле-
веркюн же  говорит, когда  его любимый племянник умирает  (это то-
же   своеобразная  интертекстовая реминисценция  -   у  Бетховена
был племянник Карл,  которого он  очень любил),  что надо  отнять у
людей Девятую симфонию:

      "Я  уже  собирался  уходить, но он  меня остановил,  крикнув мне:
"Цейтблом!" - что тоже  звучало очень жестоко. Обернувшись,  я ус-
лышал:

      - Я понял, этого быть не должно.

      - Чего, Адриан, не должно быть?

      - Благого и благородного, - отвечал  он, -  того, что  зовется че-
ловеческим, хотя оно благо и благородно. Того, за что  боролись лю-
ди,  во  имя  чего штурмовали бастилии и  о чем,  ликуя, возвещали
лучшие умы, этого быть не должно. Оно будет отнято. Я его отниму.

      - Я не совсем тебя понимаю, дорогой. Что ты хочешь отнять?

      -  Девятую  симфонию,  - отвечал  он.  И  к  этому, сколько  я ни
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 83
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама