Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Айзек Азимов Весь текст 696.05 Kb

Роботы и Империя

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 60
подошла к арке и тронула контакт. Перегородка бесшумно задвинулась.
Теперь они были одни.
     Бейли протянул руки.
     - Глэдия!
     Она взяла его руки, не подумав даже, что она без перчаток, и сказала:
     - Если бы Дэниел остался с нами, он бы не помешал нам.
     - Физически - да, психологически - мог бы! - Бейли печально
улыбнулся. - Прости меня, Глэдия, что я сначала заговорил с Дэниелем.
     - Ты знаком с ним дольше, - тихо сказала она. - У него право
первенства.
     - Нет, но у него нет права защиты. Если я тебе надоем, ты можешь дать
мне по морде, если захочешь, а Дэниел не может. Я могу игнорировать
его,приказать ему уйти, обращаться с ним, словно он робот, а он будет
вынужден повиноваться и оставаться таким же преданным и нежалующимся
партнером.
     - Но ведь он и есть робот, Илайдж.
     - Для меня - нет. Умом я сознаю, что он робот и не имеет человеческих
ощущений, но сердцем я считаю его человеком и именно так должен обращаться
с ним. Я бы попросил доктора Фастольфа позволить мне взять Дэниела с
собой, но на новые Поселенческие Миры роботы не допускаются.
     - А  МЕНЯ ты не хотел бы взять с собой?
     - Космониты тоже не допускаются.
     - Похоже, у землян столько же неразумных исключений, сколько и у нас,
космонитов.
     Бейли угрюмо кивнул.
     - Глупость с обеих сторон. Но даже если бы мы были здравомыслящими, я
не взял бы тебя с собой. Ты не сможешь так жить. А я вечно боялся бы, что
твой имунный механизм не справится и ты умрешь от какой-нибудь пустяковой
болезни. Или наоборот, будешь жить слишком долго и наблюдать, как умирают
наши поколения. Прости меня Глэдия.
     - За что, дорогой?
     - За это... - он раскрыл руки. - За то, что я просил тебя приехать.
     - Но я так рада. Я хотела увидеть тебя.
     - Я знаю. Я пытался не видеть тебя, но мысль, что я буду в космосе и
не остановлюсь на Авроре, мучила меня. Но и увидеться тоже плохо, Глэдия:
это означает новую разлуку, которая будет терзать меня. Вот поэтому я
никогда не писал тебе и не вызывал по гиперсвязи. Ты, наверное,
удивлялась?
     - Нет, пожалуй. Я согласна с тобой, что надо было поставить точку,
иначе все было бы бесконечно труднее. Но я писала тебе много раз.
     - Ты? Я не получил ни одного письма.
     - А я их не посылала. Я писала и уничтожала.
     - Почему так?
     - Потому, Илайдж, что частное письмо с Авроры на Землю пройдет через
руки цензоров, а я этого не хотела. Если бы ты послал мне письмо, оно,
скорее всего, не дошло бы до меня, каким бы невинным оно ни было. Я думаю,
что именно поэтому никогда не получала писем.  Теперь, когда я знаю, что
ты не подозревал о такой ситуации, я страшно рада, что ты не сделал
глупости и не писал мне. Ты не понял бы, почему я тебе не отвечаю.
     Бейли удивленно уставился на нее.
     - Как же получилось, что я вижу тебя сейчас?
     - Незаконно. Я воспользовалась частным кораблем доктора Фастольфа,
поэтому прошла мимо пограничной стражи и нас не окликнули. Не принадлежи
этот корабль доктору Фастольфу, меня остановили бы и отправили обратно. Я
думаю, ты тоже понял это, поэтому и связался не прямо со мной, а с
доктором Фастольфом.
     - Ничего я не понимал. И удивляюсь, что двойное неведение сохранило
меня в безопасности. Я не знал правильной комбинации гиперволны, чтобы
добраться непосредственно до тебя, а на Земле узнать эту комбинацию было
сложно. Сделать это честным путем - и так о нас с тобой болтали по всей
Галактике благодаря тому идиотскому фильму, что был поставлен после
Солярии.  Но комбинацию доктора Фастольфа я достал и,очутившись на орбите
вокруг Авроры, сразу же связался с ним.
     - Так или иначе, но мы встретились.
     Она села на край койки и протянула ему руки.  Бейли взял их и
попытался сесть на табурет, но она притянула его к себе и усадила рядом.
Он неловко спросил:
     - Ну, как ты, Глэдия?
     - Вполне хорошо. А ты?
     - Старею. Три недели назад отпраздновал пятидесятилетие.
     - Пятьдесят - это же... - она запнулась.
     - Для землянина - старость. Мы же короткоживущие.
     - Даже для землянина пятьдесят лет не старость.  Ты нисколько не
изменился.
     - Приятно слышать, но я мог бы сказать тебе, что скрип усилился.
Глэдия, я должен спросить: ты и Сантирикс Гремпонис...
     Глэдия улыбнулась и кивнула.
     - Он мой муж. Я послушалась твоего совета.
     - И это хорошо сработало?
     - Прилично. Живем неплохо.
     - Это хорошо. Надеюсь, так и останется.
     - Ничто не остается на столетия, Илайдж, но может сохраниться на
годы, даже на десятилетия.
     - Детей нет?
     - Пока нет.
     - Ну, а как твоя семья, мой женатый мужчина? Как сын, жена?
     - Бентли уехал два года назад с переселенцами. Я еду к нему. Он
крупное должностное лицо на новой планете. Ему всего двадцать четыре, но
он уже заслужил уважение и почет, - в глазах Бейли заплясали огоньки.  - Я
уж думаю, не придется ли мне обращаться к нему "Ваша честь". На людях,
конечно.
     - Великолепно. А миссис Бейли? Она с тобой?
     - Джесси? Нет. Она не захотела оставить Землю. Я говорил ей, что мы
длительное время будем жить в куполах, так что большой разницы с Землей не
будет, разве что более примитивно. Может, со временем она переменит
мнение. Когда я устроюсь, я попрошу Бентли съездить за ней. Может, ей
надоест одиночество и она захочет приехать. Посмотрим.
     - А пока ты один.
     - На корабле больше сотни иммигрантов, так что я практически не один.
     - Они по ту сторону стыковочной стены. И я тоже одна.
     Бейли бросил быстрый взгляд в сторону пилотской кабины, и Глэдия
сказала:
     - Не считая Дэниела, конечно. Но он по ту сторону двери, и он робот,
хоть ты и считаешь его личностью. Но ты, наверное, хотел увидеться со мной
не для того, чтобы поговорить о наших семьях?
     Бейли сказал почти в тревоге:
     - Я не могу просить тебя...
     - А я могу. Эта койка вообще-то не предназначена для сексуальных
действий, но я надеюсь, что ты с нее не свалишься.
     - Глэдия, не могу отрицать, что... - запинаясь, начал он.
     - Ох, Илайдж, не надо долгих рассуждений для удовлетворения нужд
вашей земной морали. Я предлагаю себя тебе в соответствии с аврорскими
обычаями. У тебя есть полное право отказать, и я не могу спрашивать о
причинах отказа. Впрочем, я думаю, что право отказывать принадлежит только
аврорцам, но не землянам.
     - Я больше не землянин, - вздохнул Бейли.
     - Я еще меньше склонна признавать это право за несчастным
иммигрантом, едущим на варварскую планету.  Илайдж, у нас было так мало
времени, и его так мало сейчас, и я, наверное, никогда не увижу тебя
снова.  Эта встреча так неожиданна, что было бы космическим преступлением
отмахнуться от нее.
     - Ты и в самом деле хочешь старика?
     - Ты в самом деле хочешь, чтобы я тебя умоляла?
     - Но мне стыдно.
     - Закрой глаза.
     - Я имею в виду - стыдно за себя, за свое дряхлое тело, - пояснил
Бейли.
     - Переживешь. Твое дурацкое мнение о себе меня нисколько не касается.
     Она обняла его, и застежки ее платья разошлись в стороны.

           *

     5с.


     Глэдия одновременно узнала множество вещей.
ничего не изменили. Ей не пришлось подогревать себя воспоминаниями. Он был
Илайджем.
     Она с недоумением познала разницу: в ней усилилось впечатление, что у
Сантирикса Гремпониса, кроме главного недостатка, который она определила
раньше, есть и другие. Сантирикс был чувствительным, мягким, рациональным,
в меру неглупым и... плоским.
     Она не могла бы сказать, чем именно он плоский, но что бы он ни делал
и не говорил, он не воодушевлял ее, как Бейли, даже если Бейли молчал.
Бейли был старше Сантирикса физически, много старше физиологически, не так
красив, как Сантирикс и, что всего важнее, нес с собой неумолимую
атмосферу распада, ауру быстрого старения и короткой жизни, как все
земляне.  И все же...
     Она узнала, как глупы мужчины: Бейли подходил к ней нерешительно,
совершенно не оценив своего воздействия на нее.
     Она узнала о его отсутствии, потому что он ушел поговорить с Дэниелем
- тот был последний, как был и первым. Земляне ненавидели и боялись
роботов, но Бейли, отлично зная, что Дэниел - робот, обращался с ним
всегда, как с личностью. С другой стороны, космониты любили роботов и
чувствовали себя неуютно без них, но они никогда не думали о них иначе,
как о машинах.
     И она узнала время. Она знала, что прошло 3 часа 35 минут с тех пор,
как Бейли вошел в маленькую яхту Фастольфа, и знала также, что времени
осталось очень мало. Чем дольше она остается вне поверхности Авроры, тем
больше вероятность, что кто-то заметит, а если уж заметили, то почти
наверняка заинтересуются, станут расследовать, и тогда Фастольфу предстоит
куча неприятностей.
     Бейли вышел из пилотской кабины и грустно посмотрел на Глэдию.
     - Мне пора, Глэдия.
     - Я знаю.
     - Дэниел будет заботиться о тебе. Он станет твоим другом и
защитником, и ты должна быть ему другом - ради меня. Но я хочу, чтобы ты
прислушивалась к Жискару. Пусть он будет твоим советником.
     Глэдия нахмурилась.
     - Почему? Жискар? Я недолюбливаю его.
     - Я не прошу тебя любить его. Я прошу тебя ВЕРИТЬ ему.
     - Почему, Илайдж?
     - Этого я не могу тебе сказать. В этом случае ты тоже должна поверить
мне.
     Они смотрели друг на друга и молчали. Это молчание как бы остановило
время, позволило им задержать секунды, не дать им бежать.
     Но надолго это не сработало. Бейли сказал:
     - Ты не жалеешь...
     - Как я могу жалеть, когда я больше не увижу тебя?
     Бейли хотел ответить,но она прижала свой маленький кулачок к его
губам.
     - Не надо лгать, - сказала она. - Я никогда не увижу тебя.
     И она его больше не видела. Никогда!

            *

     6.

     Глэдия болезненно ощущала, как ее вытягивает в настоящее, через
мертвую пустыню лет.
     Я так и не видела его больше, подумала она. Никогда!
     Она так долго защищала себя от горькой сладости, а сейчас нырнула в
нее - более горькую, чем сладкую... и все из-за этого типа, Мандамуса,
из-за того, что Жискар просил его принять, и потому, что она обещала
верить Жискару. Это была последняя ЕГО просьба.
     Она сосредоточилась на настоящем. Мандамус холодно смотрел на нее.
     - По вашей реакции, мадам Глэдия, я вижу, что это правда. Вы не могли
бы сказать это яснее.
     - Что правда? О чем вы говорите?
     - Что вы виделись с землянином Илайджем Бейли через пять лет после
его визита на Аврору. Что его корабль был на орбите, вы поехали туда,
чтобы увидеть Бейли, и были с ним примерно в то время, когда был зачат ваш
сын.
     - Какие у вас доказательства?
     - Мадам, это не было абсолютной тайной. Земной корабль был замечен на
орбите. Яхта Фастольфа была замечена в полете. За ее стыковкой наблюдали.
Самого Фастольфа на борту яхты не было, так что там были предположительно
вы. Влияние доктора Фастольфа было достаточно велико, чтобы дело не попало
в запись.
     - Если нет записи - нет и доказательств.
     - Доктор Амадейро две трети своей жизни потратил на то, чтобы следить
за доктором Фастольфом глазами ненависти.
     Среди правительственных чиновников всегда были такие, кто был душой и
телом предан политике доктора Амадейро в сохранении Галактики для
космонитов, и они охотно сообщали ему все, что он хотел знать. Доктор
Амадейро услышал о вашей маленькой экспедиции почти сразу же, как она
произошла.
     - Это еще не доказательство. Ничем не подкрепленное слово мелкого
чиновника-подлизы не в счет.  Амадейро ничего не мог сделать - даже он
понимал, что у него нет доказательств.
     - Нет доказательств, на основании которых он мог бы обвинить кого-то
в поступке; нет доказательств, на основании которых он мог бы причинить
неприятности Фастольфу, но их достаточно для подозрения, что я потомок
Бейли, и для крушения моей карьеры.
     - Можете не беспокоиться, - с горечью сказала Глэдия. - Мой сын - сын
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 60
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама