Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Елена Манова Весь текст 592.78 Kb

Рукопись Бэрсара

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 51
     Они угрожающе зашумели, но мой собеседник поднял руку, и шум затих.
     - Э, малый! Таким рисковым грех  наперед  загадывать.  Ничего,  -  он
придвинулся так, что я почувствовал на щеке его  дыхание;  жаркие  огоньки
вспыхнули в его твердых зрачках, - мы для тебя больше годимся. Узнаешь нас
получше - никуда ты от нас не денешься!


     Я не знаю, как оказался дома. То, что было  потом,  вырвано  из  моей
жизни.  Просто  обрывки,  слишком   дикие   для   реальности   и   слишком
последовательные для бреда. Но, наверное, я все-таки сделал то,  что  стою
на знакомом крыльце. И снова провал, и  мгновенный  проблеск:  я  сижу  на
скамье, и Суил снимает с меня сатар.
     А  потом  мне  снился  Олгон.  Веселые  мелочи:   праздник   сожжения
шпаргалок, толстый профессор  Карист  и  его  толстый  портфель,  парадная
лестница, а по ней белым горохом катятся  убежавшие  из  вивария  мыши.  А
потом с точностью часового механизма сон опять забросил  меня  в  Кига,  в
моей крохотный кабинет за генераторным  залом.  Эту  жалкую  комнатенку  я
выбрал сам, чтобы позлить кое-кого. А если честно, кабинет был мне  просто
не нужен. Думать я привык на  ходу,  а  считать  только  дома  -  в  своем
кабинете и на своей машине.  Снова  я  увидел  себя  за  столом,  а  рядом
улыбался и подпрыгивал в кресле Эвил Баяс, Эв, лучший мой  ученик.  Он  до
сих пор забегал ко мне за советом, хоть в его области я от него безнадежно
отстал. Он смеялся, когда  я  об  этом  напоминал,  уморительно  взмахивал
толстенькими руками и советовал поберечь для других  то,  что  я  стараюсь
выдать за скромность. Он и сейчас хохотал, тряслись  его  толстые  щеки  и
мячиком прыгал живот.
     - Ну, Тал что ты на это скажешь?
     Я просмотрел расчеты, прикинул энергию и покачал головой.
     - Скажу, что ты спятил. Установку разнесет к чертям собачьим!
     - Бог милостив, Тал. Авось не разнесет!
     Не нравился он мне сегодня; судорожные движения и слишком  визгливый,
деланный смех.
     - Что с тобой, Эв? Неприятности?
     Лицо его смеялось гримасой боли, глаза подозрительно  заблестели,  он
вынул платок и спокойно их промокнул.
     - Немного не то слово,  Тал.  Катастрофа.  Моя  милочка  приглянулась
военным.
     Я выругалась сквозь зубы. Мне ли было не знать, сколько сил и ума  Эв
вложил в свою установку. Пять лет труда, уйма  талантливых  находок  -  да
второй такой в мире нет! И ведь только-только заработала,  еще  ничего  не
успели...
     - А ты?
     - А что я? Кое-что доберу после, на стандартных установках, а главное
надо сейчас.
     - Опасно, Эв!
     - Это _т_ы_ мне говоришь, старый разбойник? После вчерашнего?
     Я не ответил, и Баяс опять полез за платком.
     - Не могу, Тал. Надо успеть. А потом, - он отвернулся и сказал  очень
тихо, - сам знаешь, чем они на ней займутся. Может  нам  с  ней  и  правда
лучше... того?
     - Что? - заорал я. - Опять мелодрама? Да ты у  меня  на  пять  лаг  к
установке не подойдешь!
     Я орал на него, как в добрые старые времена, лупил по столу  кулаком,
и он, наконец улыбнулся:
     - Ну и глотка! Дает же бог людям!
     - Ладно, - сказал я, остыв. - Когда?
     - Послезавтра. Мальчики как раз все вылижут. Напоследок, - голос  его
подозрительно дрогнул, и я показал кулак.  Баяс  засмеялся  и  ушел,  а  я
подумал: являюсь к нему  послезавтра  прямо  с  утра,  и  пусть  попробует
выкинуть какую-то глупость!
     Но я опоздал. Глупо  и  непростительно  опоздал.  Судьба  прикинулась
пробкою на Проспекте Глара; я потерял два часа, пока вырвался  из  нее  и,
сделав немалый круг, полетел в Кига!  Взрыв  застал  меня  почти  у  ворот
института. Тело действовало само: руки рванули дверцу, я выкатился в кювет
и вжался в мокрую глину. Сначала был опаляющий  жар,  потом  ушла  куда-то
земля, и только тут включилось сознание. Я встал и увидел,  как  медленно,
словно во сне, оседают корпуса института Гаваса.  Я  пошел  вперед,  потом
побежал, и страха не было - только стыд, отчаянный, нестерпимый стыд...
     Когда   я   проснулся,   день   клонился   к   закату.    Праздничный
золотисто-розовый свет озарял закопченные стены,  теплым  облаком  обнимал
Суил. Это было так хорошо, что казалось неправдой. Я жив. Я дома. Я  рядом
с Суил.
     Суил обернулась; встретились наши взгляды, и жаркий румянец зажегся у
нас на щеках.
     - Ну слава те, господи! Я уж думала, вовсе не проснешься!
     Я кое-как сел. Тело было чужое, вялое, и рука болела, я  все  не  мог
устроить ее поудобнее.
     - Болит? Ты, как засну, ну стонать, да так жалостно! А после,  слышу,
бормочешь: "Эв, Эв". Злой сон, да?
     - Да. Как погиб мой друг. Он мне часто снится.
     - Добрый был человек?
     Я усмехнулся, потому что не знал, добрым ли  был  Баяс.  Мне  хватало
того, что он так талантлив, что у него такой цепкий и беспощадный ум,  что
он еще мальчишкой никогда не смотрел мне в рот, а ломился своим  путем.  Я
многое в нем любил, но это то, что касалось работы; каков он был вне ее, я
не знал и знать не хотел. И все-таки Эв был мне дорог... так дорог, что  я
никак не привыкну к тому, что его нет.
     - Есть-то хочешь?
     - Как зверь.
     Она засмеялась.
     - А где мать?
     - В храм пошла, отмолиться. Так уж она измаялась, сердешная!
     - Суил, - тихо сказал я. - Ваора в Священном Судилище.
     Она ойкнула и схватилась за щеки.
     - Взяли еще брата Тобала. У нее в доме.
     - Господи всеблагой! Так это они... за нас?  А  матушка...  с  ней-то
что?
     - Ей помогут, птичка.
     - Так ты знал? Ты за этим к Братству пошел?
     Я не ответил, но  она  не  нуждалась  в  ответе:  подбежала  ко  мне,
схватила здоровую руку и прижала к своей щеке.
     - Господь тебя наградит!
     Я чувствовал на руке тепло ее  дыхания,  и  счастье  было  мучительно
словно боль. Не надо мне ничего от бога, раз ты рядом! Как жаль что  я  не
могу ничего сказать! Как хорошо, что я не могу ничего сказать. И пусть эта
боль длится как можно дольше...


     Опять нас забыли; никто не стучал в окошко и не пятнал следами снежок
у ворот. Я знал, что они не оставят меня в  покое.  Так,  передышка,  пока
заживет рука.
     От  безделья  я  снова  засел  за  расчеты.  Досчитал  передатчик   и
попробовал прокрутить одну из идей, отложенных из-за Машины. Тогда  многое
приходилось отбрасывать -  все,  что  не  было  очевидным.  Зря.  Красивая
получилась штука, теперь я жалел, что пошел другим  путем.  Я  получил  бы
регулируемую фокусировку по времени, используй я в интаксоре этот принцип.
     Старуха косилась, но молчала, а Суил поглядывала через плечо. И -  не
выдержала, спросила, когда матери не было дома:
     - Тилар, а это по-каковски?
     - По-таковски.
     - По вашему, да?
     - По нашему.
     - А про что?
     Я засмеялся, здоровой рукой поймал ее руку и потерся щекой. Как жаль,
что она ее сразу же отняла!
     - Тилар, а правда, что ты колдовать умеешь?
     - Уже выяснили, что нет.
     Она быстро глянула на завязанную руку и испуганно отвела глаза.
     - Слышь, Тилар, а у тебя кто есть в твоих местах?
     - Никого.
     - Ей-богу?
     - Ей-богу. Родители умерли, была одна женщина, да и та бросила, когда
я попал в тюрьму.
     - Вот стерва!
     - Почему? Значит, не люблю.
     - А ты простил?
     - Я думаю, со мной ей не было хорошо.  Для  меня  ведь  главное  было
дело. Сначала дело, а потом она. Ей немногое оставалось.
     - Больно ты добрый! Я бы сроду не простила!
     - А я и не вспоминаю. Отрезано. А ты, Суил? Кто-то есть?
     Она засмеялась.
     - Матушка, да братья, да дядя Огил.
     - И все?
     - Ой, Тилар! А то б я  в  девках  ходила!  По-нашему,  по-деревенски,
двадцать - уже перестарок.
     - Но ведь сватают?
     - Сватают. А я не хочу. Ой, Тилар, подружки-то мои все  уже  замужем.
Зайдешь и завидки берут. Особо у кого  дети.  Так-то  я  маленьких  люблю!
Возьмешь его - ну, все б отдала, только б свой! А  после  как  спохвачусь!
Матушка моя, да оно ж на всю жизнь! Дом, да  дети,  да  хозяйство  -  а  о
прочем думать забудь. Я ж, отец еще был жив, а уже по  связи  ходила,  как
мне теперь в дому затвориться? Ой, не  судьба  мне  видно.  Может,  оно  и
перегорит, да кто ж меня тогда возьмет?
     - Милая! - я снова взял ее руку, и она, задумавшись, не отняла ее.  -
И никто не нравится?
     - А кто? У деревенских-то разговор короткий - за руку да на  сеновал.
И лесные... тоже дай ослабу, так сразу руки тянут. Мне б такого, как  дядь
Огил иль ты...
     - А что в нас хорошего? Старые, страшные. Хотя Огил, пожалуй, красив.
     - Да и ты ничего, - сказала она простодушно. -  Только  что  худющий,
так оно наживное. Я ведь не малая девчонка на лица заглядываться. У вас  с
дядь Огилом другое: зла в вас нет.
     - Разве?
     - А ты не смейся! Со стороны-то видней! Помнишь, как стражник за мной
увязался? Место пустое и нож у тебя:  я-то  думала  сразу  кончишь.  А  ты
разговор затеял - ведь уболтал, отпустил живого! Я и подумала:  дядя  Огил
тоже такой - убивать не любит.
     - Суил, - начал я, но она меня перебила:
     - Не надо, Тилар! Я ж не слепая. Обожди. Не торопи меня!


     Настал день, которого я боялся. Появился  Ирсал.  Поздно  вечером  он
пришел; хмуро было его лицо и плечи горбились под тяжестью страшной вести.
Поздоровался, сел на скамью, уронил между коленями длинные руки.
     - Казнят их завтра.
     - Кого?
     - Женщину ту. Мужика, что у ней взяли.
     Суил то ли всхлипнула, то ли  застонала  и  бессильно  привалилась  к
стене. Синар обняла ее за плечи.
     - Мучили  их,  да,  видать,  ничего  не  вымучили.  К  одному  только
приходили, а его уж нет. Пятый день пошел. А нынче объявили.
     - Я пойду к ней! - сказала Суил. - Нельзя ей одной! Я смогу,  я  и  с
отцом была!
     - Тебя ищут, птичка.
     - Ну и пусть! - закричала она. - Пусть!
     - О матери подумай, Суил. Неужели ей еще и тебя потерять?
     Она покачала головой.
     - Значит, подарок хочешь кеватцам? Вот так ты уверена,  что  смолчишь
под пытками? Сколько жизней будет стоить твоя прихоть? Ну?
     - Тилар, - сказала Суил тоскливо. -  Как  же  так...  как  она  будет
одна... нельзя ж так, Тилар!
     - Я пойду.
     Ирсал глянул неодобрительно, но ничего не сказал.
     - Нашел забаву - на казнь смотреть! - проворчала Синар. - Сам, гляди,
без головы останешься!
     - А ты что скажешь, Ирсал?
     Он посопел, прошелся рукой по лицу.
     - Твое право. Коли решил, так нечего тебе тут  ночевать.  Пошли.  Ты,
тетка, не тревожься, может, он денек-другой у меня поживет.
     - А, греховодник! Чую, вся беда от тебя!
     Он усмехнулся.
     - Не вся от меня, есть и от него малость.


     Пасмурным утром мы вошли в Ирагские  ворота.  Хмуро  двигался  сквозь
ворота людской поток - ни разговоров, ни шуток - только слишком  громко  в
безмолвии скрипит под ногами снег. Опустив на глаза капюшон, мы с  Ирсалом
брели  за  толпой  мимо  притихших  домов,  мимо  пустых  харчевен,   мимо
безмолвных храмов.
     Улица кончилась, я поднял глаза од грязного снега и увидел эшафот. Он
был как черный остров в зыбком  море  толпы,  он  зачеркивал  площадь,  он
осквернял город, он позорил мир.
     Ирсал орудовал локтями; я шел за ним,  нас  молча  толкали  в  ответ;
мелькнуло знакомое лицо - я,  кажется,  видел  его  на  суде?  -  отстало,
спряталось среди толпы.
     Только цепь стражников была впереди: красные лица, частокол пик  -  и
эшафот.
     Я не мог на него глядеть.  Бессильное  бешенство:  почему  это  есть?
Разбить, разметать, разогнать - и пусть такого не будет! Вот он, мой  враг
- эта слепая сила, перемалывающая  жизни  ради  чьих-то  крохотных  целей.
Опять мы лицом к лицу, и мне некуда деться. Но теперь я не убегу.  Я  буду
драться с ним, до последней капли крови, сдохну, но не признаю, что так  и
должно быть...
     - Ведут! Ведут! - загудело в  толпе,  она  задвигалась,  и  я  увидел
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 51
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама