Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Елена Манова Весь текст 592.78 Kb

Рукопись Бэрсара

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 51
     Выла и колотилась о стены метель,  метались  тени,  щелкали  в  печке
секунды... А потом коротко рявкнула дверь, вкатилось белое облако пара,  а
за ним высокая белая тень.
     - Огил?
     Он не ответил; откинул капюшон и весь потянулся к огню.
     - Ты что, один?
     - Ага, -  он  зябко  передернул  плечами.  -  Дибар  говорил...  а  я
понадеялся... что с утра ясно. Хорошо, конь дорогу знает.
     Вернулся Эргис и тоже стал у печки. Иней на его  бровях  свернулся  в
капли, и в каждой горел оранжевый отблеск огня.
     - Тебе из Каса привет, - сказал ему Баруф. - Аслар вернулся. Говорит,
все твои здоровы.
     - Спасибо! Бедуют, небось?
     - Как все. Аслар им подкинул деньжонок, только у самого негусто было.
     - А зиме только середина.
     - Середина, - а в деревнях уже голодают, мрачно сказал  Баруф.  Хлеба
нет и охотников война подобрала.
     Кстати, наших опять разбили под Гардром.  Спасибо,  морозы  выручили,
Тубар не стал добивать.
     - Морозы! -  бросил  Эргис  с  усмешкой.  -  Это  у  Тубара,  небось,
хитрость! Я-то знаю, три года с ним ходил! Ну, давай к столу!
     Баруф нехотя сел к столу, взял ложку в кулак, чтобы не дрожала.  Съел
пару ложек - и отложил.
     - Что не ешь?
     - Неохота. - Посидел, устало сутулясь, и сказал, словно между прочим:
- Тубар согласен встретиться с моим человеком.
     Я подавился. Откашлялся и кинулся на него:
     - Тебе что, приспичило от меня  избавиться?  Вчера  Угалар...  такого
страху натерпелся, что вспомнить стыдно... а толку?
     - Как посмотреть. Если он тебя не вздернул на первом же суку...
     - За этим ты меня и посылал?
     - Не совсем, - ответил Баруф спокойно.
     - Вот и ступай к Тубару сам!
     - Брось, Учитель, - вступился Эргис. - Ты черта переговоришь, а  деда
и подавно!
     - Вот я с чертом и потолкую!
     - Ладно, - сказал Баруф, сдвинул котелок в сторону и выложив на  стол
самодельную карту.
     - Тут обстановка на вчерашний день. Запоминай.


     К  утру  вьюга  перебесилась.  В  хрустком  безмолвии  встал  ледяной
рассвет, сгущая в иней дыхание, обжигая глаза.  Почти  по  брюхо  в  снегу
брели наши кони, тащились, пропахивая извилистые канавы,  и  шерсть  моего
вороного Блира поседела от замерзшего снега.
     Баруф молчал, угрюмо сутулясь в седле. Я знал, что он не  хочет  меня
посылать, и если посылает, то просто нельзя иначе. Я знал, что он за  меня
боится, а я свое отбоялся ночью.
     Кони выбрались за старую лесную дорогу и пошли немного  живей.  Баруф
остановился. Мы уходили, а он  стоял  и  глядел  нам  вслед,  и  это  было
довольно забавно. Картина, достойная кисти Аргата: так провожают героев.
     Слишком прозрачно и звонко было морозное утро, слишком бел и  наряден
придавленный снегом лес, чтобы хотелось думать  о  смерти.  Смерть  -  это
когда над тобою дождь и ненастье, когда на  душе  камнем  лежит  тоска,  а
сейчас все светло  и  просторно,  как  этот  белый  лес,  как  этот  белый
прозрачный день. Может быть в этом есть немного игры - но  очень  немного.
Просто  пора  сменить  раздумье  на  дело,  просто  хочется  жить,  просто
поскрипывает заледеневшая кожа седла  и  позвякивает  сосульки  в  конском
хвосте, а Эргис молчит, и можно подумать о том, о чем не надо бы, но очень
хочется думать.
     Я ехал и думал о  Суил.  За  одно  я  могу  поблагодарить  этот  мир:
наконец-то Миз ушла из моей души. Не сразу и не легко - я и сам  не  знал,
как крепко это  во  мне  сидело.  Словно  невзрачный  сорняк  с  огромными
корнями; как будто  немного  места  занимала  она  в  моей  жизни:  жалкий
остаток, не отнятый работой - а оказывается,  нет  местечка,  куда  бы  не
пророс один корешок, и всякая мысль отзывается болью - нет, уже не о  ней.
О том, что целых восемь лет она не любила меня. Оказывается, я покупал  ее
за деньги и за тряпки, и думал, что она меня любит, и прощал ей за это все
- даже то, что не надо было прощать. Я почти не думал об этом в  аду  двух
последних лет, но в Квайре эта боль вдруг проснулась во мне, и  мучила,  и
будила по ночам... еще долго болело бы, если бы не Суил.
     Я не заметил, как это все началось. Просто думал о  хуторе  Зиран,  а
оказалось: о Суил, о Квайре - а оказалось: о Суил. О работе - а оказалось:
о Суил. Я сам удивился, когда это вдруг понял. Что для  меня  Суил?  Милая
девочка, деревенская простушка себе на уме. Что бы могло  нас  связать?  У
меня не было даже влечения к ней.  Сколько  раз  во  время  наших  осенних
походов мы  лежали  вдвоем  за  кустами,  пережидая  стражу,  однажды  нам
пришлось ночевать в каком-то складе, потому  что  мы  не  успели  уйти  из
Квайра до закрытия ворот; сколько раз я брал ее на  руки,  перенося  через
ручей, - и ни разу ничего не шевельнулось во мне. Она оставалась для  меня
почти ребенком, приемной дочерью Баруфа - и это исчерпывало все.
     А теперь я думал о ней. Думал сладко и безнадежно, не как  мужчина  о
женщине; я не мог представить ее ни возлюбленной, ни подругой - мне просто
нужно было, чтобы она была в моей жизни, и я мог бы вот так  безнадежно  и
томительно думать о ней.
     Состояние, характерное для подростка, очень  забавно  для  немолодого
мужчины, над этим стоило посмеяться, я и смеялся, смеялся, пока путался  в
снегах бесконечной морозный день, но снова зарозовело небо, кони вышли  на
утоптанную тропу, и Эргис обернулся ко мне:
     Скоро. Чуешь, дымом тянет?
     Пожелтели и умерли розовые блики; тропа вильнула в  последний  раз  и
вытекла на поляну. Просто сказка: дремлет под белой шапкой избушка, теплый
свет из окошка упал на  снег  -  только  вот  трое  солдат  у  крыльца  не
вписываются в картину.
     Я спешился, бросил кому-то поводья, с трудом открыл разбухшую дверь.
     Привычные  декорации:  тяжелые  бревна  стен,  блестящий  от   копоти
потолок, грубый стол посредине. Только на нарах  роскошная  черно-багровая
шкура, и на столе не лучина, а саккарский светильник-ладья.
     Тубар не встал мне навстречу - только чуть  отодвинулся  от  стола  и
подчеркнуто уронил ладонь на рукоятку сабли.
     Я поклонился.
     - Приветствую вас, доблестный тавел.
     - И я вас, биил...
     - Бэрсар.
     - Известная фамилия.
     - Я не делаю ей чести.
     - Что же так?
     - Я - первый бунтовщик среди Бэрсаров.
     Он хмуро поглядел на меня, пожал плечами и приказал:
     - Раздевайтесь!
     Вовремя, потому что я был озадачен. Что-то тут было не то. Если Тубар
сам тайно приехал на эту встречу, почему он так осторожен? И я неторопливо
- много дольше, чем надо - снимал сатар, куда его деть, и, наконец,  кинул
на нары в стороне от роскошной шкуры. Отправил тапас, пригладил  волосы  и
спокойно встал перед Тубаром.
     Он зорко разглядывал меня небольшими темными глазами. Совсем  простое
лицо  -  лицо  старого  охотника  или  солдата:  обветренное,  с  жесткими
морщинами, с щетинистой седоватой бородкой.
     - Садитесь, - велел он, наконец, и я с удовольствием сел, а Табур все
молчал, сверлил меня взглядом, и его молчание уже попахивало угрозой.  Мне
стало легче, когда он заговорил:
     - Я ждал Калата.
     - И в лесу есть глаза, - сказал я спокойно. - Огил не хотел,  бы  вам
повредить.
     - А вы?
     - А я никогда не бывал в Лагаре.
     Он усмехнулся.
     - Так чего ему от меня надо?
     - От вас? Ничего.
     Тубар нахмурился и положил на стол руки. Руки тоже  были  плебейские:
большие, красные, с короткими пальцами.
     - А какого черта я сюда перса?
     - Не сочтите за дерзость, славный тавел, но  я  хотел  бы,  чтобы  вы
позволили мне говорить.
     Он кивнул.
     - Не мне объяснять вам, доблестный тавел, какое  бедствие  для  наших
стран эта война...
     - Вот как заговорили, когда я вас прижал!
     - Нас? По-моему, это же, слово в слове! - Огил  вам  говорил  еще  на
улице святого Уларта!
     - Ты прав, парень, - добродушно усмехнувшись, сказал Тубар.  -  Валяй
дальше.
     - А то, что прижали... рано празднуете, доблестный тавел.  Кор  Алнаб
был для вас не противник, но с кором Эсланом стоит считаться.
     - Великий полководец!
     - Хватит того, что он умен, и, думаю, он не станет мешать досу Криру.
     - Крир - голова, тут я  не  спорю,  но  супротив  меня  он  все  одно
мальчишка!
     - Об этом можно судить только в бою.
     - А ты что, пугать меня вздумал?
     - Нет. Для нас победа Квайра не лучше победы Лагара.
     -  Не  пойму  тебя  что-то,  -  сказал  Тубар  и  озабочено   поскреб
подбородок.
     - Тут нет загадки, доблестный тавел. И так, и так мы все попадемся  в
лапы Кевату.
     - Ты брось! Нам Кеват не указ! Ежели ваш господин страну продал,  так
у Господина Лагара и сил, и ума поболе!
     - Почему же тогда Огилу пришлось бежать из Лагара?
     - А, черт тебя задери! - сказал Тубар с досадой. -  Эк,  уел!  Ладно,
давай прямо, не виляй, как собачий хвост. Чего вам от меня надобно?
     - Мира между Квайром и Лагаром.
     Он поглядел удивительно и захохотал - прямо пополам сложился.
     - Ну, парень!  Ох,  придумал!  Вот  мы  с  тобой...  вот  мир  сейчас
заключим... и все?
     - Зачем же мы? Квайр и Лагар. И не сейчас, а, скажем, весной.
     - Да весной я уже в Квайре буду!
     - Выберитесь сначала из-под Гардра, доблестный тавел!  Что-то  второй
месяц, как ни мы, ни вы отсюда ни на шаг!
     - А ты, парень, нахал, - сказал он совсем не сердито. - Да я за такие
речи...
     - Правда боятся только трусы, а в вашей смелости я  уверен.  Не  ваша
вина, что у вас шесть тысяч против тринадцати, и не  наша,  что  Квайрской
армией командуют тупицы. Вы дважды били нас под Гардром, но  мы  не  уйдем
отсюда. Преимущество квайрской конницы бесспорно, и  Гардрские  равнины  -
единственное место, где можно его использовать. Биралы еще не были в  бою,
и вам предстоит встретится с досом Угаларом.
     - Что-то ты больно уверен! Иль Угалар тебе сам сказал?
     - Да.
     - Да ты что? Никак с Угаларом видался?
     - Три дня назад, доблестный тавел.
     - Ну, парень! Знать, ворожит тебе кто! Иль,  может,  еще  голова  про
запас?
     Увы, славный тавел! Просто у  всякого  своя  война.  Вы  деретесь  за
Лагар, мы - за Квайр. А на войне, как на войне.
     - Вот чего умеет Калат, так это людей выбирать! Ладно, еще потолкуем.
Отужинать со мной не изволишь ли?
     - Сочту за честь, славный тавел!
     Рослый телохранитель споро накрыл на стол и подал посудину  с  теплой
водой. Вслед за Тубаром я обмакнул в нее пальцы  и  вытер  их  грязноватой
салфеткой. Заметил его ожидающий взгляд и прочел застольную молитву.
     Да, я и это умею. Можно сказать, судьба готовила меня к этой роли.  В
первый раз я без горечи подумал о школе святого Гоэда, об этих  проклятых,
потерянных годах.
     Я был лучший ученик и  худший  воспитанник,  истинное  проклятие  для
отцов-наставников. Страшно вспомнить, какие  дикие  штуки  я  выкидывал  -
просто так, от тоски. Сколько раз вместо ужина я стоял  у  стола  и  читал
молитву. Повторял ее  десять,  двадцать,  тридцать  раз,  давясь  голодной
слюной и злыми слезами; злобно и радостно представлял, как я  подожгу  эту
тюрьму, и как они будут кричать и метаться в огне, и презирал себя за  эти
мечты.
     А потом я научился отключаться. Я решил задачи, брал в уме интегралы,
я прятался и чистый и ясный мир математики, где не было  места  ни  жующим
ртам, ни елейным лицам, ни  этим  жалким  покорным  словам,  что  бездумно
бормочут губы. Жаль, что я не умею ничего забывать!
     Мы чинно поужинали - и  снова  остались  вдвоем.  Тубар,  подобревший
после крепкого лота, вдруг спросил:
     - А ты из каких Бэрсаров будешь?
     - Не сочтите за дерзость, доблестный тавел, но я не хочу вам врать.
     Я не хотел его рассердить, но не мог рисковать.  Тубар  хорошо  знает
Балг, впрочем и все заморские земли до самого Гора. Но он не  рассердился.
Усмехнулся, будто и не ждал другого ответа:
     - Заладил,  как  ученая  этла:  "доблестный"  да  "доблестный".  Моей
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 51
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама