Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Ольга Ларионова Весь текст 147.14 Kb

Сказка королей

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
а за другого человека.  Кем бы она ни была, но он-то был мужчиной, он  был
старшим и сильнейшим.  Он не знал ни слова по-французски, но прекрасно  ее
понял - ей все равно, и в такой степени, что она  не  будет  ни  есть,  ни
пить, а свернется под одеялом в маленький холодный комочек, словно птенец,
брошенный в гнезде, и очень даже просто помрет. А он так и не будет знать,
что же с ней делать, тем более что теперь не добежишь  до  автомата  и  не
позвонишь в "неотложку", "скорую" или в соответствующие органы.
     - Нет уж, - сказал он решительно, -  придется  тебе  меня  слушаться.
Сейчас мы поужинаем.
     Вода на кухне исправно шла - и  горячая,  и  холодная.  Газ  исправно
горел.  Артем согрел чай, почти насильно напоил Дениз.  Самому  ему  после
всех  этих  открытий  тоже  ничего  не  хотелось,  но  положение  старшего
обязывало,  и  в  качестве  наглядного  примера  он  с  хорошо  скрываемым
отвращением  запихнул  в  себя  пару  марокканских  полнотелых   сардинок.
Совершив сей гастрономический подвиг, Артем почувствовал, что  ни  на  что
более он не способен.
     - На моих часах половина одиннадцатого...  А, черт!  Стоят.  Придется
произвольно отсчитывать время. За окном непроглядная темень, ни огонька на
горизонте, и  вряд  ли  удастся  что-нибудь  выяснить.  Посему  на  правах
старшего откладываю все вопросы на завтра и приказываю всем спать. Я лично
устал как собака.
     Он старательно запер двери и проверил  окна,  потом  вытащил  ящик  с
инструментами и нашел там маленький недавно наточенный  топорик.  Не  ахти
какое оружие, но все-таки.
     - Подвинься, - сказал  он.  Дениз  отчаянно  захлопала  ресницами.  -
Подвинься, подвинься. Тебе же все равно.
     Она испуганно прижалась к стене.  Артем сунул топорик под  подушку  и
блаженно вытянулся подле Дениз.
     -  Есть  у  нас  такая  миленькая  приспособленческая  пословица,   -
пробормотал он, закрывая глаза, - "с милым рай и в шалаше".  Не слыхала? -
Подушка под щекой шевельнулась, - Дениз не  то  кивнула,  не  то  покачала
головой. - Так вот, рай налицо, шалаш тоже комфортабельный, тебе  остается
только вообразить, что я  -  искомый  "милый".  -  Дениз  снова  испуганно
дернулась, но дальше отодвигаться было уже  некуда.  -  Да  не  бойся  ты,
глупенькая, я же сказал - вообрази.  А  шалаш  у  меня  европейский  -  "с
ванной, гостиной, фонтаном и  садом..."  как  там  дальше?..  "фонтаном  и
садом... только смотрите, чтоб не было рядом..." А  знаешь,  что  во  всей
этой петрушке самое страшное? - Дениз затаила дыхание. - Мне кажется,  что
мы здесь совсем одни...
     Он проснулся.
     Было до изумления легко.  Воздух щекотал изнутри  при  каждом  вдохе;
руки, поднятые для того чтобы закинуть их за голову и потянуться, взлетели
сами собой,  словно  к  каждой  было  привязано  по  десятку  разноцветных
воздушных шариков.  И вообще все было лучше некуда, трын-трава и  море  по
колено.  А если что и не  так,  то  только  для  того,  чтобы  преодолеть,
Превозмочь, переделать, перестроить. И достичь.
     Состояние легкого опьянения.  Осторожно, Темка. Пока ты спал, с тобой
что-то сделали.  А может, не с тобой, а со всем тем, что тебя окружает.  С
воздухом, например.
     Артем нашарил в кармане примятый за ночь  коробок,  чиркнул  спичкой.
Вспышка была несколько ярче, чем следовало ожидать.  А может,  показалось?
Он чиркнул еще и тут только вспомнил про Дениз.  Вот  осел,  напугаю  ведь
спящего человека.
     Он осторожно спустил ноги с тахты, встал и, чуть  не  приплясывая,  -
впрочем, это получалось само собой, а не от избытка радости, - выбрался  в
прихожую.  Ладно, для первого раза определим, где мы сейчас находимся.  Он
распахнул дверь и вышел в сад.  Веселье, неестественное, пришедшее  извне,
оставалось, но уверенность неуклонно улетучивалась. Да, действительно, где
мы находимся? В голову лезла всякая бианковская ерунда  вроде  лишайников,
которые обязаны  произрастать  только  на  северной  стороне  дерева,  или
муравейника,  который,  напротив,  предпочитает    южную    сторону.    Ни
муравейников, ни лишая в райском  саду  не  имелось.  Утренний  рассветный
сумрак стремительно таял, но нигде в равномерных просветах между деревьями
не проступало ни мутного пятнышка прячущегося солнца, ни розоватого  блика
зари.  Небо было затянуто легкими, но необыкновенно низкими облаками,  они
висели неподвижно и за деревьями спускались до самой земли.  Казалось, сад
с  крошечным  домиком  посередине  был  покрыт  непрозрачным   студенистым
колпаком. Ни шороха, ни ветерка.
     Он вернулся.
     - Вставай, - он присел на край тахты, положил  руку  на  одеяло,  где
угадывалось узенькое покатое плечо. - И только пугаться,  как  давеча,  не
вздумай.
     Она обернула к нему  свое  лицо,  подрагивающее  незабытым  вчерашним
ужасом, и ему вдруг  стало  страшно,  как  может  быть  страшно  только  в
детстве, когда встречаешь наяву что-то такое, что  никак  не  может  быть,
чего НЕ БЫВАЕТ,  -  словно  это  Серый  волк,  словно  Вий,  словно  Кощей
Бессмертный.
     Вот так поразило его  нечеловеческое,  принадлежащее  не  природе,  а
живописи - ее лицо.
     - Проспали, - сказал  он  нарочито  громко,  разрушая  наваждение  ее
немерцающей, стоячей красы. - По звездам надо было определяться. Север, юг
и все такое.  Сейчас туман. - Она смотрела на него, видимо не понимая, что
он говорит, и он также не слышал и не понимал собственных слов.  -  Туман.
Облака совсем над головой.  За деревьями они легли на землю. Только, туман
и посередине этого тумана мы. Ты и я.
     Он отгораживался от нее словами, словно стоило ему замолчать -  и  он
остался бы беззащитным перед бесовской силищей нерукотворной ее красоты.
     - Да вставай же ты, - закричал он с отчаяньем, - вставай,  навязалась
ты на мою голову...
     Она послушно поднялась и пошла в ванную,  ступая  боязливо  и  легко,
словно пол, так загадочно поглотивший вчера злополучный ножик,  мог  снова
расступиться.  На пороге она застыла, удивленно  прислушиваясь,  но  не  к
внешним звукам, потому что кругом была прежняя стойкая тишина, а к чему-то
своему, подкожному, шевелящемуся внутри.
     - Странно, - сказала она спокойно, - я  вся...  legere,  легкая.  Мне
нужно только отдохнуть...
     Она не договорила, словно не могла еще определить, что же она  сможет
после того, как отдохнет.
     - И что тогда? - почему-то шепотом спросил Артем.
     - Тогда я смогу летать.
     - Да, - сказал он, - да... -  И  даже  про  себя,  не  вслух,  он  не
усомнился в том, что она это действительно сможет.
     И он представил себе, как она выходит на  балкон,  наклоняется  вниз,
через перила... А, черт, он же забыл, что теперь его балкон лежит прямо на
земле.  Но все равно, все равно. Она встанет на перила, подпрыгнет и, даже
не взмахнув руками, начнет легко подыматься вверх, к  студенистому  серому
колоколу,  накрывающему  весь  сад.  Контуры  ее  тела  станут   смутными,
размытыми; вот она... Хлопнула дверь - Дениз исчезла в ванной.
     Артем шумно выдохнул воздух и встряхнулся, словно селезень,  вылезший
из пруда.  Положительно, пока он смотрит на Дениз, в  голову  лезет  самая
настоящая чушь.  Дремучая чушь, как говаривал Гораций.  Оказаться  невесть
где, черт знает с кем и уж совершенно непонятно  -  для  чего,  и  с  утра
пораньше  пялить  глаза  на  эту  куколку...  Тьфу.  Значит,  так:  быстро
закусить, собраться и идти на разведку.  В конце концов не на  десятки  же
километров тянется этот райский сад.  Где-то он должен кончиться. Дойти до
этого конца, а там будет видно, что дальше.
     - Ты готова? - спросил он появившуюся Дениз. - Садись, ешь. Сейчас ты
останешься тут, а я хоть немного осмотрю окрестности.
     Она отчаянно затрясла головой.
     -  Ты  слушай,  когда  тебе  говорят.  Если  бы  тебя  хотели  отсюда
украсть...  Да не делай ты такие страшные глаза! Пойми, раз уж нас с тобой
посадили в этот персональный шалашик, значит, кому-то надо, чтобы  мы  тут
сидели вдвоем. И если бы с тобой хотели что-нибудь сделать, то поверь, что
у них было на это и время и возможности. Так что сиди тут и никуда от дома
не отходи. Топорик на тахте, на всякий случай. И не раскисай.
     Он хотел дружески  похлопать  ее  по  плечу,  чтоб  действительно  не
раскисла, но вовремя остановился.  Черт побери, он совсем забыл, что у нее
плечи, которые не созданы для того, чтобы  по  ним  дружески  похлопывать.
Совсем для другого были эти плечи...
     Фу, нечистая сила. Пришлось опять встряхнуться.
     - Держи хвост морковкой, принцесса, - сказал он неестественно  бодрым
голосом и шагнул за порог.
     Прямо от порога  веером  разбегались  дорожки  -  добрая  дюжина,  не
меньше.  Итак, выберем простейший вариант - идти прямо,  чтобы  домик  все
время оставался за спиной.
     Он прошел несколько шагов и понял, что идти прямо невозможно. Дорожка
змеилась, причудливо меняя направление, и терялась среди бесшумной громады
высоченных кустов, намертво переплетшихся между собой трехпалыми, с добрую
куриную лапу, колючками.  Артем  невольно  обернулся  -  соломенная  крыша
домика уже не просматривалась за поворотом.  Хорошо бы капроновую  лесочку
или на худой конец элементарную катушку десятого номера, комбинат "Красная
нить", длина 200 метров. И чтобы Дениз держала ее за кончик, а-ля критская
Ариаша.
     Он представил себе эту картину со стороны: верзила (метр  восемьдесят
четыре) на капроновом поводке, словно комнатный  песик.  Да  мы,  кажется,
трусим? Он решительно  зашагал  вперед.  Узенькая  тропочка  все  петляла,
выскальзывая  из-под  ног;  она  была  усыпана  крупным,  словно    хорошо
прожаренная греча, красноватым песком.  Артем все не мог  понять,  что  же
необычного, НЕ ТАКОГО в этом  песке,  потом  понял:  на  нем  не  остается
следов.  Никаких. Чтобы убедиться в своих наблюдениях, он присел и пальцем
вывел большое каллиграфическое "Д".  Пока  подымал  руку  -  все  исчезло,
словно было написано на воде. Ни рытвинки, ни бороздки.
     Только красный прожорливый  песок,  в  котором  можно  исчезнуть  без
следа.
     Он побежал назад. Поворот. Еще поворот. Врезался в цепкий, нависающий
над тропочкой куст.  Выдрался. С  мясом.  Снова  побежал.  Скорее.  Только
скорее.  Споткнулся. Корень. Черт, какой корень? Не было никаких корней. И
деревьев этих до сих пор не было.  Совершенно точно  не  было.  Где-то  он
свернул. Не заметил, что тропочка разветвляется. Назад!
     Назад.  А сколько это надо - назад? Он бежит уже больше километра,  и
никаких развилок, и ничего похожего  на  прежнюю  тропинку.  Чаща  кругом.
Зачем он повернул? Чего испугался? Пройти бы еще немного, ну пес с ними, с
деревьями, может, они и были. Он сейчас уже выходил бы к дому. Назад!
     Назад.  Деревьев все больше и больше. Спокойно. И не бежать. А  то  и
так уже мучительно хочется пить.  Идти спокойно. Спокойно идти назад.  Вот
так. Он уже полчаса идет назад. В который раз он уже поворачивает назад. И
где вообще его дом? Сколько раз  за  это  утро  он  поворачивал?  Хоть  бы
какой-нибудь, самый паршивенький ориентир.  О солнце он даже и не  мечтал.
По солнышку, по солнышку,  по  травке  луговой...  Дымчатое  брюхо  серого
мышастого неба провисало  над  самыми  верхушками  деревьев.  Он  медленно
побрел вперед. Вперед? Если бы он был в этом уверен...
     Прошло около часа, пока он не вспомнил, что  надо  просто  влезть  на
дерево и оглядеться.  Беспомощность цивилизованного  хлюпика,  еще  раз  с
ожесточением подумал он.
     Он выбрал то, что показалось ему повыше остальных, продрался  к  нему
через чащу кустов и сбросил  ботинки.  Ствол  был  гладким,  добраться  до
нижних ветвей оказалось чертовски трудным.  Но дальше пошло легче, и возле
самой вершины Артем высунул голову из ветвей и посмотрел вниз.
     То, что называется  "девственным  лесом".  Море  зелени,  удивительно
однотонной зелени, ни пятнышка хоть немного другого оттенка.  Словно  весь
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама