Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Ольга Ларионова Весь текст 147.14 Kb

Сказка королей

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13
     Артем сделал неопределенный жест - в общем-то, да.  Скрывать  это  не
имело смысла.
     - Так вот, - голос Юпа зазвучал патетически, - вы существуете  только
для того, чтобы мы в любой момент могли вернуться  к  своему  прошлому,  к
своей молодости.  Наше человечество одряхлело. Мы все знаем, все можем, но
ничего не хотим.  Кто бы мы ни были для вас - повитухи, стоявшие  у  вашей
колыбели, старшие братья, отцы или даже боги, создавшие вас из праха, - мы
сейчас требуем от вас только свое, и, по сути, мы требуем немногого. Около
ста миллиардов людей прошло по Земле, а мы  взяли  только  двоих,  тебя  и
Дениз. Это наше право. Богу богово!
     - Но кесарю - только кесарево.  И даже если принять, что вы боги, то,
черт вас подери, боги, как вы дошли до такой жизни?
     Некоторое время Юп  молчал,  потом  послышалось  что-то,  похожее  на
человеческий вздох.
     - Мы очень берегли  себя.  Слишком  берегли.  И  чтобы  лучше  беречь
каждого человека, мы до предела  ограничили  рождаемость.  Прошли  десятки
лет, сотни, на нашей планете остались одни старики.  Мы перестали летать в
космос, спускаться в глубины океана и в кратеры вулканов.  Мы так  боялись
за себя! Но один за другим  гибли  наши  товарищи,  гибли  из-за  нелепых,
непредугадываемых случайностей.  И  тогда  мы  сделали  последнюю  ошибку:
вместо того чтобы попытаться родить новое поколение - может быть, это  нам
бы и удалось, потому что наша  медицина  стояла,  да  и  сейчас  стоит  на
недосягаемом уровне - мы решили восполнить недостаток людей путем создания
подобных себе биороботов.
     "Рожи, словно консервные банки", - вспомнились Артему слова Дениз.
     - Прошло сотни и тысячи лет, и на всей  планете  остался  всего  лишь
один человек, рожденный женщиной, - это я.  Впрочем, я ли  это?  Мое  тело
многократно обновлялось и даже полностью  заменялось,  переносился  только
мозг.  Внешне я точно таков, как и все жители нашей  планеты.  Но  я  один
чувствую, что мы гибнем. Огромных усилий мне стоило убедить моих товарищей
(это слово он произнес с запинкой) послать  к  Земле  последний  уцелевший
звездолет.  Пользуясь своей способностью становиться  невидимым  -  ты  не
поймешь, как мы этого достигли, - я провел возле  Земли  некоторое  время,
познакомился с ее прошлым и настоящим и главное -  выбрал  вас.  Остальное
тебе известно.
     - М-да,  -  проговорил  Артем.  -  В  древности,  говорят,  некоторые
полусумасшедшие цари пытались  вернуть  молодость,  переливая  себе  кровь
младенцев. Уж не таким ли способом вы собираетесь омолаживаться?
     - Мы - люди, - высокомерно произнес Юп.
     - Вы - консервные банки, извините.  Мне, честное слово, жаль  вас,  и
все, что только можно, мы для вас сделаем.  Кесарю -  кесарево.  Спокойной
ночи.
     Юп не ответил.  Обиделся и исчез. Хотя нет, обижаться  он  давно  уже
должен был разучиться. Просто счел разговор законченным. А ничего себе был
разговор! Еще бы полчаса таких откровений, и  можно  было  бы  без  всякой
симуляции по праву вице-короля Индии требовать своего любимого слона.
     Только бы Дениз ни о чем не узнала. Не на Земле - это еще полбеды. Но
то, что не у людей...  И тут он почувствовал, что балконная дверь медленно
открывается.  И не увидел, а догадался, что там,  на  полу,  сидит  Дениз,
прислонившись к дверному косяку и обхватив коленки руками.
     Надо что-то сказать,  надо  что-то  соврать,  чтобы  успокоить,  чтоб
уснула, только быстро, ну же, ну, быстро,  мы  же  договорились,  что  ты,
сукин сын, так используй свой богатый опыт, вспомни, что ты  говорил  тем,
прежним, вспомни и повтори, и эта поверит, глупенькая еще, детеныш, только
вспомни, вытащи из своей памяти  такие  слова,  после  которых  ничего  не
страшно, после которых ни о чем другом уже просто не  помнишь,  ну  давай,
дубина, давай...
     - Дениз!..
     Невидимая в  темноте  рука  находит  его  лицо.  Рука  легкая,  точно
маленькая летучая мышь. Что за ерунда - мышь. Откуда? А, окаменелый воздух
фараоновой гробницы.  И здесь такая же  неподвижность.  Крошечные  сгустки
серого небытия, оживающие от людского дыхания, от шороха человеческих губ.
А это откуда, про сгустки? Вероятно, из самого детства, когда  верил,  что
утром вся ночная темнота собирается в плафонах уличных фонарей и весь день
прячется там, и если присмотреться, то видно, что внутри белых  пломбирных
шаров затаился студенистый тяжелый туман, и не дай бог такой шар сорвется,
тогда темнота вырвется наружу,  словно  джинн  из  бутылки  в  "Багдадском
воре", и среди бела дня затопит город,  как  это  бывает  только  вечером,
когда фонари зажигают, и темнота, испугавшись, сама вылетает  на  улицы...
Господи, да о чем это он, о чем?
     - Дениз...
     Это было уже не  детство,  хотя  нет,  детство,  конечно,  только  не
самое-самое, когда фонари, а попозже, когда Лариска Салова,  и  только  бы
вспомнить, что он говорил тогда, хотя и вспоминать нечего, он  сказал:  "Я
из твоего вшивого кадета рыбную котлету сделаю".  И она засмеялась, потому
что это было так шикарно  сказано,  вшивый-то  кадет  был  нахимовцем,  на
голову выше, и пояс с бляхой, и она перестала  смеяться,  чтобы  ему  было
удобнее поцеловать ее, и он сказал: "И Лымарю твоему я в рожу  дам",  -  и
снова поцеловал ее, и она сказала: "Бабушка мусор  несет",  -  потому  что
было в парадной, и он ответил: "Я твоей бабушке в стекло зафингалю", - и в
третий раз поцеловал ее, а больше  не  стал,  -  надоело,  и  вроде  стало
незачем...
     - Дениз...
     А вот это было уже совсем не детство, это было в самый последний раз,
все расходились, а он мог остаться, так что ж ему было отказываться, он  и
остался, пьян был здорово, да и хозяйка была хороша. И он молча раздел ее,
и она то ли рассмотрела его получше, то ли  решила  поскромничать,  только
вдруг завела: "Ты у меня первый настоящий..." - "Ну-ну, не  завирайся",  -
сказал он ей, и так было в последний раз.
     - Дениз.  Дениз. Дениз... - Это как  спасенье,  как  заклинание,  как
мелом по полу - круг, отсекающий все то, что было и как было.
     - Я здесь, - прозвучал из темноты ее неправдоподобно спокойный голос.
- Протяни руку - я здесь.
     У него похолодело внутри от ее слов, простых и ничего не  значащих  в
обычном номинальном значении, но сейчас обернувшихся к  нему  всей  жуткой
обнаженностью единственного своего смысла.  И не он ей, а она  ему  первая
предлагала единственное средство от страха перед  окружившей  их  тупой  и
бессмертной нелюдью, и это "протяни руку" - первое, что  она  сказала  ему
как равная равному, значило только одно: "протяни руку к возьми".
     Он медленно поднялся, царапая щеку  о  кирпичный  наружный  косяк,  и
переступил порог  комнаты.  Где-то  внизу,  у  его  ног,  сидела  на  полу
невидимая Дениз.
     Вот так.  И не мучайся, все  равно  ведь  это  неизбежно.  Быть  тебе
сукиным сыном. Судьба.
     - Ты словно боишься? - проклятый голос, обиженный, совсем детский.  -
Никто же не видит. Темно.
     Так бы и убил сейчас. На месте.
     - Может быть, я для тебя недостаточно хороша? Мсье Левэн говорил...
     - Замолчи!!!
     Бесшумно  шевельнулся  воздух,  и  Артем  угадал,   как    поднялась,
выпрямившись и  чуточку  запрокинув  голову,  Дениз.  Из  темноты  легкими
толчками поднималось и долетало до его лица ее дыханье.  Ближе  протянутой
руки была теперь она от него.
     - Зачем "замолчи"? Я люблю тебя, Артем.
     Господи, да разве может быть, чтобы это "я люблю  тебя"  звучало  так
медленно, так правильно, так спокойно?
     - Нет, Дениз, нет! Просто так вышло, что здесь только  мы,  ты  и  я,
никого, кроме меня.  Вот тебе и показалось... Почему  бы  и  нет?  Девочки
рассказывают, мама запрещает, мсье твой плешивый травит про Нефертити... В
первый раз верят не только  другим,  Дениз.  Верят  себе.  Что  с  первого
взгляда и на всю жизнь. Вот и тебе кажется. Мсье для этой роли не подошел,
стар, и девочки засмеют.  А тут - молодой  русский,  и  на  совсем  другой
планете, О-ля-ля! Пока никто не видит...
     - Здесь темно, я не могу тебя ударить.
     - А хорошо бы.  Я даже прощенья просить не буду. Это завтра. Когда  я
буду способен соображать, что я говорю.
     - Ты говоришь и не слышишь? Каждое твое слово - как crapaud (жаба), я
не знаю по-русски, холодное, противное, мокрое! Зачем так? Зачем? Зачем?
     Дениз, горе ты мое горькое, не "зачем", а "почему".
     - Потому что не смей говорить: "Темно, и никто  не  видит".  Не  смей
говорить: "Протяни руку".  И не смей в этой темноте стоять так близко, что
я действительно могу протянуть руку и взять.
     Шорох шагов.  Дальше. Еще дальше. Четыре  шага  темноты  между  ними.
Одного его шага будет довольно, если сейчас позовет.  Не смей звать  меня,
Дениз. Я люблю тебя. Где тебе знать, что любят именно так!
     Тишина.  Долгая тишина, в которой не спит и не уснет  Дениз.  Значит,
еще не все.  Еще подойти, отыскать в темноте спокойный лоб, и это -  "спи,
детка". Сможешь? Уже смогу.
     А лицо мокрое. Все. Даже брови. И руки. Узкие холодные ладошки.
     - Ну что ты, глупенькая, что ты, солнышко мое,  девочка  моя,  -  все
слова, все имена, только бы ласковые, а какие - неважно, важно -  нежность
в них, вся нежность белого света, нежность всех мужчин, целовавших женские
лица  от  Нефертити  до  Аэлиты.  -  Маленькая   моя,    рыженькая    моя,
единственная...
     О, последовательность всех мужчин мира!
     Уснула  Дениз,  зацелованная,  счастливая,  и  руку  его   продолжает
сжимать, словно это любимая игрушка.  Как мало тебе было надо  -  согреть,
убаюкать.  А туда же - "протяни и возьми". Глупенькая  ты  моя.  А  теперь
спишь спокойно и только носом посапываешь - наревелась, а  я  просижу  всю
ночь здесь, на полу, как последний дурак, положив  голову  на  край  твоей
постели только затем, чтобы увидеть твое лицо, когда начнет светать.
     Видел бы Юп эту картину!
     - Ну что, Юп, старая консервная банка, доволен ты нами сегодня?
     Темнота. И совсем близкое, отчетливое:
     - Да.
     Был какой-то отрезок времени, когда Артем чуть  было  не  рассмеялся.
Бывает у человека такое состояние, когда первой реакцией на  все  является
счастливый смех.  Но так продолжалось  всего  несколько  секунд.  Потом  -
недоумение: неужели подслушивал? Скотина.
     Он осторожно высвободил свою руку из  ладошек  Дениз  и  на  цыпочках
выскользнул из дома. Темень. Непроглядная, тяжелолиственная, августовская.
     - Юп!
     - Я слушаю тебя.
     - Юп, вы... вы довольны нами сегодня?
     - Да. Вы поняли, что от вас требуется, и я доволен.
     - Вы слышали... все?
     - Разумеется. С первого же момента вашего пребывания на нашей планете
мы видели и слышали абсолютно все.
     - Даже в темноте?
     - Для нас не существует ни темноты, ни стен дома, ни вашей одежды. Мы
видим все, что хотим.
     Может ли двадцатичетырехлетний землянин дать  в  морду  инопланетному
подонку, пусть даже тысячелетнего возраста? Впрочем, они сами  уже  решили
этот вопрос положительно, иначе сейчас между Юпом  и  Артемом  не  было-бы
защитной стенки, и тогда...
     - Юп, но ты же человек, пусть они все - консервные банки, но ты?..
     - Во-первых, не вполне строго называть меня  человеком,  ибо  ты  сам
считаешь себя таковым, а мы стоим на слишком различных ступенях  развития.
Во-вторых... - Бесстрастный машинный голос, и слово за  словом  капает  на
череп и расплывается  по  нему,  не  проникая  в  глубину  сознания  и  не
обнаруживая своего сокровенного  и  старательно  ускользающего  смысла.  -
Во-вторых, разница  в  этих  уровнях  -  в  нашу  пользу,  за  исключением
одного-единственного вопроса.  Информацию по этому вопросу мы  и  намерены
получить от вас.  Вы, наконец, поняли, что от вас требуется, и  я  доволен
вами.
     - Послушайте, Юп, вы можете простым русским языком объяснить  мне,  о
чем идет речь? Я слушаю вас - и не понимаю, мой человеческий  разум  не  в
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама