Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Владимир Кунин Весь текст 498.44 Kb

Русские на Мариенплац, Рождественский роман в 26 частях

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 43
вали у нее отчасти благодарную, но в большей степени ироничную улыбку. И
мне это ужасно понравилось!
   А когда отзвенели еще с десяток монет, брошенных зрителями  в  старый
гитарный футляр, девчонка недобро сдвинула брови, жестко рванула  струны
и вдруг, без малейшего намека на грузинский  акцент,  запела  знаменитую
песню Галича:
   Мы похоронены где-то под Нарвой, под Нарвой, под Нарвой. Мы похороне-
ны где-то под Нарвой. Мы были - и нет... Так и лежим, как шагали  -  по-
парно, попарно, попарно... Так и лежим, как шагали  попарно  -  и  общий
привет!..
   Я чуть не расплакался. Господи! Ну откуда, откуда у этой писюхи с ги-
тарой, которая моложе меня лет на  сорок,  мой  репертуар?!  Почему  она
вместо рока, шлягеров и сегодняшних модных мелодий поет мои песни? Отку-
да в ней это?
   ...Эй, поднимайтесь, такие-сякие!  Такие-сякие...  Эй,  поднимайтесь,
такие-сякие, ведь кровь - не вода! Если зовет своих мертвых Россия, Рос-
сия, Россия... Если зовет своих мертвых Россия - так, значит, беда! -
   мысленно пел я вместе с ней, а потом горло у меня перехватило,  глаза
увлажнились, и я подумал, что настоящего российского интеллигента  ничем
не возьмешь! Ни хаосом, ни голодухой, ни беспросветной жестокой тупостью
временщиков, взлетевших ввысь на мутных и смердящих  революционных  вол-
нах...
   Попав за границу своей искореженной и изгаженной родины, наш интелли-
гент с необычайной, всепрощенческой силой пронзается таким высоким  гра-
дусом сентиментального патриотизма, что вытравить из него это прекрасное
заблуждение, наверное, невозможно до смерти.
   Дождался я конца песни, подошел поближе и положил в  гитарный  футляр
двадцатимарковую бумажку. Девчонка удивленно посмотрела на меня, негром-
ко сказала по-немецки: "Данке. Дас ист цу филль", - и тут же отвела гла-
за в сторону.
   А я трусливо промолчал. Я испугался, что  моя  попытка  заговорить  с
ней, да еще подкрепленная двадцатимарковой купюрой, будет воспринята ею,
как пижонское поползновение сильно пожилого, напичканного деньгами  гос-
подинчика завести скоропалительный туристский романчик с бедной  уличной
артисточкой.
   Я отошел. Девушка запела "Последний троллейбус" Окуджавы. Кольцо слу-
шателей сомкнулось за мной, и я побрел дальше. И за моей спиной, в синее
мюнхенское небо медленно, как детские воздушные шарики, уплывали хресто-
матийные строчки шестидесятых:
   ...Я в синий троллейбус сажусь на ходу, Последний, случайный...
   Через десять минут, в кафе, пытаясь заказать себе  светлого  пива,  я
устроил большую пантомимическую клоунаду с официантом, тщетно  и  безус-
пешно старавшимся понять - чего я от него хочу.
   От наплыва чувств, навеянных на меня песнями этой девчонки с гитарой,
я начисто позабыл все иностранные слова, и в тягостном общении с нервни-
чающим официантом напоминал старого  глухонемого,  пораженного  глубоким
склерозом и "пляской святого Витта".
   Что, однако, не помешало мне, в конце концов, получить огромную  лит-
ровую кружку именно того пива, которое я так хотел.
   Еще минут через двадцать, с переполненным желудком и ватными,  отяже-
левшими от пива ногами, я продолжил свое плавание. И вышел прямо к...
   Момент!.. Вот тут я должен залезть в фотоальбом и попробовать сообра-
зить - куда же это я вышел?
   Ага... Вот оно! А вышел я, оказывается, прямо к колонне Марии у  нео-
готической Новой ратуши.
   Так, так... Что там в тексте?
   "...в 1861 году в Мюнхене выросло число сотрудников  городской  адми-
нистрации... Возникла необходимость в сооружении новой ратуши... 26 про-
ектов... победитель - архитектор Георг Хауберрисер...  В  1867  году,  в
присутствии короля Людвига II, ратуша была заложена... летом 1874 года -
закончена".
   Я искренне порадовался за администрацию Мюнхена прошлого века и поду-
мал, что наша сегодняшняя, до неприличия раздутая московская администра-
ция, следуя принципам короля Людвига,  просто  обязана  потребовать  еще
один новый Кремль! И гораздо большего размера, чем старый.
   У колонны Марии  пульсировала  большая  толпа.  Примерно  каждые  де-
сять-двенадцать секунд толпа взрывалась восторженными аплодисментами.
   Вежливо и неторопливо (благотворное влияние литровой кружки  светлого
пива!) я протиснулся сквозь толпу и увидел отличнейшего циркового  экви-
либриста, которому ассистировал маленький, худенький, кривоногий  японец
в баварской шляпке с султанчиком.
   Когда-то я несколько месяцев проторчал в цирке - собирал материал для
очередного сценария и вскоре наловчился понимать, что там хорошо, а  что
плохо. Так вот, этот эквилибрист был просто классным!
   Две метровые стальные трости со слегка наклонными отполированными де-
ревянными колодками размером в ладонь были вставлены в невысокий,  види-
мо, складной металлический столик. То, что этот эквилибрист выделывал на
этих тростях - как стоял в стойке на двух руках, на одной; как поочеред-
но переходил то на левую руку, то на правую; как из стойки на одной руке
медленно и элегантно опускал свое сильное тренированное тело в  горизон-
тальный "флажок"; как из этого "флажка" снова выходил в стойку на  одной
руке - могло, наверное, сделать честь любому цирку!
   Мне даже почудилось, что когда-то что-то очень  похожее  я  видел  на
арене Московского цирка... И этот жест, и  этот  мягкий,  непринужденный
поклон, эту улыбку... Только тогда в Москве на арене стоял не столик,  а
какая-то высоченная конструкция,  откуда  выдвигалась  длинная  стальная
штанга, уносившая того эквилибриста в стойке на одной руке чуть  не  под
самый купол.
   А худенький японец, совершенно не обращая внимания на зрителей,  про-
ворно подавал этому немцу-виртуозу то одну трость, то  другую.  Принимал
от него уже отработанный реквизит и протягивал новый.
   Когда же номер был закончен и эквилибрист сделал заднее сальто-морта-
ле со столика прямо на каменные плиты  Мариенплац  и  раздались  оглуши-
тельные аплодисменты, японец вытащил  из-под  столика  обычную  дорожную
сумку, вынул оттуда дешевенький пластмассовый подносик и,  строго  глядя
на зрителей, пошел с подносиком по кругу.
   Росла горка монет на подносике, но даже тени  благодарной  улыбки  не
промелькнуло на неподвижном и недобром лице кривоногого японца в баварс-
кой шляпке.
   Циркач присел на свой рабочий столик и закурил сигарету. Японец подо-
шел к нему, ссыпал монеты в дорожную сумку, спрятал туда подносик и мол-
ча вынул из рук эквилибриста дымящуюся сигарету. Поплевал на нее,  зага-
сил и выбросил в стоящую неподалеку урну. И что-то жестко  сказал  экви-
либристу.
   Тот хотел было резко ответить японцу, но  тут  нерасходившаяся  толпа
рассмеялась, и эквилибрист был вынужден только улыбнуться  и  беспомощно
развести руками.
   И когда он еще раз улыбнулся, мне снова померещилось, что я  его  уже
где-то видел...
   Потом я сидел под ярким полосатым тентом небольшой харчевни на Викту-
алиенмаркт. Я макал жареную колбаску в нежную немецкую горчицу,  прихле-
бывал фантастическое  пиво  "Аугустинер",  закусывал  соленым  баварским
крендельком и примитивно вяло философствовал о несовершенстве человечес-
ких судеб.
   Я думал о той красивой русской девочке с гитарой, которая  примчалась
сюда за легкой и изящной жизнью, а должна зарабатывать себе на хлеб сов-
сем не так, как ей, по-видимому, грезилось, когда она  уезжала  из  Рос-
сии...
   Я размышлял об этом парне-эквилибристе,  с  четко  выраженной  запад-
но-нордической внешностью, вынужденном работать почему-то на  маленького
злобного японца, который, наверняка, забирает себе львиную долю их улич-
ных доходов...
   И, конечно, как всегда, я с легким привкусом сладковатой тоски  думал
о себе: о том, что жизнь уже почти прошла,  что  деньги  и  популярность
принес мне очень средний сценарий, каких у меня было десятки...  Но  вот
именно этот сценарий попал, как у нас говорят, "в жилу", и жизнь моя ок-
расилась совсем иным светом. К сожалению,  с  опозданием  лет  на  двад-
цать...
   В отель я возвращался уже в сумерках.
   Я шел кривоватыми и коротенькими улочками, легко перетекавшими одна в
другую, изменяя только названия и почти сохраняя  единое  направление  -
параллельное Мариенплацу и Кауфингерштрассе, этому Млечному Пути  вечер-
него Мюнхена.
   И вдруг в одном из переулков, под светом неяркого уличного фонаря,  у
сильно пожилого "фольксваген-пассата" с высоко поднятой задней дверью, я
увидел девчонку с голосом Нани Брегвадзе, немца-эквилибриста и маленько-
го японца в баварской шляпке с султанчиком.
   Японец и эквилибрист грузили в багажное отделение  старого  "фолькса"
большой плоский чемодан, дорожную сумку и гитару в жестком потертом фут-
ляре.
   - Жрать хочу, как семеро волков! - на  чистом  русском  языке  сказал
японец в шляпке.
   - А мне сегодня один америкашка двадцатник  отслюнил!  -  рассмеялась
девочка.
   - Наверное, заклеить хотел, - ревниво заметил японец.
   - Да нет. Не похоже было...
   - А я сегодня одного чувака видел в толпе, - проговорил  эквилибрист,
закрывая заднюю дверь багажника. - Он у нас лет семь тому назад с полго-
да в цирке ошивался. Чего-то там для кино делал. Я потом этот фильм пос-
мотрел - мне чуть худо не стало!..
   - Все бегут из вашей России! - зло сказал "японец". - Думают, что тут
повсюду медом намазано.
   - Ребята... Поехали, а? - жалобно проныла девчонка. - Я  уже  еле  на
ногах стою...
   - Все, все! По коням, братцы! - Эквилибрист быстро сел за руль и  за-
вел двигатель.
   - Катька! Я там тебе подушку из дому захватил, -  сказал  "японец"  и
уселся рядом с эквилибристом.
   - Нет слов, Нартайчик... Что бы я без тебя делала, солнце ты мое?.. -
устало проговорила девчонка и улеглась на заднее сиденье пикапа.
   Старый "фольксваген" аккуратно выбрался на свободную от машин  проез-
жую часть узенькой улочки и неторопливо покатил прочь, покачивая красным
светом задних фонарей.
   Я пришел в отель, взял у портье ключ и поднялся в свой номер.
   Достал из чемодана бутылку "Столичной", налил полстакана, выпил и за-
кусил одной из двух конфеток, лежавших у меня на подушке.
   Водка была теплая, конфетка - резиновая, с парфюмерным  запахом.  Ка-
кая-то аптечная жвачка, а не конфета.
   Да, да, господа! Все правильно!.. Я именно  тот  самый  "америкашка",
который сегодня "отслюнил двадцатник" вашей подруге с  Мариенплац.  Мало
того, я действительно тот самый "чувак",  который  "полгода  ошивался  в
цирке", а потом получилось плохое кино. Тут - никаких сомнений. Это - я,
и только - я!
   Но как я мог принять нашего обычного, среднеазиатского  киргиза,  или
кто он там есть на самом деле, за японца - этого я себе простить не мог!
   И почему это я - старая стреляная ворона, углядел  "западно-нордичес-
кую внешность" в заурядном, простоватом, пусть достаточно  приятном,  но
совершенно русском лице эквилибриста, - просто не укладывалось у меня  в
голове! Тем более, что я же с самого начала угадал в нем того  парня  из
Московского цирка!
   А то, что я вокруг этого еще и насочинял себе черт знает что, -  при-
водило меня буквально в бешенство!
   Я налил себе еще полстакана водки и взял с подушки вторую конфетку.
   Нет, господин среднеазиатский эмигрант, не все бегут из  России!  Это
ты, сукин кот, шустришь тут с подносиком по площади, а некоторые...
   Я залпом выпил водку и стал раздраженно зажевывать ее последней  кон-
феткой.
   Так в раздражении и заснул.
   И снились мне какие-то дурацкие и тревожные сны - будто бы бегаю я по
Мариенплац с подносиком, всем раздаю свои визитные карточки, а неподале-
ку от меня, совершенно голые, эквилибрист и певица с гитарой  занимаются
любовью на глазах у хохочущей толпы. Вокруг них на низкорослой, лохматой
лошаденке скачет злобный киргиз в баварской шляпке с султанчиком и  хле-
щет, хлещет всех без разбора длинной сыромятной камчой, яростно стараясь
добраться до меня... Ужас и ожидание обжигающего удара делают  мои  ноги
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 43
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама