Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Данил Корецкий Весь текст 881.74 Kb

Секретные поручения

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 76
   ДАНИЛ КОРЕЦКИЙ
   СЕКРЕТНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ
 
   Изд. МОСКВА, "ЭКСМО-ПРЕСС", 1998
   OCR Палек & Alligator, 1999 г.
 
 
   Часть первая
   ЮРИСПРУДЕНЦИЯ И ЖУРНАЛИСТИКА
 
 
   Глава первая
   ВЕРБОВКА С НЕПРИСТОЙНЫМ ПСЕВДОНИМОМ
 
 
   Тиходонск, 27-28 мая 1991 года.
 
   - Тебе холодно? - удивился Сергей, чувствуя, как  над  бровью  собирается
пот.
   - Нет.
   - У тебя кожа пупырышками.
   - Просто волнуюсь, - сказала Антонина.
   Странно. Она не та девочка, чтобы волноваться в подобной ситуации.
   Словно подтверждая эту  мысль,  Антонина  взяла  его  огромную  ладонь  и
просунула дальше в вырез блузки.  Сергей  вспотел  еще  больше.  Огрубленная
металлом кожа ощутила мягкую грудь и напряженно вытарчивающий сосок.
   "Как бы не оцарапать", - озабоченно подумал он,  наклоняясь  к  пахнущему
духами лицу.
   На этот раз она не ускользнула вниз и не отвернулась, напротив - подалась
навстречу, раскрывая горячие губы. Ему показалось,  что  порыв  не  очень-то
искренен: вон и глаза не закрыла, косит куда-то в сторону... Но  посторонние
мысли тут же исчезли...
   Язык его оказался в узкой влажной полости, девушка то с  силой  всасывала
его в себя, то отпускала, ритмично двигая головой взад-вперед.  Чувствовался
немалый опыт. Чего же она строила из себя целку столько времени?
   - Ну, что? - она отстранилась, с  любопытством  разглядывая  кавалера.  -
Понравилось?
   - Мгм, - промычал Сергей. Он обвел глазами подсвеченные  фонарями  старые
липы, усеянную мусором траву, темные провалы расходящихся  аллей.  Осторожно
дотронулся распухшим языком до неба.
   - Ясный перец, крошка.
   Антонину никогда не обижали мужским вниманием, это точно. На втором курсе
у нее был дружок-араб, потом был немец из торгового представительства, потом
пакистанец, а потом два сирийца, которые в конце концов порезали друг  друга
и у одного из них вытек глаз. Да еще этот отирался,  с  юрфака,  в  твидовом
пиджаке а-ля Пинкертон. Он дарил ей розы и с загадочным видом  курил  прямую
короткую трубку.
   Это только  то,  что  на  виду,  какой  была  подводная  часть  айсберга,
оставалось только догадываться. Но все это в прошлом,  теперь  настала  его,
Серегина, очередь. Она крутила, крутила хвостом, но теперь, похоже, сдалась.
Может, прямо сейчас и даст - мало ли в укромных местах скамеек... А раз так,
он наведет порядок. Его баба - это его баба. Всем отвала на полкило. Кто  не
спрятался, я не виноват.
   - Еще раз увижу, что он рядом с тобой отирается -  ноги  повыкручиваю,  -
сказал Сергей.
   - Кто? - Ресницы Антонины удивленно щекотнули его щеку.
   - Сама знаешь.
   - Не знаю. Ты про Омара?
   На кончике языка, похоже, выросла шишка - будто горячую  котлету  целиком
проглотил. Сергей вздохнул и повторил:
   - Сказал: ноги повыкручиваю.
   - Может, Сахи?
   - Нет, не Сахи.
   - Наверное, Денис.
   Теперь ресницы трепетали где-то на шее.
   - Я его заставлю трубку проглотить, - сказал Сергей.
   - Ага.
   Спина Антонины  выгнулась,  округлые  груди  вывалились  из  расстегнутой
блузки, а бедра внутри были мягкими и горячими, будто она все время  держала
грелку между ног.
   Сексуальная стерва, этого у нее не отнимешь. Как-то явилась на занятия  в
голубых "дизелях" в обтяжку, и декан поспорил с преподавателем стилистики на
ящик "Двина", носит ли она трусики. Оказалось,  носит.  Только  французские,
тончайшие, невиданной формы: треугольничек впереди - и  все,  даже  рука  не
отличит, где кончается белье и начинается тело. Доцента Голуба  после  этого
открытия три дня трясло. Он угрохал месячное жалованье на  коньяк,  вусмерть
разругался с деканом, ушел  из  семьи,  ночевал  в  контейнере  на  заросшем
бурьяном садовом участке, а потом якобы предложил  Антонине  выйти  за  него
замуж. Говорят, она трахнула его  еще  разок  -  из  сочувствия.  И  послала
подальше.
   А может, все это просто болтовня.
   Вполне даже может быть. Вот  Серега,  то  бишь  Сергей  Курлов,  ходил  с
Антониной уже целых два месяца, и за все это время, вплоть  до  сегодняшнего
дня, ничего ему не упало. Ну ни грамма. Сказать кому - не поверят.
   Они ходили по Пушкинскому скверу, ходили в кино, в гриль-бар "Под якорем"
ходили, даже в кабак пару раз... И что? Да ничего, ровным счетом!  В  темном
кинозале он притянул ее вплотную и только  кофточку  расстегивать,  как  она
глазищи вытаращила и прокричала ужасным шепотом: "Ты что, с ума сошел?!" И в
баре, когда под столом коленки погладил и чуть выше полез  -  то  же  самое.
Главное,  без  наигрыша,  искренне,  глазищи  чистые  и  голос   дрожит   от
возмущения... Думал, думал Серега и  решил,  что  брешут  про  нее  все.  Из
зависти: все хотят, а никому не обламывается...
   А хотят все без исключения, это невооруженным глазом видно. Мужики на нее
очень недвусмысленно пялились, даже если у кого  на  руке  супруга  законная
висела или детишки. А многие липнуть начинали. Все время липли, будто  медом
им намазано. В основном это были или пьяные, или нарождающиеся скоробогачики
из  кооператоров  да  предпринимателей,  на  дорогих  тачках.  Денег  полные
карманы, рожи квадратные, глазки поросячьи, каменные челюсти. Сергею  хочешь
не хочешь приходилось разговаривать с ними  со  всеми,  хотя  какие  с  этим
быдлом  разговоры...  Приходилось  или  в  торец  заезжать,  или  "мельницу"
крутить, или заднюю  подсечку  демонстрировать.  Силу  все  понимают,  сразу
отставали, без вопросов, и они с Антониной продолжали ходить дальше.
   Волынка эта продолжалась до сегодняшнего дня. Непонятно почему, но именно
сегодня, именно здесь, на этой скамейке в  обезлюдевшем  Октябрьском  парке,
Антонина вдруг прониклась пониманием, сбросила маску недотроги и сразу стала
самой собой. Красивой опытной стервой.
   - Ты не бойся, - ласково прошептала она. - Мне не больно.
   - Я не боюсь, - хриплым голосом сказал Сергей. - Просто руки вспотели.
   - А у меня они никогда не потеют.
   Она сложила свою сухую узкую ладошку ковшиком  и  положила  поверх  замка
Сережиных джинсов, прямо на вздувшийся, горячо пульсирующий  бугор  -  будто
птичку поймала. И сжала легонько. Сергей чуть не взвыл.
   - Ладно. А теперь пойдем, - сказала Антонина, убрала руку и встала.
   - Куда? - поднял голову Сергей.
   - У меня подруга живет на Богатяновке, родители уехали, и она нас  пустит
хоть до утра...
   Вот так. Ясно и понятно. Но чего она  тогда  привела  его  в  парк,  чего
сидели, дожидаясь темноты, он даже о замызганных скамейках стал думать... Ну
да ладно, какая разница...
   Сергей, в котором было метр девяносто  росту  и  центнер  с  гаком  весу,
конечно, все сделал так, как она сказала: встал и пошел.  Даже  рюкзачок  ее
вызвался поднести - новенький, из мягкой рыжей кожи, с серебряной  нашлепкой
"Дэниел Рей".
   - Спасибо, я сама, - сказала Антонина, забрасывая рюкзачок за плечо. Зато
когда Сергей приобнял ее и руку откровенно положил на  упругую  грудь  -  не
возразила ни словом, ни жестом.
   Аллея напоминала туннель с желтыми пятнами света под нечастыми  фонарями.
Когда они входили в очередной световой круг, девушка слегка отстранялась, но
потом вновь прижималась, даже еще плотнее.
   - Подожди, ты куда? - вдруг врубился Сергей. - Нам в другую сторону!
   - Я в туалет хочу! - напряженно ответила Антонина.
   - Ну ты даешь! Да здесь за каждым кустом туалет!
   - Нет, мне так не нравится...
   - Ну ты даешь, - повторил Сергей. - Да он небось и закрыт давно!
   - Сейчас посмотрим.
   Впереди тусклый фонарь  освещал  каменные  ступеньки,  вытянутая  коробка
нужника с загнутыми под прямым углом входами в мужское и  женское  отделения
терялась за деревьями, только  отдельными  фрагментами  угадывались  беленые
стены. Сергей знал, что они  испещрены  непристойными  надписями.  Это  было
самое глухое место в парке. По слухам, днем здесь собирались гомосексуалисты
и проститутки. А ночью вряд ли кому-нибудь могло стукнуть  в  голову  прийти
сюда помочиться. И чего она придумала? Ну да ладно, не важно.  Важно  сейчас
совсем другое...
   С удовлетворением собственника Сергей провел  ладонью  по  гибкому  телу,
чувствуя, как тонкая ткань трется о гладкую кожу, как горячие ягодицы плавно
двигаются в такт шагам... Сейчас все  его  внимание  было  сосредоточено  на
этом. И еще на языке, который ныл не переставая, заставляя думать  о  всяких
приятных неожиданностях, которые ожидают там, на Богатяновке.
   - Подожди меня здесь, - Антонина направилась к ступенькам. Короткая  юбка
высоко открывала белеющие  в  сумерках  ноги.  Невысокие  каблучки  открытых
босоножек выбили нервную дробь на  изъеденных  временем  плитах,  и  девушка
растворилась в темноте.
   И вдруг Серега ощутил опасность. В темноте прятались люди! Он  никого  не
видел  и  ничего  не  слышал,  но  отчетливо  почувствовал  их  присутствие.
Очевидно, какое-то первобытное чутье,  компенсируя  беспомощность  зрения  и
слуха, восприняло напряженные биополя и тепло чужих тел  и  предупредило  об
угрозе. Потому что еще со скифско-сарматских времен  затаившиеся  в  темноте
чужаки означали только одно - набег, засаду, беду...
   - Эй, Антонина, иди сюда! - нарочито грубым и  уверенным  голосом  позвал
он. - Счас ребята подвалят, а тебя нет!
   - Подождешь! - почему-то зло бросила она. В  звенящей  тишине  до  Сергея
отчетливо донесся звук вставляемого в замочную скважину ключа.
   "Сортир она отпирает, что ли? Совсем стебанулась?!"
   Надо  было  что-то  делать,  но  что  именно  -  Сергей   совершенно   не
представлял. Вдруг ему померещилось...  Выставится  перед  девчонкой  полным
дураком!
   Под ногу попался камень.  Действуя  инстинктивно,  без  всякого  расчета,
Сергей нагнулся, поднял неровную четвертинку кирпича  и  запустил  в  кусты.
Раздался глухой удар.
   - ...Твою мать! - разорвал тишину искаженный болью мужской голос. И сразу
же другой - холодный и решительный - четко скомандовал:
   - Вперед! Свет!
   И сразу все переменилось. Темнота ожила, и ожила очень бурно. Из зарослей
выпрыгивали быстрые целеустремленные тени, яркие  вспышки  ослепили  Сергея,
вначале он подумал - молнии или бесшумные выстрелы, но тут же понял, что это
фотоблицы. Вспыхнули прожектора, превращая захудалый общественный  туалет  в
декорацию киносъемок, причем Курлов не был в них даже статистом.
   В центре внимания оказалась Антонина:  на  ней  перекрещивались  слепящие
лучи портативных ламп-фар, ее снимали несколько фотоаппаратов и видеокамера,
к ней огромными прыжками неслись затянутые  в  темное  фигуры.  Ошалев,  она
металась по съемочной площадке, двумя руками прижимая  к  груди  свой  рыжий
рюкзачок с серебряной нашлепкой, словно самую ценную и необходимую вещь. Тем
нелогичней выглядело то, что она сделала  через  секунду:  резким  движением
забросила "Дэниел Рей" в темноту. И тут же ее схватили. Грубо,  как  в  кино
банда насильников хватает беззащитную жертву - за руки, поперек туловища, за
голову...
   Распахнулись двери туалета, и оттуда выскочили еще четверо с  портативным
прожектором и видеокамерой. Двое бросились за рюкзачком, двое - к Антонине.
   - Что вам от меня нужно?! Что нужно?! - истерично верещала она.
   - Голову, голову страхуй!
   - Да она без воротника!
   - Все равно!
   Фигура без  лица  черной  лапой  подхватила  Антонину  под  подбородок  и
запрокинула ей голову.
   - Нашел! - торжествующе крикнул еще один, тоже в черной маске,  выныривая
из  кустов  с  поднятым  над  головой  рыжим  рюкзачком.   Снова   защелкали
фотоаппараты, и видеооператор наехал своей камерой, делая крупный  план:  то
ли рюкзак на фоне Антонины, то ли Антонина на фоне рюкзака.
   - Что вам нужно? - сдавленно, сквозь стиснутые зубы кричала девушка.
   Сергей не знал, на кой незнакомцам сдался этот "Дэниел Рей", но  вот  что
им было  нужно  от  девчонки,  у  которой  юбка,  едва  прикрывающая  лобок,
сногсшибательные ножки  и  самая  смазливая  мордашка  во  всей  Тиходонской
области, - это он  знал  на  пять-с  плюсом.  Выйдя  из  оцепенения,  Курлов
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 76
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама