Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 329.7 Kb

Этот бессмертный

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
кинжал с тяжелой рукояткой, длинный охотничий нож с  зазубренным  лезвием,
шнурки-удавки и небольшая  металлическая  коробка,  содержавшая  различные
порошки и пузырьки с жидкостями, которую я опасался проверять.  Мне  очень
понравилась острая свайка, и я оставил ее себе...


     На следующий день - вернее,  вечер  -  я  поил  старого  Фила,  чтобы
прихватить его с собой, намереваясь использовать его в качестве оплаты  за
допущение в свиту Дос Сантоса в "Ройале". Рэдпол все еще относился к  нему
с почтением,  считая  его  чем-то  вроде  второго  Ома  Нейка,  сторонника
возврата к старому, хотя он начал убеждать в своей непричастности к  этому
движению  еще  полвека  назад,  когда  напустил  на   себя   мистицизм   и
респектабельность.
     В то время, как его "Зов Земли" -  по  всей  вероятности,  лучшее  из
всего, что он  написал  -  гремел  по  всей  матушке-Земле,  увидели  свет
несколько статей о Возвращении, что помогло вызвать  именно  то  волнение,
которое я сам хотел начать.
     Сейчас он может сколько угодно отрекаться от этого, но тогда  он  был
настроен  возмутителем  спокойствия,  и  я  уверен,  что  он  и  сейчас  с
удовольствием вернулся бы к своей прежней мысли.
     Кроме того, мне нужен предлог: я хотел бы посмотреть,  как  чувствует
себя Хасан после прискорбной взбучки, которую он получил на "хоупфере". На
самом же деле я жаждал получить возможность переговорить с этим  арабом  и
выяснить, что он соблаговолит, если только найдет нужным рассказать мне  о
своем последнем поручении.
     Идти от здания Управления до "Ройала" было совсем немного.  У  нас  с
Филом ушло всего семь минут неспешного шага.
     - Вы закончили писать элегию в мою честь? - спросил я.
     - Я все время работаю над ней.
     - Вы повторяете это добрых двадцать лет. Мне хотелось  бы,  чтобы  вы
поспешили, потому что я боюсь, что не смогу прочесть ее.
     - Я бы мог  показать  некоторые  другие  отличные  вещи:  посвященные
Лорелу, Джорджу, даже одна в честь Дос Сантоса. У меня есть еще  множество
знаменитых имен. Ваше же для меня представляет проблему.
     - Почему?
     - Мне хочется, чтобы она была современной. Вы же не стоите на  месте,
все время что-то делаете, меняетесь...
     - Вы не одобряете этого?
     - У большинства людей хватает благодушия совершить что-либо в течение
первой половины своей жизни и остановиться на  достигнутом.  Элегия  в  их
честь не представляет для меня особых хлопот. У меня их полным-полно. Но я
опасаюсь того, что ваша элегия будет совершенно не соответствовать  вашему
облику на тот момент, когда она будет  закончена.  Такая  работа  меня  не
устраивает. Я  предпочитаю  обдумывать  тему  на  протяжении  многих  лет,
тщательно взвешивая все стороны человеческой индивидуальности, не подгоняя
себя. Вы, люди, чья жизнь подобна  песне,  вызываете  у  меня  тревогу.  Я
считаю, что вы пытаетесь вынудить меня написать о вас нечто эпическое, а я
становлюсь слишком стар для этого. Иногда я что-то упускаю.
     - Я полагаю, что вы становитесь несправедливым, -  сказал  я  ему.  -
Другим уже посчастливилось прочитать оды в их честь,  а  на  мою  же  долю
осталось выполнить лишь пару эпиграмм.
     - Могу вам сказать, что у меня есть предчувствие, что я совсем  скоро
закончу элегию в вашу честь. И  я  постараюсь  своевременно  прислать  вам
экземпляр.
     - О! А откуда у вас такое предчувствие?
     - Разве можно определить источник вдохновения?
     - И все-таки расскажите...
     - Это пришло мне в голову,  когда  я  размышлял.  Я  тогда  составлял
элегию для веганца - просто, разумеется, чтобы поупражняться. И вот тут  я
понял, что думаю о том, что скоро закончу элегию в честь грека.  -  Он  на
мгновение задумался. -  Представьте  себе  чисто  умозрительно,  как  двух
разных людей, каждый из которых выше другого,  пытаются  сравнить  друг  с
другом.
     - Это можно сделать, если я встану перед зеркалом и буду переминаться
с ноги на ногу. У меня одна нога  короче  другой.  Так  что  я  могу  себе
представить. И что же из этого?
     - Ничего. У вас совершенно иной подход к проблеме.
     - Это культурная  традиция,  от  которой  мне  никак  не  избавиться.
Вспомните узлы, лошадей - Горашиб, Трою. Понимаете? Коварство и хитрость у
нас в крови.
     Десяток шагов он молчал.
     - Так что же: орел или решка? - спросил я у него наконец.
     - Простите?
     - Это загадка калликанзаридов. Вы проиграли бы в любом случае.
     - В этом есть определенный произвол, не так ли?
     - Именно таковы калликанзариды. Это скорее греческое, а не  восточное
искусство утонченного коварства. Наша жизнь часто  зависит  от  ответа,  а
калликанзариды, как правило, желают, чтобы противник проиграл.
     - Почему?
     - Спросите у  следующего  калликанзарида,  которого  встретите.  Если
только такая возможность вам еще предоставится.
     Мы вышли на нужный нам перекресток.
     - Почему вы неожиданно снова связались с Рэдполом? Вы же давно должны
были уйти в отставку.
     - Я ушел в подходящее время и все, что  меня  с  ним  связывает,  это
мысль, удастся  ли  снова  возвратиться,  как  в  добрые  старые  времена?
Появление Хасана всегда что-то  означает,  и  я  хочу  знать,  каково  это
что-то.
     - Вас не тревожит, что я вас разыскал?
     - Нет. Это может вызвать определенные неудобства, но я  сомневаюсь  в
том, что ожидается фатальный исход.
     Здание "Ройала" возвышалось над нами. Мы вошли  внутрь,  постучали  в
дверь из темного дерева и услышали:
     - Входите.
     - Привет, - произнес я, входя.
     Добрых десять минут прошло прежде, чем мне удалось повернуть разговор
к  прискорбному  случаю  с  бедуином,  но  тут  же  Диана  отвлекла  меня,
появившись в комнате.
     - Доброе утро, - сказала она.
     - Добрый вечер, - усмехнулся я.
     - Что нового в мире искусства?
     - Ничего.
     - Памятники?
     - Нет.
     - Архивы?
     - Нет.
     - Какой, интересно, работой вам приходится заниматься?
     -  О,  она  слишком  разрекламирована  благодаря  усилиям  нескольких
романтиков в бюро Информации. На самом деле  все,  что  мы  делаем  -  это
таскаем, восстанавливаем и сохраняем записи материальной культуры, которые
составлены на Земле человечеством.
     - Что-то вроде мусорщиков культуры?
     - Что-то вроде этого. Я думаю, что более  верное  сравнение  вряд  ли
можно было бы придумать.
     - Ну, а зачем?
     - Что "зачем"?
     - Почему вы это делаете?
     - Кто-то же должен этим заниматься, потому  что  это  все-таки  мусор
культуры. Поэтому-то его и стоит собирать.  Я  уверен,  что  мой  мусор  -
лучше, чем что-либо другое на Земле.
     - Вы преданы этому делу настолько же,  насколько  скромны!  Это  тоже
довольно неплохо.
     - Кроме того, тогда выбор был  не  таким  уж  и  большим  -  когда  я
предложил свои услуги. Нельзя забывать, что тогда этого мусора было  очень
много.
     Она предложила мне бокал, немного отпила из своего и сказала:
     - Они на самом деле еще здесь?
     - Кто?
     - Боги и Компания. Старые боги. Вроде Ангилсоу. Я считаю, что они все
давно покинули нашу Землю.
     - Нет, они не покинули ее. Только то, что большинство из  них  похожи
на нас, не означает вовсе, что  они  поступают  подобно  нам.  Когда  люди
покидают нашу Землю, они не предлагают своим богам  отправиться  вместе  с
собой, а у Бога есть своя собственная гордость. А  кроме  того,  возможно,
они должны были оставаться в  любом  случае,  это  называется  "ананке"  -
судьба смерти. От нее не уйти.
     - Так же, как и от прогресса?
     - Да... Если уж говорить о прогрессе, то не улучшилось  ли  состояние
Хасана? В последний раз, когда я его видел, он был совсем плох.
     - Улучшилось. С таким толстым черепом  нечего  бояться.  Как  с  гуся
вода...
     - А где он?
     - В зале для игр.
     - Мне хотелось  бы  лично  выразить  ему  свое  сочувствие.  Вы  меня
извините?
     - Извиняю, - сказала она, поклонившись.
     Повернувшись, она направилась послушать, о чем беседуют Дос Сантос  и
Фил. Фил, разумеется, очень обрадовался ее приходу.
     И никто не обратил внимания на мой уход.
     Зал  для  игр  был  расположен  в  другом  конце  длинного  коридора.
Приближаясь, я услышал, как один резкий звук отрывисто следовал за  другим
примерно через равные промежутки времени.
     Я открыл дверь и заглянул внутрь.
     Кроме него в зале никого  не  было.  Он  стоял  спиной  ко  мне,  но,
услышав, как  дверь  открылась,  быстро  обернулся.  На  нем  был  длинный
пурпурный плащ-халат, в правой руке нож. Затылок его прикрывал здоровенный
кусок пластыря.
     - Добрый вечер, Хасан.
     Рядом с  ним  находился  поднос  с  ножами.  Мишень  он  разместил  у
противоположной стены. Из мишени торчало два лезвия - одно в центре и одно
примерно в шести дюймах от центра, слева от него.
     - Добрый вечер, - не спеша ответил он. - Как ваши дела? - спросил он,
немного помолчав.
     - О, прекрасно, Я пришел, чтобы  задать  этот  же  вопрос.  Как  ваша
голова?
     - Очень сильно болит, но уже не так, как прежде.
     Я закрыл за собой дверь.
     - Прошлым вечером вам, видимо, что-то пригрезилось?
     - Да.   Мистер  Дос   Сантос   рассказал   мне,   как  я   боролся  с
привидениями... Но, к сожалению, этого я сейчас не помню.
     - Не накурились  ли  вы  той  дряни,  которую  толстяк  доктор  Эммет
называет каннабасисом?
     - Нет, Карачи. Я курил одно растение, которое  питается  человеческой
кровью. Я нашел его возле  древнего  Константинополя  и  постарался  очень
тщательно высушить его цветы. Одна старуха сказала мне, что с его  помощью
можно заглядывать в будущее. Но она мне солгала, это...
     - Так что, выпитая цветком-вампиром кровь побуждает  к  насилию?  Это
нечто новое, достойное того, чтобы записать. Между прочим, вы  только  что
назвали меня Карачи. Я бы хотел, чтобы вы называли меня в дальнейшем таким
образом как можно реже. Меня зовут Конрад Номикос.
     -  Да,  Карачи.  Я  был  удивлен,  увидев  вас.  Я  полагал,  что  вы
давным-давно умерли, когда ваша лодка взорвалась в заливе.
     - Карачи погиб вместе с ней. Вы никому не рассказывали, что я на него
похож?
     - Нет. Я не болтлив.
     - Это очень хорошая черта.
     Я пересек комнату, выбрал нож, взвесил  его  на  руке  и  метнул.  Он
вонзился дюймах в десяти от центра мишени.
     - Вы давно работаете на господина Дос Сантоса? - спросил я его.
     - Примерно с месяц, - ответил араб и тоже метнул нож. Он воткнулся  в
пяти дюймах от центра.
     - Вы его телохранитель?
     - Да. Мне поручено также заботиться о синекожем.
     -  Дос  говорит,  что  опасается  за  жизнь  Миштиго.  Такая   угроза
существует на самом деле или же он просто перестраховывается?
     - Возможно, и то, и другое. Не знаю. Он  платит  мне  только  за  то,
чтобы я нес охрану.
     - А если я заплачу вам больше, вы скажете мне, кого вас наняли убить?
     - Меня наняли только как телохранителя, но будь по-иному,  я  вам  бы
все равно ничего не сказал.
     - Я так не считаю. Давайте заберем ножи.
     Мы пересекли зал и повытаскивали ножи из мишени.
     - А теперь, если все-таки я буду вашей жертвой, что вполне  возможно,
- продолжал я, - почему бы вам не уладить все прямо сейчас? Каждый из  нас
держит по два клинка. Тот, кто выйдет живым из этой комнаты,  скажет,  что
на него напал другой, и ему пришлось прибегнуть к самообороне.  Свидетелей
нет. Но вас вчера видели пьяным и очень расстроенным.
     - Нет, Карачи.
     - Что нет? Нет - значит, что это не я? Или нет -  потому  что  вы  не
можете выполнить свою работу подобным образом?
     - Я мог бы сказать, что это не вы. Но  все  равно  вы  не  знали  бы,
правду ли я сказал или нет. Разве это не так?
     - Верно.
     - Я еще мог бы сказать, что не хочу так поступать.
     - И это действительно так?
     - Но я же вам ничего не сказал, Карачи.  И  все  же,  чтобы  вы  были
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама