Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Джек Вэнс Весь текст 361.23 Kb

Глаза верхнего мира

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 31
попытался  перескочить  через  баррикаду;  в  другом   случае   три   гуна
объединенными усилиями навалились на  нее,  они  разбегались  и  бились  о
столбы, а пилигримы изнутри в страхе смотрели на них.
     Кьюджел подошел, коснулся горящей веткой одной из налегающих фигур  и
вызвал крик боли; просунулась  огромная  серая  рука.  Кьюджел  отпрыгнул.
Баррикада выдержала, звери скоро начали ссориться и ушли.
     Вечером третьего дня пилигримы  подошли  к  слиянию  Аска  с  большой
медленной рекой,  которую  Гарстанг  назвал  Скамандер.  Поблизости  росли
большие бальдамы, сосны и  дубы.  С  помощью  местных  дровосеков  свалили
деревья, обрубили  ветви  и  стащили  к  воде,  где  соорудили  плот.  Все
пилигримы взошли на него, плот шестами направили в течение, и он  спокойно
и молча поплыл вниз.
     Пять дней плот плыл по широкому Скамандеру, иногда берегов  почти  не
было видно, иногда плот проходил мимо зарослей  тростника  вблизи  берега.
Делать было нечего, и пилигримы затевали долгие споры, и  различие  мнений
по любому вопросу было значительным. Часто разговор касался метафизических
тайн или тонкостей принципов гилфигизма.
     Субукул, наиболее ревностный пилигрим, в подробностях  объяснял  свое
кредо. В основном он  разделял  ортодоксальную  гилфигитскую  теософию,  в
которой Зо Зам, восьмиголовый бог, создав космос, отрубил  себе  палец  на
ноге, и из него возник Гилфиг, а  из  капель  крови  возникли  восемь  рас
человечества. Родемаунд, скептик, нападал на эту доктрину:
     - А кто  создал  этого  твоего  предполагаемого  "создателя"?  Другой
"создатель"? Гораздо проще предполагать конечный продукт: в данном  случае
гаснущее солнце и умирающую землю.
     На что Субукул в сокрушительном опровержении  цитировал  гилфигитский
текст.
     Некто по  имени  Бланер  стойко  проповедовал  собственную  веру.  Он
считал, что солнце - это  клетка  в  теле  гигантского  божества,  которое
создало космос в процессе, аналогичном росту лишайника на камне.
     Субукул считал это положение слишком усложненным.
     - Если солнце клетка, то какова тогда природа земли?
     - Крошечное животное, извлекающее пропитание,  -  ответил  Бланер.  -
Такие взаимоотношения известны повсюду и не должны вызывать удивления.
     - Но что тогда нападает на солнце? -  презрительно  спросил  Витц.  -
Другое маленькое животное?
     Бланер начал подробное объяснение своей веры, но вскоре  был  прерван
Праликсусом, высоким худым человеком с пронзительными зелеными глазами.
     - Послушайте меня: я все знаю. Моя доктрина - сама простота. Возможно
огромное количество условий и  еще  больше  существует  возможностей.  Наш
космос - это возможное состояние: он существует. Почему? Время бесконечно,
и поэтому любое возможное состояние  должно  осуществиться.  Поскольку  мы
живем в данной возможности и  о  других  ничего  не  знаем,  мы  дерзко  и
высокомерно приписываем себе свойства исключительности. По правде  говоря,
любая возможная вселенная существует, и не единожды.
     - Я склоняюсь к  аналогичной  доктрине,  хотя  и  являюсь  убежденным
гилфигитом, -  заявил  теоретик  Гасмайр.  -  Моя  философия  предполагает
последовательность создателей, причем каждый абсолютен  в  пределах  своих
прав. Перефразируя ученого собрата Праликсуса, если божество возможно, оно
должно  существовать!   Только   невозможные   божества   не   существуют!
Восьмиголовый Зо Зам,  отрубивший  Свой  Божественный  Мизинец,  возможен,
следовательно, он существует, что и подтверждается гилфигитским текстом!
     Субукул замигал, открыл рот, собираясь возразить,  но  снова  закрыл.
Скептик Родемаунд отвернулся и стал смотреть на воды Скамандера.
     Гарстанг, сидя в стороне, задумчиво улыбнулся.
     - А ты, Кьюджел Умник, на этот раз ты молчалив. Какова твоя вера?
     - Я новичок, - признался Кьюджел. - Я усвоил множество точек  зрения,
и каждая по-своему истинна: у жрецов в Храме Теологии, у волшебной  птицы,
достающей сообщение из ящика,  у  постящегося  отшельника,  который  выпил
бутылку розового эликсира,  которую  я  ему  дал  в  шутку.  В  результате
получились противоречивые  версии,  но  все  исключительной  глубины.  Мой
взгляд на мир, таким образом, синкретичен.
     - Интересно, - сказал Гарстанг. - Лодермюльх, а ты?
     - Ха! - проворчал Лодермюльх. - Видишь дыру в моей одежде? Я не  могу
объяснить, как она появилась. Еще меньше я  могу  объяснить  существование
вселенной.
     Заговорили другие. Колдун Войонд определил известный космос как  тень
мира, которым правят призраки, сами в  своем  существовании  зависящие  от
психической  энергии  людей.  Набожный  Субукул  отверг  эту  схему,   как
противоречащую Протоколам Гилфига.
     Спор продолжался бесконечно. Кьюджел и еще несколько человек, включая
Лодермюльха, соскучились и начали играть на деньги, используя кости, карты
и фишки. Ставки, вначале номинальные,  начали  расти.  Лодермюльх  сначала
немного выигрывал, потом проиграл гораздо большую сумму, а  Кьюджел  между
тем выигрывал ставку за ставкой. Вскоре Лодермюльх бросил  кости,  схватил
Кьюджела за руку, потряс ее, и из рукава вывалилось несколько  аналогичных
костей.
     -  Ну,  -  взревел  Лодермюльх,  -  что  у  нас  здесь?   Я   заметил
мошенничество, и вот доказательство! Немедленно верни мои деньги!
     - Как ты можешь так говорить? - возмутился Кьюджел. -  Почему  ты  ко
мне придираешься? Я ношу кости - ну и что? Или мне нужно было бросить свою
собственность в Скамандер, прежде чем приниматься за игру? Ты унижаешь мою
репутацию.
     - Что мне до этого? - возразил Лодермюльх.  -  Я  хочу  вернуть  свои
деньги.
     - Невозможно, - ответил Кьюджел. - Несмотря на всю твою болтовню,  ты
ничего не доказал.
     -  Доказательства?  -  взревел  Лодермюльх.  -  А  разве  нужны   еще
доказательства? Посмотрите на эти кости, на одних  одинаковые  обозначения
на трех сторонах, другие катятся с большим усилием, потому что отяжелены с
одного конца.
     - Всего лишь любопытные редкости, - объяснил Кьюджел.  Он  указал  на
колдуна Войонда, который внимательно слушал. - Вот человек с острым глазом
и умом; спроси у него, видел ли он какие-нибудь незаконные действия.
     - Ничего не видел, - объявил Войонд. - По  моему  мнению,  Лодермюльх
поторопился со своими обвинениями.
     Гарстанг,  слушавший  спор,  вышел  вперед.  Он  заговорил   голосом,
одновременно рассудительным и умиротворяющим:
     - В такой группе, как наша, очень важно взаимное доверие, мы ведь все
гилфигиты. Не может быть  и  речи  о  злобе  и  обмане.  Разумеется,  друг
Лодермюльх, ты неправильно оценил действия нашего друга Кьюджела.
     Лодермюльх хрипло рассмеялся.
     - Если такое  поведение  отличает  особо  набожных,  я  рад,  что  не
отношусь к таким! - С этими словами он  отошел  в  угол  плота,  сел  и  с
отвращением и злобой посмотрел на Кьюджела.
     Гарстанг расстроенно покачал головой.
     - Боюсь, Лодермюльх чувствует себя оскорбленным.  Вероятно,  Кьюджел,
чтобы восстановить дружеские отношения между вами, ты вернешь золото...
     Кьюджел резко отказался.
     - Это вопрос принципа.  Лодермюльх  покусился  на  самое  ценное  мое
достояние - на мою честь.
     - Такое отношение похвально, - сказал Гарстанг, - а Лодермюльх  повел
себя бестактно. Но ради дружбы... нет? Ну, что ж,  не  могу  спорить.  Гм.
Всегда возникают неприятности. - Качая головой, он удалился.
     Кьюджел собрал  свой  выигрыш,  подобрал  кости,  которые  Лодермюльх
вытряс у него из рукава.
     - Неприятный инцидент, -  сказал  он  Войонду.  -  Деревенщина,  этот
Лодермюльх! Всех оскорбил; все прекратили игру.
     - Вероятно, потому, что к тебе  перешли  все  деньги,  -  предположил
Войонд.
     Кьюджел с удивленным видом рассматривал свой выигрыш.
     - Никогда не думал, что  выиграю  так  много!  Может,  примешь  часть
суммы, чтобы мне было легче нести?
     Войонд согласился, и деньги перешли из рук в руки.
     Вскоре после этого, когда плот спокойно плыл по реке, солнце тревожно
вздрогнуло. Пурпурная пленка, похожая на тусклое пятно,  возникла  на  его
поверхности, потом исчезла. Некоторые  пилигримы  в  тревоге  и  страхе  с
криками забегали по плоту.
     - Солнце темнеет! Готовьтесь к холоду!
     Гарстанг, однако, успокаивающе поднял руки.
     - Успокойтесь все! Дрожь прошла, солнце прежнее!
     - Подумайте! - с жаром сказал  Субукул.  -  Неужели  Гилфиг  позволит
совершиться катастрофе как раз в то время, как  мы  плывем  на  поклонение
Черному Обелиску?
     Все успокоились, хотя каждый по-своему интерпретировал  это  событие.
Смотритель Витц  увидел  в  этом  аналогию  с  временным  отказом  зрения;
проходит, когда несколько раз мигнешь. Войонд объявил:
     - Если мы благополучно доберемся до Эрзы Дамат,  я  обещаю  следующие
четыре  года  посвятить  планам  восстановления  прежней  силы  солнца!  -
Лодермюльх мрачно заметил, что ему  все  равно:  пусть  солнце  темнеет  и
пилигримы ощупью добираются на Светлый обряд.
     Но солнце светило, как и  прежде.  Плот  спокойно  плыл  по  великому
Скамандеру; берега стали такими низкими и  лишенными  растительности,  что
казались темными линиями на горизонте. День прошел,  и  солнце,  казалось,
опускается прямо в реку, испуская темно-багровый свет, который  постепенно
тускнел и темнел по мере исчезновения солнца.
     В  сумерках  разожгли  костер,  вокруг  него  собрались  пилигримы  и
поужинали.  Говорили  о  потемнении   солнца,   много   было   рассуждений
эсхатологического характера. Субукул считал, что  вся  ответственность  за
жизнь, смерть и будущее принадлежит Гилфигу. Хакст,  однако,  заявил,  что
чувствовал бы себя  спокойнее,  если  бы  Гилфиг  прежде  проявлял  больше
искусства в управлении  делами  мира.  На  какое-то  время  разговор  стал
оживленнее. Субукул обвинил Хакста в поверхностности, а Хакст  использовал
такие слова, как "слепая вера" и "унижение".  Гарстанг  вмешался,  заявив,
что никому не известны все факты и что Светлый обряд  у  Черного  Обелиска
может прояснить вопрос.
     На следующее утро впереди заметили  большую  плотину  -  ряд  прочных
столбов перегораживал реку и не давал плыть  дальше.  В  одном  месте  был
проход, но его перекрывала тяжелая железная цепь. Пилигримы подвели плот к
этому проходу и бросили камень, который служил им якорем. Из расположенной
поблизости хижины появился фанатик,  тощий,  длинноволосый,  в  изорванной
черной одежде; он размахивал железным  посохом.  С  плотины  он  угрожающе
посмотрел на пилигримов.
     - Возвращайтесь! - закричал он. - Проход по реке  в  моей  власти:  я
никому не позволяю пройти!
     Вперед выступил Гарстанг.
     - Прошу о снисходительности! Мы пилигримы,  направляемся  на  Светлый
обряд в Эрзу Дамат. Если необходимо, мы заплатим за  право  прохода,  хотя
надеемся на твое великодушие.
     Фанатик хрипло рассмеялся и взмахнул своим железным посохом.
     - Мою плату нельзя уменьшить! Я требую жизни  самого  злого  в  вашем
обществе, и вы все должны продемонстрировать свои достоинства! - Расставив
ноги, в развевающемся на ветру плаще, он сверху вниз смотрел на плот.
     Пилигримы  забеспокоились,  украдкой  поглядывали  друг   на   друга.
Поднялся  ропот,  превратившийся  в  конце  концов  в  смесь  заявлений  и
требований. Громче всех слышался скрипучий голос Гасмайра:
     - Я не могу быть самым злым! Жизнь моя полна милосердия и  аскетизма,
и во время игры я не участвовал в этом низком развлечении.
     Другой голос:
     - Я еще более добродетелен, я питаюсь только сухими бобами, чтобы  не
отнимать ни у кого жизнь.
     Третий:
     - Я еще более благочестив, я ем только кожуру от бобов  и  упавшую  с
деревьев кору, чтобы не уничтожать даже растительную жизнь.
     Еще один:
     - Мой желудок отказывается принимать овощи, но я провозглашаю  те  же
благородные идеи и позволяю только мясу погибших животных  касаться  своих
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (15)

Реклама