Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II Wings of Liberty |#10| Страшная Правда
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Стенли Вейнбаум Весь текст 426.93 Kb

Черное пламя

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 37
ты никогда не любил ее.
     И Хелл, в котором не было фальши,  прижал  ее  к  себе  и  ничего  не
ответил.
     А Черная Марго мчалась на север к Селуи сквозь ночь. В небе перед ней
мерцали тонкие тени, ведущие в бой  армии  призраков.  Александр  Великий,
Атилла, Чингисхан, Тамерлан, Наполеон и, ближе  всех,  царица  Семирамида.
Все могучие завоеватели прошлого. Где они, где их империи, где  их  кости?
Далеко на юге были могилы людей, любивших ее. Всех, за исключением Старого
Эйнара, который, словно серый призрак, бродил  по  миру  в  надежде  найти
покой.
     Сбоку от нее повернулся Хоакин Смит, словно хотел что-то сказать.  Он
посмотрел и промолчал. Он не привык видеть слезы на глазах и щеках  Черной
Марго [все события, описывающие Принцессу Маргарет в этой  истории,  взяты
из анонимного альбома, опубликованного в Урбсе в 186  году  под  названием
"Любившие  Черное  Пламя";  он  приписывается   Жаку   Лебо   -   офицеру,
командовавшему личной гвардией Черного Пламени].




                        КНИГА ВТОРАЯ. ЧЕРНОЕ ПЛАМЯ


                          1. НАКАЗАНИЕ - И ПОСЛЕ

     Томас Маршалл Коннор должен был умереть. Бормочущий  голос  тюремного
капеллана неотвратимо усыплял его, вместо того,  чтобы  стимулировать  его
разум. Все казалось диким и невероятным для  нормального  человека.  Через
десять минут он должен отправиться на электрический стул, чтобы  заплатить
самую высокую цену за то, что он случайно убил человека голыми руками.
     Коннору - удивительно живому, жизнерадостному  и  здоровому  парню  -
было всего  двадцать  шесть  лет  от  роду.  Он  был  талантливым  молодым
инженером. И вот он должен умереть. Зная это - он не волновался.  Не  было
ничего призрачного в сером  камне  и  холодных  железных  решетках  камеры
смертников. Не было ничего странного в разрезе  на  его  левой  штанине  и
выбритой точке на виске.
     Приговоренный внезапно  обратил  внимание  на  единство  материальных
вещей вокруг. Мир,  который  он  покидал,  был  незыблемым  и  конкретным.
Приближающиеся шаги охранника смертников глухо звучали в отдалении.
     Дверь  камеры  отворилась,  и  капеллан  прекратил  свое  бормотание.
Пассивно Томас Маршалл Коннор принял его благословение  и  спокойно  встал
между  двумя  охранниками  для  последней  прогулки  на  своих  двоих.  Он
оставался в состоянии отрешенности, когда его посадили на стул,  привязали
и подключили электроды. Томас  услышал  приглушенный  шепот  свидетелей  и
нервное торопливое царапанье карандашей  репортеров.  Он  мог  представить
себе, что они пишут - "Закоренелый убийца"...  "Совершенно  не  взволнован
своей судьбой".
     Но все это, казалось, касалось кого-то другого.
     Он просто расслабился и ждал. Умереть так быстро и безболезненно было
большим облегчением, после всего  произошедшего.  Томас  даже  не  увидел,
когда начальник тюрьмы подал сигнал. Потом была внезапная вспышка голубого
света. И затем - вообще ничего.


     Значит, вот какова смерть. Медленный и  величественный  дрейф  сквозь
Стигийский водоворот - безвременное порождение Вечности.
     Спокойствие. Наконец тихое спокойствие и отдых.
     Но что это был за миг, когда блеснула вспышка далекого света, который
зажегся и погас, словно звезда? Вскоре свет разгорелся снова и  постепенно
начал приближаться. Томас Маршалл Коннор стал  медленно  ощущать,  что  он
снова существует? Чувства и память о  себе  самом  слабо  боролись,  чтобы
собраться в единое целое - и он пришел  в  себя,  ощутив  боль  физической
пытки.
     Раздался шум перепуганных голосов. Томас почувствовал приток  свежего
воздуха.  Он  снова  ощутил  свое  тело.  Он  лежал   спокойно,   инертно,
неподвижно. Но это не была неподвижность смерти. Сколько еще ему  придется
лежать?
     Когда испуганные голоса  зазвучали  снова,  Коннор  открыл  невидящие
глаза и уставился в черноту перед собой. Постепенно он начал видеть,  хотя
и  не  мог  ничего   понять.   Чернота   стала   покоробленной,   каменной
поверхностью. Она находилась не далее, чем в двенадцати дюймах от его глаз
- кривая и незаконченная, словно подземная часть стены.
     Свет превратился в лучик дневного света возле его правого плеча.
     Новое ощущение охватило  его.  Он  чувствовал  невероятный,  кусающий
холод. Не мороз зимнего ветра,  а  ужасную  фригидность  межгалактического
пространства. Но он был на... точнее, в земле. Словно по его венам  вместо
крови бежала ледяная вода. Томас  чувствовал  себя  совершенно  измученным
жаждой. Его тело было совершенно неподвижно, словно жил лишь  мозг,  а  он
был жестоко заключен внутри. Он ощутил растущий ужас  от  осознания  этого
факта.
     Затем,  привлеченный  шумом  кричащего  голоса  и  маленькой   ногой,
виднеющейся справа, он сделал невероятное усилие - и пошевелился. Раздался
сухой, рвущийся, лопающийся звук - словно шелест старого пергамента  -  но
без сомнения, его правая рука поднялась!
     От этого усилия он почувствовал слабость и тошноту. На какое-то время
он застыл в неподвижности.  Вторая  попытка  прошла  легче.  После  новой,
бесконечно долгой борьбы, его ноги начали подчиняться мозгу.  Томас  снова
лежал неподвижно. Он  совсем  устал.  Собрав  остатки  последних  сил,  он
попытался выбраться из могилы.
     Сейчас Томас знал, где находится. Он лежал в том, что осталось от его
могилы. Как и почему все так произошло, он не знал. Об  этом  будет  время
подумать.
     Со  всеми  оставшимися  силами,  Томас  уцепился  за  край  могилы  и
передвинул  свое  тело  вправо.  Только  тонкая  полоска  земли  и  камень
блокировали ему путь наверх. Когда он плечом ударил по полоске земли,  она
скатилась вниз миниатюрной лавиной.
     Ослепляющий свет был для Коннора словно агония.  Возбужденные  голоса
загалдели.
     - Т мумья! - звонко закричал детский голос. - Т снова мумья.
     Коннор, тяжело дыша от усталости, из последних сил выбирался из дыры,
и каждое движение вызывало звук, похожий на шуршание бумаги. И внезапно он
оказался  свободен!  Последние  комья  земли  свалились   вниз   и   Томас
перекатился, чтобы неподвижно застыть на склоне небольшого холма.
     Он увидел, что эрозия проделала отверстие в его могиле - или что  там
это было - и открыла ему путь  на  волю.  Его  взгляд  был  до  странности
расплывчатым, но  он  обратил  внимание  на  полудюжину  маленьких  фигур,
стоящих вокруг него полукругом и в любую секунду готовых убежать.
     Дети! Дети в странной модернистской одежде ярких цветов,  но  тем  не
менее, человеческие дети, которые смотрели  на  него  с  широко  открытыми
ртами и выпученными глазами. Их изумленные лица херувимов  превратились  в
маски неподдельного ужаса.
     Внезапно вспомнив о страхах, которые он переживал  в  своем  детстве.
Коннор был удивлен, что они не  разбежались.  Он  приподнялся  на  руке  и
сделал отчаянную попытку заговорить. Это была первая попытка  использовать
свой голос, но он обнаружил, что не может говорить.
     Колдовство, парализовавшее детей, внезапно было  разрушено.  Один  из
них издал отчаянный крик:
     - А-а-а! Т спекер!
     В панике, вызванной этим  криком,  вся  группа  резко  повернулась  и
бросилась врассыпную. Дети исчезли за склоном  оплывшего  холма  и  Коннор
остался в жутком  одиночестве.  Он  застонал  из  глубин  отчаяния  и  был
изумлен, услышав звук, выходящий из его потрескавшихся, пересохших губ.
     Коннор внезапно обнаружил,  что  он  совершенно  нагой  -  его  саван
давным-давно превратился в пыль. В это же самое мгновение осознание  того,
что это значит, пришло к нему, и он в ужасе уставился на свое тело. Кости!
Ничего кроме костей, покрытых грязной, цвета пергамента, кожей!
     Кожа так плотно прилегала к его скелету, что  даже  структура  костей
была видна сквозь нее. Он видел сочленения  на  пальцах,  коленях,  ногах.
Пергамент кожи потрескался, словно древняя Китайская ваза, ясно  обозначая
возраст. Он стал ужасом,  вышедшим  из  могилы.  Коннор  чуть  не  потерял
сознание, поняв это.
     Через какое-то время Томас попытался подняться. Обнаружив, что  не  в
состоянии этого сделать, он принялся ползти -  мучительно  и  трудно  -  к
луже, оставшейся с прошлого дождя. Добравшись до нее, он  коснулся  губами
поверхности, не обращая внимания на  качество  воды  в  луже,  и  принялся
сосать жидкость, пока у него не зазвенело в ушах.
     Через мгновение  слабость  прошла.  Он  почувствовал  себя  несколько
лучше.  Его  дыхание  уже  меньше  обжигало  его  увлажненный  рот.   Взор
постепенно очистился, и  он,  нагнувшись  над  маленьким  бассейном,  стал
рассматривать свое отражение. Голова была похожа на череп - лицо с  губами
так плотно лежащими над зубами, что это больше походило на маску смерти.
     - О Боже! - воскликнул он и его голос был похож на карканье  больного
ворона. - Что случилось? Где я?
     В его сознании вертелась мысль, что было нечто странное в том, что он
появился из могилы в виде живого призрака. Коннор посмотрел вверх.
     Небо было голубым, по нему парили белоснежные облачка.  Солнце  сияло
так, что Коннор подумал, что оно никогда не сияло так раньше.  Трава  была
зеленой. Земля была обычной землей. Все было нормальным, земным. Все  было
так, как должно было быть, но  была  какая-то  странность,  пугающая  его.
Инстинктивно он понимал, что здесь чего-то нет.
     Это было не потому, что он не смог узнать окрестности. У него не было
сил исследовать их. К тому же, он не знал, где  его  похоронили.  Это  был
инстинкт возвращения домой, которым в разной  степени  обладают  животные.
Его чувство времени остановилось после включения электрического рубильника
- как давно назад? Каким-то образом, лежа под теплыми  лучами  солнца,  он
ощущал себя чужаком в этой стране.
     - Потерян! - и он заплакал, как ребенок.
     Через какое-то  время,  пока  он  лежал  неподвижно,  Коннор  обратил
внимание на приближающиеся шаги.  Он  повернул  голову  и  поглядел  в  ту
сторону. Группа мужчин, которую вел ребенок, медленно приближалась к нему.
Они были одеты в яркие цветные рубашки - красные, голубые, фиолетовые -  и
странные  бесформенные  штаны,   заканчивающиеся   у   косточек   довольно
экзотическим образом.
     С отчаянным приливом энергии Коннору  удалось  стать  на  колени.  Он
протянул молящую руку, похожую на лапу скелета.
     - Помогите! - прошептал он отчаянно и хрипло.
     - Отон! - раздался звонкий детский голос. - Т спекре. Т мертвый.
     Один из мужчин подошел ближе и перевел взгляд с  Коннора  на  зияющую
дыру в склоне.
     - Что такое? - спросил он.
     Коннор смог только повторить свою просьбу о помощи.
     - Нболен, - мрачно заявил второй мужчина. - Спящик, а?
     Послышался  шепот  совещания  между  мужчинами  в  ярких  одеждах,  с
мягкими, до странности, женственными голосами.
     - К Эвани! - решил один из них. - К Эвани, влшебнице.
     Они быстро собрались  вокруг,  и  осторожно  приподняли  Коннора.  Он
держался в сознании, когда они свернули на  желтую  дорогу.  Затем  черная
пустота поглотила его.
     Когда он пришел в себя снова, то обнаружил, что находится в  комнате,
лежащий на чем-то, вроде мягкой кровати. У него было смутное  воспоминание
о девичьем лице с волосами  цвета  бронзы  и  чертами,  словно  у  ангелов
Рафаэля, склонявшейся над ним. Что-то теплое и сладкое,  вроде  глицерина,
потекло ему в горло.
     Затем,  под  шепчущий  аккомпанемент  искаженного   английского,   он
погрузился в благословенные объятия глубокого сна.



                          2. ЭВАНИ, ВОЛШЕБНИЦА

     Последовало чередование сна и  пробуждения,  с  невероятной  болью  и
жуткой тошнотворной  слабостью.  Слышались  голоса,  бормочущие,  неясные,
неразборчивые слова, которые казались, до странности, знакомыми.
     И вот, однажды летним утром, он полностью пришел  в  сознание.  Птицы
щебетали; где-то в отдалении смеялись дети. Наконец, с ясным сознанием, он
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама