Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Стенли Вейнбаум Весь текст 426.93 Kb

Черное пламя

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 37
переубеждать тебя и рассказывать, как подручные Повелителя, создавшие  все
лучшее, что есть в этом мире, не являются его врагами. Они правят в  Урбсе
и, наверное, долго останутся при  власти  после  нашей  смерти,  хотя  они
правят всего семь веков.
     Внезапно она вытащила нечто из  кармана  и  протянула  ему.  Он  взял
предмет - золотой диск - монета.  На  нем  было  отчеканено  10-единств  и
фигура змеи, опоясывающей земной шар, вцепившись зубами в хвост.
     - Змея Мидгард, - сказала Эвани. - Я  не  знаю  почему,  но  она  так
зовется.
     Коннор перевернул монету. На другой  стороне  был  отчеканен  профиль
мужского лица, чьи черты, даже в миниатюре выглядели холодными,  мрачными,
властными. Коннор прочел:
     - Orbis  Terrarum  Imperator  Dominusque  Urbis.  "Император  Мира  и
Повелитель Города", - перевел он.
     - Да. Это - Повелитель, - голос Эвани был  серьезен  и  она  отобрала
монету. - Это деньги Урбса. Для понимания Урбса и  Повелителя,  ты  должен
выслушать курс истории за все время, что ты проспал.
     - Истории? - повторил он.
     Она кивнула.
     - Начиная с Темных  веков.  Когда-нибудь  один  из  наших  патриархов
расскажет тебе больше, чем я. Я почти ничего не  знаю  о  могучем  древнем
мире. Нам кажется, что это был  невероятный  век,  с  огромными  городами,
темпераментными нациями, неконтролируемыми  растущими  народами,  ужасными
энергиями  и  пламенем  гениев.  Великие  войны,  великая  промышленность,
великое искусство - и снова великие войны.
     - Но ты можешь сказать мне... - начал Коннор  несколько  нетерпеливо.
Эвани покачала головой.
     - Не сейчас, - быстро сказала  она.  -  Сейчас  я  должна  спешить  к
друзьям, которые будут обсуждать со мной один очень важный  вопрос.  Может
быть, когда-нибудь ты тоже узнаешь об этом.
     И она исчезла, прежде чем Коннор смог сказать хотя  бы  слово,  чтобы
задержать ее.  Он  остался  наедине  со  своими  мыслями  -  настойчивыми,
мучительными временами. Ему нужно было еще очень  многое  узнать  об  этом
странном мире, в котором он внезапно оказался.
     Во многих отношениях это был странный, новый мир, думал Коннор, когда
смотрел, как девушка исчезает на дороге, которая поднималась  на  холм,  к
деревне. С того места, где он сидел на скамейке из камня,  он  мог  видеть
деревню, стоящую на вершине холма - несколько низких домов, построенных из
какого-то белого камня. Все строения были классических форм, с  подлинными
дорическими колоннами. Эвани сказала, что деревня называется Ормон.
     Все ему казалось странным. Не только люди изменились, но и  физически
мир стал совершенно другим.
     Рассматривая  деревню  и  снова  переводя  взгляд  на  холмы  и  леса
окружающие ее, Том Коннор думал, что, может быть, они тоже изменились.
     Ему хотелось бы это выяснить.
     Сила Коннора возвращалась с  такой  быстротой,  что  он  поднялся  со
скамейки, стоящей на солнце, и направился в лес, начинающийся прямо  возле
дома  Эвани.   Деревья   светились   свежей   зеленью   молодых   листьев,
изумрудно-зеленая трава  покачивалась  в  полях,  которых  растянулись  на
холмах и разбили равнины на лоскутья.
     Птицы  щебетали  в  ветвях,  когда  он  вошел  в  лес.   Птицы   были
всевозможных форм и расцветок.  Их  количество  и  бесстрашие  удивили  бы
Коннора, если бы он не вспомнил, чтобы Эвани упоминала о чем-то  подобном.
Урбсы, сказала она, уничтожили кусающих насекомых, мух,  мучных  червей  и
тому  подобное  много  веков  назад,  и  в  этом  им  помогали  птицы.   И
определенные паразиты выращивались специально для них.
     "Они лишь позволяют птицам  увеличиваться  в  количестве,  -  сказала
тогда Эвани, - уничтожив их главного врага -  египетскую  кошку,  домашнюю
кошку. Они акклиматизировались здесь и были выпущены в леса, они  питались
паразитами  и  уничтожили  их.  И  теперь  у  нас  больше  птиц  и  меньше
насекомых".
     Было приятно бродить  по  зеленому  лесу  под  аккомпанемент  птичьих
трелей. Весенний ветерок мягко обдувал лицо Тома Коннора и впервые в жизни
он почувствовал себя погруженным  в  свободу,  не  испорченную  назойливым
жужжанием москитов, оводов и мух, или других кусающих  насекомых,  которые
превращали прогулки по лесу в пытку.
     Какое  счастье  для  человечества!  Медовые  пчелы   жужжали   вокруг
колокольчиков на покрывале травы и пили сладость весенних  цветов,  но  ни
одной мухи или комара не прожужжало возле непокрытой головы Коннора.
     Коннор не знал, насколько глубоко он забрался в дебри  свежей  зелени
деревьев, когда внезапно он заметил,  что  идет  вдоль  берега  небольшого
ручья. Его чистая вода серебрилась в лучах солнца,  пробивающегося  сквозь
деревья.
     Время  от  времени,  он  проходил  мшистые  камни  и  заросли  плюща,
интересовавшие его, потому что он знал, что здесь  лежат  остатки  древних
строений, воздвигнутых до Темных веков. Эти нагромождения камней  когда-то
были домами в другом, давно минувшем веке - его веке.
     Задумчиво идя вдоль маленького ручья, он наконец  пришел  к  широкому
озеру, куда впадал ручей с небольшой высоты, образовывая водопад.
     Коннор обошел кругом озеро, смотря на чистое зеркало воды и  внезапно
остановился, его глаза изумленно раскрылись.
     Ему на  мгновение  показалось,  что  он  видит  перед  собой  ожившую
картинку, хорошо известную ему. Коннор думал, что находится в  лесу  один,
но это было не так. В нескольких  ярдах  от  того  места,  где  стоял  он,
находилось самое прекрасное существо из тех, кого он когда-либо видел.
     Трудно было поверить, что она была живым существом, а не создана  его
воображением. Ни один звук не сообщил о его приближении и она, уверенная в
то, что находится здесь одна, сохраняла позу,  в  которой  Коннор  впервые
увидел ее, похожая на очаровательную лесную фею, которой она и могла  быть
в этом изумительном новом мире.
     Она стояла на коленях над темным зеркалом пруда, опираясь на  изящные
руки. Они выглядели алебастровыми на фоне  темного  мха,  на  который  она
опиралась. Она улыбалась своему отражению  в  воде  -  знаменитая  картина
"Психея", которую помнил Коннор внезапно ожила!
     Он боялся дышать, а уж тем более, говорить, из страха испугать ее. Но
когда она повернула голову и увидела  его,  она  не  подала  и  вида,  что
напугана.  Она  медленно  улыбнулась  и  грациозно  поднялась   на   ноги,
просторные греческие одежды,  покрывавшие  ее,  медленно  покачивались  на
ветерке,  подчеркивая  совершенную  во  всех  отношениях  фигуру.   Одежда
крепилась серебряной повязкой, которая шла под  ее  грудью.  Повязка  была
столь же блестящей, как и ее чернильно-черные волосы.
     Но когда она улыбнулась Коннору, он увидел в ее зеленых глазах  цвета
моря не страх, а насмешку.
     - Я не знала, - сказала она голосом, который звучал словно серебряный
колокольчик,  -  что  Сорняки  так  интересуются  красотами  Природы,  что
забираются в лес.
     - Я - не Сорняк, - заявил Коннор, бессознательно делая вперед шаг или
два. Он надеялся, что она не исчезнет при звуке его  голоса  или  при  его
приближении. - Я...
     Она на мгновение посмотрела на него, и затем рассмеялась. И  в  смехе
тоже звучала насмешка.
     - Нет нужды говорить мне, - сказала она мягко. - Я знаю. Ты - Спящий,
который недавно появился со странной сказкой, что он проспал  тысячу  лет.
Словно, если ты был Бессмертным!
     В ее смехе, голосе, слышались нотки, что она, во  всяком  случае,  не
верит ни во что подобное. Коннор не делал попыток переубедить ее -  не  до
того. Он был слишком поражен, просто рассматривая ее.
     - Вы одна из Бессмертных? - спросил он, с голосом в  котором  звучало
изумление. - Я много слышал о вас.
     - Есть гораздо более бессмертные вещи, -  сказала  она  полусерьезно,
полунасмешливо,  -  чем  человек,  которому  дано  бессмертие.   Так   что
Бессмертные  почти  ничего  не  знают  о  том,  что  было   известно   или
предполагалась греками давным-давно минувших веков.
     Снова  Коннор  уставился  на  нее.  Она  говорила  так  уверенно.   И
выглядела... Неужели это  возможно,  чтобы  боги  и  богини,  нимфы  давно
умерших греческих легенд были не легендами, а живыми существами? Может  ли
быть возможным, что он смотрит на одну из них - и она может  исчезнуть  от
прикосновения или неосторожного слова?
     Она казалось достаточно реальной, хотя было нечто такое в ее манерах,
что не подходила ее имиджу прекрасной феи, как казалось ему. И она не вела
себя как нимфа, как это  описывалось  в  мифологии.  Ничего  из  этого  не
казалось реальным,  за  исключением  экстравагантной  пульсирующей  теплой
красоты.



                       4. НЕМНОГО ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ

     Слова девушки словно пробудили его, и одновременно, пришло осознание,
что он неприлично неотрывно  смотрит  на  нее,  пока  она  спокойно  стоит
напротив,  выпрямившись,  словно  изящная  статуэтка,  а  легкий   ветерок
покачивает ее белые полупрозрачные одежды.
     - Иди сюда, - сказала она тихо. - Подойди и сядь  рядом  со  мной.  Я
пришла в лес, чтобы встретиться с приключением, которого не могла найти  в
этом скучном мире. И я не нашла его. Подойди,  ты  можешь  развлечь  меня.
Сядь рядом и расскажи мне свою историю, которую я слышала о твоем... сне.
     Наполовину зачарованный, Коннор подчинился. Он не  задавал  вопросов.
Казалось вмешалась сама судьба, распорядившаяся, чтобы он  оказался  рядом
со сверкающим темным прудом, перед этой женщиной -  или  скорее  девушкой,
потому что ей было не больше двадцати лет - чья красота была невероятной.
     Солнце, пробиваясь сквозь фильтр листьев,  светилось  в  ее  волосах,
настолько черных, что они отливали синевой, опускающихся каскадами  до  ее
тонкого пояса. Ее кожа, цвета магнолии, казалось еще более  светлой  из-за
эбенового цвета волос. Ее красота была чем-то большим, чем  совершенством.
Она была божественной. Но яркой, пылающей. Ее великолепные губы, казалось,
постоянно улыбались, но так же как и улыбка в глазах, были сардоническими,
насмешливыми. На мгновение красота, столь  неожиданно  появившейся  нимфы,
лишила Коннора всех мыслей; даже воспоминаний об  Эвани.  Но  в  следующее
мгновение Эвани вернулась, наполняя все его  чувства  так,  как  когда  он
увидел ее впервые, холодную, понятную  медноволосую  приятную  красоту.  И
даже в этот момент он понимал,  что  блестящее  существо  перед  ним,  так
отличающееся от Эвани и  остальных  девушек-Сорняков,  которых  он  видел,
будет всегда преследовать его в  воспоминаниях.  Кто  бы  она  ни  была  -
человеческое существо или лесная богиня.
     Девушка в ответ на молчание начала выказывать нетерпение.
     - Расскажи мне! - сказала она настойчиво. -  Мне  нужно  развлечение.
Расскажи мне, Спящий.
     - Я не Спящий, во всяком случае, не тот тип, о  которых  вы  наверное
слышали, - сказал Коннор, починяясь ее требованию. - То, что произошло, не
было сделано по моему желанию. Это произошло...
     Коротко, он рассказал  о  том,  что  произошло,  стараясь  ничего  не
драматизировать. Он, должно быть, рассказывал убедительно, потому  что  по
мере того, как он рассказывал дальше, неверие и насмешка  исчезали  из  ее
зеленых  глаз  цвета  моря  и  постепенно  замещались   верой,   и   затем
восхищением.
     - В это почти невозможно поверить, - сказала  она,  мягко,  когда  он
закончил. - Но я верю тебе.
     Ее восхитительные глаза оставались затуманенными.
     - Если в своей памяти ты сохранил знания давних времен, то тебя  ждет
великая карьера в том веке, в котором ты оказался.
     - Но я ничего не знаю об этом веке! - быстро заявил Коннор. - Я слышу
обрывки разговоров  о  загадочных  Бессмертных,  которые  обладают  полной
властью, о многих вещах, чуждых и непонятных мне.  И  пока  что,  я  почти
ничего не знаю о нынешних временах. Нет! Я даже не знаю об истории  веков,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама