Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Кир Булычев Весь текст 337.82 Kb

На днях землетрясение в Лигоне

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
цепочки домиков. Я обернулся к девушке. Хорошо, что она попала на самолет.
Девушка закрыла глаза, но ресницы чуть подрагивали. Она не спала. Я сказал
Отару, что наш майор мне нравится. Может быть,  переворотом  руководят  не
черные полковники? Отар пожал плечами.
     Прошло около часа с тех пор, как мы поднялись. Пить  хотелось  жутко.
Мой организм был совершенно обезвожен. Самолет летел  невысоко.  Над  нами
было голубое небо и солнце, зато сбоку, над горным хребтом,  стояла  стена
сизых туч.
     Я взглянул вниз. Мне показалось, что  кто-то  сигналит  нам  с  земли
зеркальцем. Какая чепуха, подумал я, как можно заметить зеркальце с  такой
высоты! И в тот же момент  я  увидел,  как  кто-то  невидимый  провел  над
плоскостью самолета рукой, измазанной в чернилах. Чернила  упали  цепочкой
капелек. Самолет тряхнуло, и я тогда догадался, что  это  не  капельки,  а
дырки  в  крыле.  И  тут  же  из  мотора  потянулся  дымок.  Наверное,   я
непроизвольно  привстал  и  вжался  в  стекло.  Отар  сразу   почувствовал
неладное.
     - Что?
     Он пытался встать, но его не пускали ремни.  Линия  горизонта  начала
медленно клониться, будто перед нами  был  склон  горы.  И  тут  заверещал
толстяк. Он ринулся к майору и стал его трясти:
     - Майор, проснитесь! Майор, мы падаем!..



                               ВАСУНЧОК ЛАМИ

     Молодой иностранец, похожий на горца, с  добрым  лицом,  бесцеремонно
глядел на меня в ресторане, где я ждала, сгорая от страха, тетушку  Амару.
Наверное, вид у меня был неприглядный. Нехорошо,  что  в  такой  момент  я
обратила внимание на мужчину.
     Когда тетушка подвела меня к майору, я  с  удивлением  узнала  в  нем
Тильви Кумтатона, который учился с моим братом в колледже, даже приходился
мне родственником и бывал у нас дома. Меня он, конечно, не  узнал.  Десять
лет назад я была девочкой. Тильви был недоволен, что из-за  меня  придется
нарушить правила, но разрешил лететь. Я  надеюсь,  что  у  него  не  будет
неприятностей.
     Вообще-то все было чудом, цепью чудес.  Господин  Сун  встретился  со
мной и оказался таким вежливым и отзывчивым. Когда я узнала о  перевороте,
он велел мне не беспокоиться. Утром я пришла к нему снова,  там  меня  уже
ждала тетушка Амара, которую я три года не видела и  которая  всегда  была
злой, но у господина Суна вела себя, словно мама, тревожилась о моем  отце
и сама предложила поехать  на  аэродром  добиться,  чтобы  меня  взяли  на
самолет. Надо будет обязательно привезти ей хороший подарок.
     Молодой иностранец сидел по другую сторону прохода и  иногда  смотрел
на меня. Я делала вид, что не чувствую его взгляда. Я думала  об  отце.  Я
знала, что отец может умереть. Поэтому я  решилась  и  пошла  к  господину
Дж.Суну. Потом я задремала и не сразу поняла, что случилось. Самолет начал
снижаться, но не в Танги, а  прямо  над  лесом.  Господин  директор  Матур
громко кричал, что мы погибли. Я испугалась, что разобьется  лекарство.  Я
прижала сумку к груди, чтобы лекарство не разбилось, если мы упадем.



                              ДИРЕКТОР МАТУР

     Сидя в самолете, я размышлял о том, что прошедшее утро  следовало  бы
внести в графу убытков. Телефонный звонок с аэродрома в город обошелся мне
в семьдесят ватов, двадцать сторожу,  который  провел  меня  в  кабинет  к
диспетчеру, и пятьдесят самому диспетчеру. Это как минимум семь  долларов.
Даже если вычесть из этого прибыль, которую я получил,  обменяв  по  курсу
пять долларов для молодого русского, все равно убыток велик... Но разговор
с Тантунчоком все-таки состоялся. Я спросил, сбылось ли мое  предсказание,
и Тантунчок вежливо выразил благодарность за предупреждение.
     - Готов ли ты завершить вчерашний разговор? - спросил я.
     - Я всегда готов обсудить разумные  предложения.  Мне  предлагают  за
товар двести пятьдесят тысяч.
     Что же, цена упала. Тантунчоку нельзя отказать в здравом  смысле.  Но
цена была высока, и  я  был  убежден,  что  ни  один  здравый  человек  не
предложит за фабрику такую бешеную по сегодняшним меркам цену. Я предложил
ему сто тысяч, иначе будет поздно.
     Я представил себе, как улыбается  Тантунчок,  как  собираются  добрые
морщинки у его глаз. И он сказал:
     - Исключительно ради старой дружбы могу уступить за двести.
     Мой план таил в себе большой риск. Если  все  пройдет  гладко  и  мне
удастся тут же передать фабрику Управлению снабжения, придется делиться  с
теми, кто поможет провести эту операцию. Я получу не четыреста тысяч, а не
более  трехсот.  Но  где  гарантия,  что   эта   сделка   состоится?   Что
расположение, которым меня дарят некоторые ответственные люди,  сохранится
завтра? Разумнее  отказаться  от  сделки,  чем  рисковать  всем  свободным
капиталом. В ближайшие дни  могут  появиться  и  другие  предложения  -  в
опасении национализации дельцы будут распродавать недвижимость. О жестокий
Дж.Сун! Сейчас мне следовало быть в Лигоне, где вершатся дела.
     Самолет миновал долину Кангема. Дальше наш  путь  лежал  через  гряду
гор, к озеру Линили, за  которым  стеной  поднимаются  отроги  Тангийского
нагорья.
     Что здесь делает девушка, которую я видел  у  господина  Дж.Суна?  Ее
присутствие на борту меня тревожило. Я благословлял осторожность,  которая
заставила меня скрыться  в  полутьме  холла,  когда  Сун  провожал  ее  из
гостиницы. Что за послание она везет в Танги? Не о моей ли скромной особе?
Дж.Сун коварен.  А  вдруг  он  узнал,  что  я  потратил  час  на  визит  к
Тантунчоку? С его точки зрения, это предательство.
     Тревога настолько овладела  мной,  что  я  не  сразу  сообразил,  что
случилось нечто ужасное. Из-под крыла тянулся черный  дым.  Самолет  резко
пошел вниз. Мы падаем! Мы погибаем...
     Я  должен  был  что-то  предпринять.  Я  быстро  отстегнул  ремни   и
направился к спящему майору Тильви. Я дотронулся до его плеча и  негромко,
но внушительно произнес:
     - Проснитесь, майор. Мы падаем.



                         ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ

     Хоть я и пролетал в своей жизни больше миллиона километров,  попадать
в катастрофу мне еще не приходилось. Все произошло слишком быстро, чтобы я
мог потом, на досуге, понять, как это случилось.  Я  помню,  что  заставил
пристегнуться Володю, который никак не мог понять, чего же я от него хочу,
и, наверное, считал меня человеком без нервов; вокруг кричали люди, дым за
окном закрыл все небо, земля неслась навстречу, а я совал ему в руки конец
ремня. Но ведь  если  суждено  уцелеть,  то  больше  шансов  у  того,  кто
пришпилен к своему месту.
     Даже не  будучи  летчиком,  я  понимал  сложность  нашего  положения.
Загоревшийся мотор заставил нас снижаться, пока машина не взорвалась. Если
бы дело происходило над равниной, мы могли  бы  сесть  спокойно  -  высота
полета невелика. Но под нами тянулись покрытые лесом горы.
     Я не потерял способности наблюдать. Это шло не от  излишней  смелости
или фатализма. Просто мне не хотелось верить, что  через  минуту  меня  не
будет в живых, и эта здоровая реакция организма заставила меня вообразить,
что ничего страшного не случится. Юрий Сидорович был смертельно  бледен  и
смотрел перед собой, ничего не видя. Потом он мне признавался,  что  перед
его мысленным взором  (его  выражение)  прошла  вся  жизнь.  Майор  Тильви
боролся с индийцем, который повис на нем,  вцепившись  в  мундир  толстыми
пальцами, словно майорам по чину  не  положено  разбиваться  в  самолетах.
Молоденький офицер, который присоединился  к  нам  перед  отлетом,  что-то
кричал на вскочивших солдат, девушка, которую  порывался  спасать  Володя,
прижимала к груди дорожную сумку. А где мой портфель? Почему-то я  занялся
лихорадочными поисками  портфеля  и,  найдя  его  под  ногами,  постарался
вытянуть на колени. Самолет накренился в нашу сторону, и совсем близко под
окном  мелькали  кроны  деревьев.  Мимо  промчался,   стараясь   сохранить
равновесие, майор и рванул дверь пилотской кабины. Самолет выпрямился.  На
мгновение отнесло дым, стало светлее, и тут же я  ощутил  серию  ударов  -
наверное, машина билась корпусом о вершины деревьев.  Скрежет  был  такой,
словно самолет рассыпался на куски; нас подбросило  вверх,  потом  самолет
нырнул, ударился о землю, подпрыгнул, мое тело рванулось вперед, и  ремни,
как ножи, полоснули по груди. Видно,  из  меня  вышибло  дух,  потому  что
следующее, что я помню, - тишину...
     Болела грудь. Ремни удержали меня, но сделали это немилосердно. Я  не
мог вздохнуть. Хорошо бы, ребра остались целы. Я хотел поднять руки, чтобы
отстегнуться, но руки не слушались. И только тогда я  понял,  что  сижу  с
закрытыми глазами.
     Я заставил себя  открыть  глаза.  Они  нехотя  подчинились.  И  сразу
включился слух. Продолжался гул  -  может,  еще  работали  моторы,  может,
ревело пламя, может, шумело в голове. Сквозь гул  я  услышал,  как  кто-то
рядом причитает, словно по  покойнику,  -  однообразно  и  грустно.  Потом
донесся стон. Как Володя? Я с трудом повернул голову.
     И тут же меня охватил гнев. Это  было  первое  человеческое  чувство,
вернувшееся ко мне. Вы полагаете, что он  думал  обо  мне?  Володя  был  в
полном сознании, но смотрел этот подлец не на меня -  сквозь  меня,  туда,
где сидела девушка. Потом я рассмеялся. Потому что девушка тоже была жива,
она сидела, прижимая к груди дорожную сумку, и глазела на моего Володю.
     - Приехали, - сказал я сквозь смех. - Приехали.
     Наверное, со стороны казалось, что я впал в  истерику,  но  мне  было
просто смешно, что они сидели в разбившемся, горящем самолете  и  смотрели
друг на дружку.
     Руки мои действовали независимо  от  меня,  отстегивая  ремни.  Майор
лежал в полуоткрытой двери в пилотскую кабину, и по тому, как он  неудобно
лежал, я понял, что ему досталось. Я заставил себя подняться. В салон полз
черный дым.
     - Вы как, Отар? - услышал я голос Володи.
     - Скорее! - ответил я, и наконец мне удалось вздохнуть.  Припадая  на
ушибленную ногу, я бросился к майору. И знал, что Володя тоже поднимается.
Я мог на него положиться. Крушение кончилось, началась работа, а  работать
Володя умеет.
     Майор был жив, дышал и, если не считать вывернутой руки, был цел. Нам
удалось оттащить его от двери. Я открыл  ее,  чтобы  проникнуть  в  кабину
пилотов, и краем глаза заметил, что над майором склонилась  наша  соседка.
Нас уже трое.
     Все  мои  действия  мерились  на  секунды.  Мне  даже  некогда   было
обернуться и поглядеть, что же творится в салоне.
     В лицо мне ударил дым. Дымом была полна пилотская кабина, вернее, то,
что от нее осталось. Самолет - это я понял уже погодя - тянул  к  рисовому
полю, но пилоты не смогли удержать машину, и стволы сокрушенных  самолетом
деревьев превратили его нос в  мешанину  стекла  и  металла.  Я  на  ощупь
пробирался сквозь дым, стараясь отыскать пилотов.  Володя  пошел  было  за
мной, но я обернулся и крикнул:
     - Назад! Открой дверь! Выводи людей!
     Мне казалось, что путешествие сквозь дым и  джунгли  гнутого  металла
продолжалось очень долго. Кабина - несколько шагов в длину -  превратилась
в бесконечный коридор, в котором нечем было дышать... Но тут  порыв  ветра
на мгновение отогнал дымовую завесу, и оказалось, что  я  стою  на  некоем
подобии балкона, к  которому  вплотную  подступают  переломанные  кусты  и
стволы деревьев. В зеленом месиве я увидел тело одного из пилотов. Тут  же
дым снова набросился на кабину, и мне пришлось вытаскивать пилота из груды
обломков вслепую, задыхаясь и боясь не только близкого взрыва, но и  того,
что потеряю сознание. Я с таким отчаянием тащил пилота, что если бы он был
жив... тогда я еще не понял, что он мертв.



                            ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ

     Подчиняясь приказу Отара, я пробирался по проходу к двери. Проход был
загроможден, будто  кто-то  специально  сбросил  туда  все,  что  не  было
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама