Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Кир Булычев Весь текст 337.82 Kb

На днях землетрясение в Лигоне

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
собаки предпочитают отлеживаться в тени  деревьев.  Я  проехал  по  тихой,
респектабельной  улице  Серебряная  Долина,  чтобы  выехать  на  шоссе  за
университетским кампусом. Там, на  перекрестке,  несмотря  на  номер  моей
машины, меня остановили солдаты. Я проникся к ним сочувствием, так как они
исполняли свой долг в полном обмундировании. Я успел на аэродром  лишь  за
пять минут до прибытия самолета из Дели, и  мне  стоило  некоторых  трудов
пройти к взлетному полю: там тоже были военные патрули.
     Я остановился в тени, под  козырьком  здания  аэропорта,  и,  пока  к
самолету везли трап, успел прочесть листок из синей папки, переданный  мне
Иваном Федоровичем:
     "...В соответствии с договоренностью, достигнутой между министерством
шахт и промышленности республики Лигон и Академией  наук  СССР  в  г.Танги
(округ Танги,  республика  Лигон),  направляются  заведующий  лабораторией
прогнозирования сильных землетрясений Института сейсмологии АН СССР доктор
геолого-минералогических  наук  профессор  Котрикадзе  Отар  Давидович   и
старший научный сотрудник лаборатории кандидат физико-математических  наук
Ли Владимир Кимович..."
     Я оторвался от текста, чтобы взглянуть на  самолет.  Два  автоматчика
стояли внизу,  у  трапа.  Офицер  в  пятнистом  комбинезоне  поднимался  в
самолет.
     Горячий воздух переливался  над  полем  аэродрома,  как  вода.  Пахло
бензином, перегоревшим рисом и какими-то пряностями, которые,  сливаясь  с
запахом  машин,  создавали  специфический,  не   очень   приятный   запах,
свойственный всем тропическим аэродромам.



                         ОТАР ДАВИДОВИЧ КОТРИКАДЗЕ

     Я разговаривал с Володей, пил сок, принесенный стюардессой, смотрел в
окно - делал все, что положено пассажиру, а мысли  бегали  по  кругу:  что
делать? Внизу тянулись зеленые холмы, синие ниточки рек - лесное безлюдье.
Потом  показалась  широкая  плоская  равнина,  поделенная  на  большие   и
маленькие квадратики - рисовые и тростниковые поля,  среди  них,  в  купах
деревьев, прятались  деревеньки,  иногда  выглядывала  белая  или  золотая
пирамидка буддийской пагоды. Мне казалось, что  я  вижу,  как  по  пыльным
улочкам деревень проходят военные патрули.
     Самолет снизился  над  окраиной  Лигона  и,  легонько  подпрыгнув  на
бетонной  полосе,  покатил  к  зданию  аэропорта.  В   позапрошлом   году,
возвращаясь из Австралии, я провел здесь часа два. Я  запомнил  просторный
зал ожидания с фреской во всю стену, изображающей сцену из Рамаяны.
     Пассажиры начали отстегивать ремни, шевелиться,  предвкушая  отдых  в
кондиционированном  аэропорту,  но  стюардесса  тут  же  разочаровала  их,
объявив, что из самолета выходить нельзя. Никто, кроме нас с  Володей,  не
знал, в чем дело. Поднялся ропот. Особенно  возмутились  две  американские
бабушки-туристки с фиолетовыми буклями и в шляпках с цветочками.
     Я старался не думать о том, что вне моей  власти.  Володя  приклеился
носом к иллюминатору, и для меня остался лишь узкий полумесяц  стекла,  за
которым была видна стена аэропорта  и  клочок  выцветшего  от  жары  неба.
Самолет чуть вздрогнул, когда о  фюзеляж  ударился  трап.  Волна  влажного
горячего воздуха прокатилась по салону. Между кресел быстро прошел  офицер
в пятнистом комбинезоне и высокой фуражке.
     - А там танк стоит, - сообщил Володя. - А у трапа автоматчики. Может,
нас не выпустят? Скажут, чтобы летели в Бангкок?
     Офицер вышел из кабины. За ним - пилот. Офицер медленно заговорил  на
школьном английском языке:
     - Пассажиры в Лигон, следуйте за мной. Остальные пока ждут.
     Поднялся недовольный гул, но офицер четко, словно на параде, прошел к
выходу, не обращая внимания на бунт. Мы с Володей поспешили за  ним,  и  я
почувствовал неприязнь, с которой на нас смотрели остающиеся, - неожиданно
мы стали элитой этого маленького общества, а так как иных заслуг у нас  не
было, оно считало наше возвышение несправедливым.
     Воздух снаружи был таким плотным и горячим, что я на мгновение  замер
на верху трапа, чтобы собраться с духом и сделать следующий  шаг.  Я,  как
назло, был в темной шляпе, костюме, с плащом  через  руку  и  являл  собой
дикое зрелище.
     - Я согласен улететь обратно, - сказал Володя, спускаясь за  мной,  -
такой жары я не встречал даже в Каракумах.
     - Неправда, - сказал я, не оборачиваясь. -  Там  было  жарче.  Только
суше. Здесь влажность большая.
     Мы шли вслед за офицером через поле к спасительной  прохладе  и  тени
аэропорта. Навстречу нам  широко  шагал  низенький  коренастый  мужчина  в
мокрой голубой рубашке, в походке и прическе которого все  выдавало  моего
соотечественника.
     - Вы из Дели? - спросил мужчина по-английски. Он  не  отличался  моей
проницательностью.
     - Да, - ответил я по-русски. - Вы нас встречаете?
     - Товарищ Котрикадзе?
     - Да. У нас груз...
     - Не беспокойтесь. Вон там, под навесом, стоит товарищ  Вспольный  из
СОДа. А я - представитель Аэрофлота. Спешу выручать  пассажиров,  пока  не
изжарились. Никто сегодня не хочет брать на себя ответственность. Аэродром
закрыт, чтобы кто-нибудь не воспользовался... Вы знаете, что у нас здесь?
     Над самыми головами пронесся реактивный самолет. Когда я  оторвал  от
него  взгляд,  представитель  Аэрофлота  уже  разговаривал  с  офицером  в
пятнистом комбинезоне.
     В тени у здания  аэропорта  таился  товарищ  Вспольный  из  СОДа.  По
крайней мере, больше там никого не было. Вспольный, из солидарности с нами
или из любви к этикету, жарился в пиджаке, его мягкое невыразительное лицо
казалось распаренным, желтые волосы прилипли к черепу и  лишь  на  висках,
над ушами,  завились  тугими  колечками.  Он  прицелился  в  нас  светлыми
глазками под толстыми стеклами круглых очков в тонкой оправе,  сделал  шаг
навстречу и замер, будто  не  был  уверен,  нас  ли  должен  встречать.  Я
протянул  руку,  он  прикоснулся  к  ней  теплой,  влажной  ладонью  и   с
облегчением сказал:
     - С приездом. Пройдем в зал, а то здесь крайне жарко.
     Мы расселись на скользких низких креслах в зале, напоминавшем рай для
правоверных мусульман. Правда, в этом прохладном раю были закрыты киоски и
отсутствовали гурии -  мы  были  его  единственными  обитателями.  Я  было
заговорил о багаже, но Вспольный остановил  меня  и  сказал  негромко,  но
значительно:
     - Ситуация изменилась. Сегодня ночью имел место  переворот,  значение
которого мне лично еще не во всех деталях ясно.
     -  Знаем,  -  сказал  Володя,  разглядывая  фрески  и  разрушая  этим
таинственную атмосферу, навеянную тоном Вспольного.
     - И как это отразится на нас? - спросил я.
     - На вас? Ваша командировка в  горы  будет  отложена,  -  ответил  он
убежденно. - До лучших времен.
     Я заподозрил, что он не знает, зачем мы приехали.
     - Исключено, - сказал Володя. - Лучших времен не будет.
     Вспольный ответил мне, а не Володе:
     - Не беспокойтесь, Отар Давидович. Все будет улажено. Иван  Федорович
направил меня специально для того, чтобы вы  не  беспокоились.  Сейчас  мы
оформим документы,  получим  багаж  и  поедем  в  гостиницу.  У  вас  есть
переводчик?
     При этих словах он посмотрел на Володю. Володя покраснел -  он  легко
краснеет - и ответил:
     - Я не переводчик. Я геофизик.
     - Ну что ж, тогда, раз  представитель  Аэрофлота...  Дайте  мне  ваши
паспорта  и  квитанции  на  багаж.  Вообще-то  вас  должен  был  встретить
представитель лигонской стороны, но в свете...
     Мы отдали ему паспорта и прочие бумаги.
     - Вы посидите, - сказал Вспольный.  -  Боюсь,  что  даже  носильщиков
сегодня нет...
     С этими словами он вытащил свое мягкое тело  из  кресла  и  побрел  к
двери. В зал на последнем издыхании ввалились пассажиры  нашего  самолета.
Они бросались к креслам, как верблюды к источнику. Замыкая процессию,  бок
о бок шли  офицер  в  пятнистом  комбинезоне  и  представитель  Аэрофлота,
довольные собой, по-отечески добрые к спасенным пассажирам.
     Откуда-то возник изможденный индус и начал быстро распаковывать киоск
с сувенирами. Сверху по лестнице сбежал официант  в  малиновой  ливрее,  с
подносом, уставленным бутылками кока-колы. Нам с Володей тоже досталось по
бутылке. Незаметно подошедший худой офицер остановился у  наших  кресел  и
спросил:
     - Господин Котрикадзе? Господин Ли?
     Я обвел глазами зал в поисках представителя Аэрофлота, но тот куда-то
исчез. Бабушки в цветочных шляпках смотрели на нас с сочувствием.  Мы  уже
не были выскочками. Мы попали в плен, а жалкая судьба пленников вызывает у
зрителей сочувствие.



                              ТИЛЬВИ КУМТАТОН

     Предыдущую  ночь  я  провел  в  штабе  бригадира  Шосве.  Командующий
использовал меня для связи с военными округами. Затем я  попал  на  первое
заседание Революционного комитета. В 13:30 мне пришлось  с  двумя  танками
блокировать полицейский участок у порта,  потому  что  тамошний  начальник
решил сохранить верность правительству. Моим танкистам не пришлось сделать
ни одного выстрела. При виде  танков  полицейские  скрутили  начальника  и
сдались. В 4:30  началось  совещание  бригадира  с  лидерами  политических
партий, а через сорок минут мне пришлось покинуть совещание и вылететь  на
истребителе в Калабам  с  приказом  бригадира  об  отстранении  полковника
Синве. Когда я добрался до пыльного Калабама, полковник Синве уже бежал  к
таиландской границе, и мой визит оказался пустой формальностью. В 9:20 мой
самолет вновь опустился  в  Лигоне.  Мне  хотелось  спать.  Я  вернулся  в
президентский дворец. Кабинет бригадира Шосве находился в бывшей  парадной
столовой президента, гурмана и чревоугодника. На белом овальном столе были
расстелены карты. Фен под потолком гонял  воздух,  и  бригадир,  чтобы  не
разлетелись листы, прижимал их по краям ладонями.
     - Все в порядке, Тильви? - спросил бригадир.
     - Все в порядке, бригадир, - сказал я.
     - Отлично. У нас для  тебя  новое  задание.  Выспишься  потом,  когда
победим. Полетишь сегодня в Танги. Там только  одна  рота.  Полковник  Ван
подготовил тебе документы.
     Я мог гордиться поручением революции. Хотя это была не прогулка.  Там
хозяин - князь Урао. А в  городе  много  его  сторонников.  И  сторонников
свергнутого правительства.
     - С этой минуты ты - комиссар Революционного комитета в округе  Танги
в чине майора.
     - Я - капитан.
     - Преимущество революции заключается в том, что ее участники могут  в
случае победы рассчитывать на повышение в чине. В случае  поражения  -  на
веревку. Ясно?
     Бригадир не улыбался.
     В дверь заглянул автоматчик.
     - Пришли, - сказал он.
     В столовую вошли только что освобожденные из тюрьмы лидеры  Народного
фронта. Одного или двух я  знал  по  фотографиям.  Некоторые  еще  были  в
тюремной одежде.
     - До свидания, - сказал мне бригадир и поспешил вокруг  стола,  чтобы
встретить освобожденных. Вдруг он остановился и сказал:
     - Не удивляйся, когда полковник Ван скажет тебе о  двух  иностранцах,
профессорах. Это мой приказ.
     Кабинет начальника оперативной  части  полковника  Вана  помещался  в
музыкальной  гостиной,  где   президент   хранил   коллекцию   музыкальных
инструментов. У стен стояли высокие старинные барабаны,  над  ними  висели
лютни, бамбуковые  дудки,  колокольчики,  а  посреди  торчал  рояль  цвета
слоновой кости.
     - Можно поздравить с повышением? - спросил меня Ван. Он тоже давно не
спал. На его плечах лежала писанина,  а  помощников  было  мало,  никто  в
революцию не хочет заниматься писаниной.
     - Надо достать звездочки, -  сказал  я.  -  В  документах,  наверное,
указано, что я майор.
     - О, мальчишеское тщеславие! - воскликнул Ван.  -  Не  зазнавайся.  Я
тебе открою тайну: ты получил майора, потому что  и  начальник  полиции  и
комендант Танги - капитаны.
     - А что еще за иностранцы? - я счел за лучшее перевести  разговор  на
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама