Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Кир Булычев Весь текст 337.82 Kb

На днях землетрясение в Лигоне

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Громова.
     Я опустил трубку на рычаг. Меня вдруг охватило странное предчувствие,
что я не скоро вернусь в мой кабинет. Я окинул взглядом комнату, не  забыл
ли где-нибудь бумаги, проверил, заперты  ли  ящики  письменного  стола.  В
кабинете стоял затхлый теплый воздух - кондиционер был с вечера  выключен,
а Хасан не удосужился проветрить помещение, хотя я специально  просил  его
об этом. Мне вдруг захотелось пить. Я  достал  из  холодильника  последнюю
бутылку оранжа. Высокий, сразу запотевший стакан приятно холодил ладонь. Я
упоминаю эти  незначащие  детали,  потому  что  они  отражают  напряжение,
владевшее мной с того момента, как я проснулся ночью от грохота под  окном
и увидел, как по тихой улице  один  за  другим  идут  три  танка.  Заперев
кабинет и покинув здание представительства, я увидел, что садовник все так
же стоит у машины. У него были очень тонкие, сухие ноги,  дхоти  подобрано
высоко и забрано за пояс. Я подумал,  что  при  переворотах  и  революциях
страшнее  всего  беззащитным   иммигрантам,   беднякам,   приезжающим   на
заработки.
     Когда я пересекал улицу Свободы, бывшую Виктория-стрит,  на  соседнем
перекрестке, у пагоды Забаган, увидел танк. Люк был открыт,  и  на  башне,
свесив ноги, сидели два солдата с автоматами.
     Слухи о возможном перевороте витали в воздухе уже не первый месяц.  В
качестве организаторов называли и правых сепаратистов, и  репрессированную
правительством партию Народной свободы. Было ясно, что слабое, раздираемое
внутренней борьбой, продажное правительство  Джа  Ролака  неминуемо  будет
свергнуто - но когда и кем, оставалось тайной. И вот бригадир Шосве... что
принесет этот переворот трудолюбивому лигонскому народу?
     По мере приближения к посольству мои  мысли  перешли  к  предстоящему
разговору  с  Иваном  Федоровичем  Соломиным.  На  время  отпуска  Михаила
Степановича советник Соломин замещал его. Я никак не ставлю  под  сомнение
деловые качества Ивана Федоровича, но убежден,  что,  не  будучи  кадровым
дипломатом,  Соломин  не  обладает  тем  огромным  опытом,   выдержкой   и
хладнокровием, которые свойственны Михаилу Степановичу. И надо же было так
случиться, что Михаил Степанович улетел в Москву на совещание и  буквально
тут же случился переворот.  Теперь  вся  ответственность  за  деятельность
нашего небольшого посольства легла на плечи Ивана Федоровича.
     По бетонной дорожке, огибающей газон, обсаженный  каннами,  я  подвел
машину к стоянке.
     Громов встретил меня на лестнице. Он, как всегда,  спешил  и,  увидев
меня, громко сказал:
     - Привет, Пиквик, Соломин тебя заждался.
     Не дав мне ответить, он исчез. При всей моей терпимости я  не  выношу
панибратства,  свойственного,  в  частности,  Громову.  Забывая  о   почти
десятилетней разнице в возрасте, он порой позволяет себе шутки  далеко  не
лучшего свойства.
     Перед кабинетом Ивана  Федоровича  я  был  вынужден  несколько  минут
подождать, так как советник проводил совещание с военным атташе, о чем мне
сказала Ниночка.
     Наконец военный атташе  Николай  Павлович  вышел  из  кабинета  Ивана
Федоровича,  поздоровался  со  мной  и  поспешил  к  выходу.  Я  не   стал
задерживать его. Сегодня у работников посольства много неотложных  дел.  Я
не сомневался, что именно в свете этого Ивану Федоровичу понадобилась  моя
помощь.  Михаил  Степанович  неоднократно  прибегал  к   ней   в   периоды
составления  отчетов  и  иной  документации,  признавая  тем   самым   мои
способности к такого рода работе.



                          ИВАН ФЕДОРОВИЧ СОЛОМИН

     Это  был  сумасшедший  день,  и  я  чуть  было  не  забыл  о  приезде
профессора.  Спасибо,  Саша  Громов,   светлая   голова,   улучил   момент
относительного затишья и напомнил:
     - Что будем делать с учеными?
     Глаза у Саши были красные. Я поднял его в час  ночи.  С  тех  пор  он
вертелся белкой в колесе, не теряя, правда, чувства юмора.
     - С какими еще учеными?  -  рявкнул  я.  Я  только  что  вернулся  из
министерства иностранных дел, где  всем  заправлял  пехотный  майор,  наши
переводчики никак не могли справиться с простой на первый  взгляд,  но  не
однозначной лексикой программного заявления Революционного  комитета,  два
сотрудника ГКЭС уехали с вечера на море и там были задержаны солдатами,  и
так далее...
     - Иван Федорович, помилуйте, - сказал Саша  Громов.  -  Вы  же  лично
собирались встретить профессора Котрикадзе.
     - Разумеется, -  ответил  я,  как  положено  начальнику,  который  не
забывает о вчерашних решениях. - Во сколько самолет?
     - В двенадцать двадцать.
     - Больше на борт к нам никого нет?
     - Только двое. Профессор и с ним сотрудник.
     - Номера в гостинице заказаны?
     - В  том-то  и  сложность.  Номера  в  гостинице  заказаны  лигонской
стороной. Они же взяли все расходы на себя. Но где сейчас те, кто брал  на
себя эти обязательства, ума не приложу.
     - Со временем узнаешь. Лучше проверь.
     - Ничего не получилось.  Правда,  я  отыскал  знакомого  чиновника  в
министерстве шахт  и  промышленности.  Он  обещал  связаться  с  Временным
комитетом, через час позвонить.
     В  иной  ситуации  я  был  бы  рад  поехать  на  аэродром,  встретить
профессора. Лигонцы бы осветили его приезд в местной прессе. А вот  сейчас
профессор превратился в обузу. Но революция или  нет,  стихийные  бедствия
будут продолжаться. Они не обращают внимания  на  степень  прогрессивности
правительства.
     Тут меня отвлек телефонный звонок. Чешский посол хотел заехать  после
ленча. Договариваясь с послом, я продолжал в  уголке  мозга  размышлять  о
профессоре Котрикадзе... В горах неспокойно...
     - Ладно. Пока суть да дело,  надо  встретить  их  на  аэродроме.  Где
представитель Аэрофлота?
     - Наверное, уже там.
     В дверь сунулись стажеры с очередным вариантом перевода.
     - Надо быть готовым к любому обороту  дела,  -  сказал  я.  -  Кто-то
должен поехать от нас.
     - Собирался ехать корреспондент ТАСС.
     - Исключено. Он не поедет. Кто еще? Думай, тебя же учили.
     - Думать не учат, - вздохнул Саша. - Это у меня в генах.
     - И из посольства никем не могу пожертвовать.
     - И из ГКЭС, и из торгпредства, - развил мою мысль Саша.
     - А что ты думаешь о Вспольном? Он просился в Танги.
     - Понимаете... рохля он.
     - Но язык знает и в стране уже второй год. Как Дробанов?
     - Завтра выписывается.
     Вспольный появился после одиннадцати. Вид  у  него  был  одновременно
покорный (наверное, потому, что опоздал) и возвышенный. Он полагал, что  я
поручу ему написать эпохальный  доклад,  который  никто  из  нас,  простых
смертных, не в силах сформулировать.
     - На той неделе вы просились в горы, - сказал я.
     - У вас изумительная память, Иван  Федорович,  -  поделился  со  мной
нечаянной радостью Вспольный, поправляя круглые очки. - Я побеспокоил  вас
этой просьбой исключительно в интересах дела...
     - Считайте, - сказал я, - что я вашу просьбу о поездке удовлетворил.
     Он изумленно хлопнул светлыми ресницами.
     - Но при одном условии. Вместе с вами едут  два  наших  геолога.  Они
сегодня прилетают в Лигон. Вы их встретите,  проследите,  чтобы  они  были
размещены и груз был в целости. А в горах  поможете  им.  Вы  ведь  знаете
язык?
     - В умеренных пределах, - поспешил с ответом Вспольный. - К тому  же,
ввиду сложности внутреннего положения...
     - Вот, возьмите эту синюю папку, там все документы. Самолет прибывает
в двенадцать двадцать.



                            ВЛАДИМИР КИМОВИЧ ЛИ

     Когда самолет поднялся, оставив внизу  раскаленный  Дели,  я  откинул
полочку перед своим креслом и разложил сувениры. Я купил их  на  девяносто
рупий. Отар изобразил презрение и сказал:
     - На обратном пути ты бы сделал то же самое  с  большей  пользой  для
родственников и поклонниц. Теперь будешь три месяца таскать этих  слоников
в чемодане и проклинать свою склонность к экзотике.
     - Хорошо быть опытным путешественником, - ответил я. - Может, это мои
первые зарубежные сувениры.
     Отар потерял ко мне интерес и распахнул пухлую индийскую  газету.  Он
вел себя, как чин  из  ЮНЕСКО,  который  только  и  делает,  что  посещает
отдаленные страны. Он немного пижон. По  утрам  гладит  брюки,  даже  если
живет в тундре. Нужды в этом нет, но какой-нибудь  Юлий  Цезарь  тоже  так
делал, а Отар следует доброму  примеру.  Цезарь  гладил  брюки  и  перешел
Рубикон. Отар Котрикадзе гладил брюки и стал академиком. Вернее, станет.
     - Так, - сказал тут Отар спокойно, - осложнение.
     - Какое? - спросил я.  Угадать  масштабы  осложнения  по  тону  Отара
нельзя. Может быть, он забыл дома запасные шнурки от ботинок, может  быть,
страна Лигон провалилась в тартарары. Говорят, что грузины - эмоциональный
народ. Эмоциональный - это я, представитель  обрусевшей  части  корейского
народа.
     - Прочти, - Отар протянул мне газету.
     - Спасибо, шеф, -  сказал  я.  -  Для  меня  чтение  этой  заметки  -
невыносимое умственное напряжение. А вы все равно уже прочитали.
     - Для практики полезно, - отрезал  Отар.  Он  меня  вечно  заставляет
учиться. Пришлось читать.
     "Как сообщает агентство Рейтер,  сегодня  ночью  в  Лигоне  произошел
военный..."
     - Что такое коуп дета?
     - Это французское выражение - переворот.
     - Ага, переворот... - Я снова углубился в текст, и минуты  через  две
меня осенило: - Слушайте, Отар, мы же туда летим!
     - Вот именно. - Отар отобрал у меня газету и принялся  листать  ее  в
расчете найти другие сообщения из Лигона.
     - Нас же премьер-министр приглашал, - осведомил я Отара.  -  А  он...
Судьба неизвестна.
     - Не преувеличивай, - сказал Отар. -  Премьер-министр  и  не  знал  о
твоем существовании.
     - Так что же, поворачивать назад?
     По мере того как до меня доходил смысл, настроение портилось.  Я  уже
представил себе, как нас встречают на аэродроме черные полковники...  Даже
хорошо, что  я  купил  сувениры.  Приеду,  все  будут  спрашивать,  как  в
тропиках, а я им в ответ слоника. Бывает же такое  невезение.  Два  месяца
оформляли документы, готовили оборудование, весь институт старался, а  они
- военный переворот.
     - А ведь уезжать обратно нам нельзя, - сказал Отар.  Это  ко  мне  не
относилось. Профессор думал вслух.



                         ЮРИЙ СИДОРОВИЧ ВСПОЛЬНЫЙ

     Должен признаться, что я покинул кабинет Ивана Федоровича в некоторой
растерянности.  К  сожалению,  напряженность  момента  не  позволила   мне
аргументированно возразить Ивану Федоровичу: ведь я обращался в свое время
к руководству посольства с просьбой направить меня  в  горные  районы  для
ознакомления на месте с состоянием советско-лигонских  культурных  связей,
полагая  тщательно  подготовиться,  проштудировать  нужную  литературу   и
принести наибольшую пользу делу, а также способствовать  сбору  материалов
для моей будущей книги, так как, за исключением группы врачей,  выезжавших
в тот район два года назад на эпидемию чумы, никто  из  советских  граждан
там  не  бывал.  И  вдруг  обнаруживается,  что  я  должен   в   тревожной
внутриполитической обстановке немедленно лететь в горы,  сопровождая  (что
не входит в круг моих обязанностей) незнакомых мне ученых. К этому следует
приплюсовать  еще  и  болезненное  состояние  моего  начальника,  которому
придется взять на свои не окрепшие после операции плечи весь объем  работы
СОДа.
     Мой "Москвич" раскалился на солнцепеке так, что я  обжегся,  взявшись
за ручку  дверцы.  Я  снял  пиджак  и  повесил  его  на  крючок  в  салоне
"Москвича". До прибытия на аэродром я позволю себе поблажку.  Возможно,  я
излишне  привержен  протоколу,  однако  это  дисциплинирует   и   меня   и
окружающих.
     Улицы  были  пустынны,  однако  я  не  стал  относить  этот  факт   к
последствиям военного переворота, так как в Лигоне в это  время  дня  даже
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама