Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Булгаков М.А. Весь текст 146.98 Kb

Роковые яйца

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13
"Известия",  за   исключением   шахматного   отдела,   набранного   мелкой
нонпарелью. Но в такие ночи никто "Известия", понятное дело,  не  читал...
Дуня, уборщица, оказалась в роще за совхозом и там же оказался, вследствие
совпадения, рыжеусый шофер потрепанного совхозовского грузовичка. Что  они
там делали - неизвестно. Приютились они в непрочной тени  вяза,  прямо  на
разостланном пальто шофера. В  кухне  горела  лампочка,  там  ужинали  два
огородника, а мадам Рокк в белом  капоте  сидела  на  колонной  веранде  и
мечтала, глядя на красавицу - луну.
     В  10  часов  вечера,  когда  замолкли  звуки  в  деревне   Концовке,
расположенной  за  совхозом,  идиллический  пейзаж  огласился  прелестными
нежными звуками флейты. Выразить немыслимо, до чего они были  уместны  над
рощами и бывшими колоннами Шереметевского дворца. Хрупкая Лиза из "Пиковой
дамы" смешала в дуэте свой голос с голосом страстной Полины и  унеслась  в
лунную высь, как видение старого и все-таки  бесконечно  милого,  до  слез
очаровывающего режима.

                           Угасают... Угасают... -

     свистала, переливая и вздыхая, флейта.
     Замерли рощи и Дуня, гибельная, как лесная русалка, слушала, приложив
щеку к жесткой, рыжей и мужественной щеке шофера.
     - А хорошо дудит, сукин сын, - сказал шофер, обнимая  Дуню  за  талию
мужественной рукой.
     Играл на флейте сам заведующий совхозом Александр Семенович  Рокк,  и
играл, нужно отдать ему  справедливость,  превосходно.  Дело  в  том,  что
некогда флейта была специальностью Александра Семеновича. Вплоть  до  1917
года  он  служил  в  известном  концертном  ансамбле   маэстро   Петухова,
ежевечерне  играющем  и  оглашающим   стройными   звуками   фойе   уютного
кинематографа "Волшебные грезы" в городе  Одессе.  Но  великий  1917  год,
переломивший карьеру многих людей, и Александра Семеновича повел по  новым
путям. Он покинул "Волшебные грезы" и пыльный  звездный  сатин  в  фойе  и
бросился в открытое море войны и революции, сменив флейту  на  губительный
маузер. Его долго швыряло по волнам, неоднократно выплескивая то в  Крыму,
то в Москве, то в Туркестане, то даже во Владивостоке. Нужна  была  именно
революция, чтобы вполне выявить  Александра  Семеновича.  Выяснилось,  что
этот человек положительно велик, и, конечно, не в фойе "Грез" ему  сидеть.
Не вдаваясь в долгие подробности, скажем,  что  последний  1927  и  начало
1928-го  года  застали  Александра  Семеновича  в  Туркестане,   где   он,
во-первых, редактировал огромную газету, а затем, как местный член  высшей
хозяйственной  комиссии,  прославился  своими  изумительными  работами  по
орошению Туркестанского края. В 1928 году Рокк прибыл в Москву  и  получил
вполне заслуженный отдых. Высшая комиссия той организации, билет которой с
честью носил в кармане провинциально-старомодный человек,  сменила  его  и
назначила ему должность спокойную и почетную. Увы! Увы! На горе республике
кипучий мозг Александра Семеновича не потух, в Москве  Рокк  столкнулся  с
изобретением Персикова и в номерах на Тверской "Красный Париж" родилась  у
Александра Семеновича идея, как при  помощи  луча  Персикова  возродить  в
течение месяца кур в  республике.  Кремль  принял  Александра  Семеновича,
Кремль согласился с ним, и Рокк пришел с плотной бумагой к чудаку зоологу.
     Концерт над стеклянными водами и рощами и парком уже шел к концу, как
вдруг произошло нечто, которое  прервало  его  раньше  времени.  Именно  в
Концовке собаки, которым по времени уже следовало бы спать, подняли  вдруг
невыносимый лай, который посте пенно перешел в общий мучительный вой. Вой,
разрастаясь, полетел по полям и вою  вдруг  ответил  трескучий  в  миллион
голосов концерт лягушек на прудах. Все это было так жутко, что  показалось
даже на мгновенье, будто померкла таинственная колдовская ночь.
     Александр Семенович оставил флейту и вышел на веранду.
     - Маня, ты  слышишь!?  Вот  проклятые  собаки...  Чего  они,  как  ты
думаешь, расбесились?
     - Откуда я знаю? - ответила Маня, глядя на луну.
     - Знаешь, Манечка, пойдем посмотрим на яички, -  предложил  Александр
Семенович.
     - Ей-Богу, Александр Семенович, ты совсем помешался со своими  яйцами
и курами. Отдохни ты немножко!
     - Нет, Манечка, пойдем.
     В оранжерее горел  яркий  шар.  Пришла  и  Дуня  с  горящим  лицом  и
блестящими глазами. Александр Семенович нежно открыл контрольные стекла  и
все стали поглядывать  внутрь  камер.  На  белом  асбестовом  полу  лежали
правильными рядами испещренные пятнами ярко-красные яйца, в  камерах  было
беззвучно... а шар вверху в 15 000 свечей тихо шипел.
     - Эх, выведу я цыпляток! - с энтузиазмом говорил Александр Семенович,
заглядывая то с боку в  контрольные  прорези,  то  сверху,  через  широкие
вентиляционные отверстия, - вот увидите... Что? Не выведу?
     - А вы знаете, Александр  Семенович,  -  сказала  Дуня,  улыбаясь,  -
мужики в Концовке говорили, что  вы  антихрист.  Говорят,  что  ваши  яйца
дьявольские. Грех машиной выводить. Убить вас хотели.
     Александр  Семенович  вздрогнул  и  повернулся  к  жене.   Лицо   его
пожелтело.
     - Ну, что вы скажете? Вот народ! Ну что вы сделаете с таким  народом?
А? Манечка, надо будет им  собрание  сделать...  Завтра  вызову  из  уезда
работников. Я им сам скажу речь. Надо будет вообще тут поработать... А  то
это медвежий какой-то угол...
     - Темнота, - молвил охранитель, расположившийся  на  своей  шинели  у
двери оранжереи.
     Следующий   день   ознаменовался   страннейшими    и    необъяснимыми
происшествиями.  Утром,  при  первом  же  блеске  солнца,  рощи,   которые
приветствовали обычно  светило  неумолчным  и  мощным  стрекотанием  птиц,
встретили его полным  безмолвием.  Это  было  замечено  решительно  всеми.
Словно перед грозой. Но никакой грозы и в  помине  не  было.  Разговоры  в
совхозе приняли странный и двусмысленный для Александра Семеновича оттенок
и в  особенности  потому,  что  со  слов  дяди,  по  прозвищу  Козий  Зоб,
известного смутьяна и мудреца из Концовки, стало известно, что, якобы, все
птицы собрались в косяки и на рассвете убрались куда-то из Шереметева вон,
на север, что было просто глупо. Александр Семенович очень  расстроился  и
целый день потратил на то,  чтобы  созвониться  с  комитетом  в  Грачевке.
Оттуда обещали Александру Семеновичу прислать дня через  два  ораторов  на
две темы - международное положение и вопрос о Доброкуре.
     Вечер тоже был не без сюрпризов. Если  утром  умолкли  рощи,  показав
вполне ясно, как подозрительно - неприятна тишина деревьев, если в полдень
убрались куда-то воробьи с совхозного двора, то  к  вечеру  умолк  пруд  в
Шереметевке. Это было поистине изумительно, ибо  всем  в  окрестностях  на
сорок верст было превосходно известно знаменитое стрекотание шереметевских
лягушек. А теперь они словно вымерли. С  пруда  не  доносилось  ни  одного
голоса и беззвучно стояла осока. Нужно признаться, что Александр Семенович
окончательно  расстроился.  Об  этих  происшествиях  начали  толковать   и
толковали  самым  неприятным  образом,  то  есть  за   спиной   Александра
Семеновича.
     - Действительно, это странно, - сказал за обедом Александр  Семенович
жене, - я не могу понять, зачем этим птицам понадобилось улетать?
     - Откуда я знаю? - ответила Маня. - Может быть от твоего луча?
     - Ну ты, Маня, обыкновеннейшая дура, - ответил  Александр  Семенович,
бросив ложку, - ты - как мужики. При чем здесь луч?
     - А я не знаю. Оставь меня в покое.
     Вечером произошел третий сюрприз - опять взвыли собаки в Концовке,  и
ведь как! Над лунными полями стоял  непрерывный  стон,  злобные  тоскливые
стенания.
     Вознаградил себя Александр Семенович еще сюрпризом, но уже  приятным,
а именно в оранжерее.  В  камерах  начал  слышаться  беспрерывный  стук  в
красных яйцах. Токи... токи... токи... токи... стучало то в  одном,  то  в
другом, то в третьем яйце.
     Стук в яйцах  был  триумфальным  стуком  для  Александра  Семеновича.
Тотчас были забыты странные происшествия в роще и на пруде. Сошлись все  в
оранжерее: и Маня, и Дуня, и сторож, и охранитель, оставивший  винтовку  у
двери.
     -  Ну,  что?  Что  вы  скажете?  -  победоносно  спрашивал  Александр
Семенович. Все с любопытством наклоняли уши к дверцам первой камеры, - это
они клювами стучат, цыплятки, - продолжал сияя Александр Семенович.  -  Не
выведу цыпляток, скажете? Нет, дорогие мои,  -  и  от  избытка  чувств  он
похлопал охранителя по плечу. Выведу таких, что вы ахнете.  Теперь  мне  в
оба смотреть, строго добавил он. - Чуть только начнут вылупляться,  сейчас
же мне дать знать.
     - Хорошо, - хором ответили сторож, Дуня и охранитель.
     Таки... таки... таки... закипало то в одном, то в другом яйце  первой
камеры. Действительно, картина  на  глазах  нарождающейся  новой  жизни  в
тонкой отсвечивающей кожуре была настолько интересна, что все общество еще
долго просидело на опрокинутых ящиках, глядя как  в  загадочном  мерцающем
свете созревали малиновые яйца. Разошлись спать довольно поздно, когда над
совхозом и окрестностями разлилась зеленоватая ночь. Была она загадочна  и
даже, можно сказать, страшна,  вероятно  потому,  что  нарушал  ее  полное
молчание то и дело начинающийся беспричинный  тоскливейший  и  ноющий  вой
собак в Концовке. Чего бесились проклятые псы - совершенно неизвестно.
     На утро Александра Семеновича ожидала  неприятность.  Охранитель  был
крайне сконфужен, руки прикладывал к сердцу,  клялся  и  божился,  что  не
спал, но ничего не заметил.
     - Непонятное дело, - уверял охранитель, - я тут ни при  чем,  товарищ
Рокк.
     - Спасибо вам,  и  от  души  благодарен,  -  распекал  его  Александр
Семенович, - что вы товарищ думаете? Зачем вас поставили? Смотреть. Так вы
мне и скажите, куда они делись?  Ведь,  вылупились  они?  Значит,  удрали.
Значит вы дверь оставили открытой да и ушли сами. Чтоб были мне цыплята!
     - Некуда мне ходить. Что я своего дела не знаю,  -  обиделся  наконец
воин, - что вы меня попрекаете даром, товарищ Рокк.
     - Куды ж они подевались?
     - Да я почем знаю, - взбесился наконец воин,  -  что  я  их  укараулю
разве? Я зачем поставлен. Смотреть,  чтобы  камеры  никто  не  упер,  я  и
исполняю свою должность. Вот вам камеры. А ловить ваших цыплят я не обязан
по закону. Кто его знает, какие у вас  цыплята  вылупятся,  может,  их  на
велосипеде не догонишь!
     Александр Семенович несколько осекся, пробурчал еще что-то и  впал  в
состояние изумления. Дело-то на самом деле было странное. В первой камере,
которую зарядили раньше всех, два яйца, помещающиеся  у  самого  основания
луча, оказались взломанными. И одно из  них  даже  откатилось  в  сторону.
Скорлупа валялась на асбестовом полу, в луче.
     - Черт их знает, - бормотал Александр Семенович, - окна  заперты,  не
через крышу же они улетели!
     Он задрал голову и посмотрел туда, где в стеклянном  переплете  крыши
было несколько широких дыр.
     - Что вы, Александр Семенович, - крайне удивилась Дуня, - станут  вам
цыплята летать. Они тут где-нибудь... цып... цып... цып...  -  начала  она
кричать и заглядывать в  углы  оранжереи,  где  стояли  пыльные  цветочные
вазоны, какие-то доски и хлам. Но никакие цыплята нигде не отзывались.
     Весь состав служащих часа два  бегал  по  двору  совхоза,  разыскивая
проворных цыплят, и нигде ничего не нашел. День прошел крайне возбужденно.
Караул камер был увеличен еще сторожем и был дан строжайший приказ, каждые
четверть часа заглядывать в окна  камер,  и  чуть  что,  звать  Александра
Семеновича. Охранитель сидел насупившись у дверей,  держа  винтовку  между
колен. Александр Семенович совершенно захлопотался и только во втором часу
пообедал. После  обеда  он  поспал  часок  в  прохладной  тени  на  бывшей
оттоманке Шереметева, напился  совхозовского  сухарного  кваса,  сходил  в
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама