Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Булгаков М.А. Весь текст 146.98 Kb

Роковые яйца

Предыдущая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13
убегайте. - Тот поднялся с винтящегося стула, выпрямился и,  сложив  палец
крючком, ответил, причем глаза его на  миг  приобрели  прежний  остренький
блеск, напоминавший прежнего вдохновенного Персикова.
     - Никуда я не пойду, - проговорил он,  -  это  просто  глупость,  они
мечутся, как сумасшедшие... Ну а если вся Москва сошла с ума, то куда же я
уйду. И, пожалуйста, перестаньте  кричать.  Причем  здесь  я.  Панкрат!  -
Позвал он и нажал кнопку.
     Вероятно он хотел, чтоб  Панкрат  прекратил  всю  суету,  которой  он
вообще никогда не любил. Но Панкрат ничего уже  не  мог  поделать.  Грохот
кончился тем,  что  двери  института  растворились  и  издалека  донеслись
хлопушечки выстрелов, а потом весь  каменный  институт  заполнился  бегом,
выкриками, боем стекол. Марья Степановна вцепилась  в  рукав  Персикова  и
начала его тащить куда-то, но он отбился от нее, вытянулся во весь рост и,
как был в белом халате, вышел в коридор.
     - Ну? - спросил он. Двери распахнулись, и  первое,  что  появилось  в
дверях, это спина военного с малиновым шевроном и звездой на левом рукаве.
Он отступал из двери, в которую напирала яростная толпа, спиной и  стрелял
из револьвера. Потом он бросился бежать мимо Персикова крикнув ему:
     - Профессор, спасайтесь, я больше ничего не могу сделать.
     Его словам ответил визг  Марьи  Степановны.  Военный  проскочил  мимо
Персикова, стоящего  как  белое  изваяние,  и  исчез  во  тьме  извилистых
коридоров в противоположном конце. Люди вылетели из дверей завывая:
     - Бей его! Убивай...
     - Мирового злодея!
     - Ты распустил гадов!
     Искаженные лица, разорванные платья запрыгали в  коридорах  и  кто-то
выстрелил. Замелькали палки.  Персиков  немного  отступил  назад,  прикрыл
дверь, ведущую в кабинет, где в ужасе, на полу  на  коленях  стояла  Марья
Степановна, распростер руки, как распятый, он не  хотел  пустить  толпу  и
закричал в раздражении:
     - Это форменное сумасшествие... вы совершенно дикие  звери.  Что  вам
нужно? - Завыл: - Вон отсюда! - и закончил  фразу  резким,  всем  знакомым
выкриком: - Панкрат, гони их вон.
     Но Панкрат никого уже не мог выгнать.  Панкрат  с  разбитой  головой,
истоптанный и рваный в клочья лежал недвижимо в вестибюле и новые и  новые
толпы рвались мимо него, не обращая внимания на стрельбу милиции с улицы.
     Низкий человек, на обезьяньих кривых ногах, в разорванном пиджаке,  в
разорванной манишке, сбившейся на сторону, опередил  других,  дорвался  до
Персикова и страшным ударом палки раскроил ему голову. Персиков  качнулся,
стал падать на бок и последним его словом было:
     - Панкрат... Панкрат...
     Ни в чем не повинную Марью Степановну убили и растерзали в  кабинете,
камеру, где потух луч, разнесли в  клочья,  в  клочья  разнесли  террарии,
перебив и  истоптав  обезумевших  лягушек,  раздробили  стеклянные  столы,
раздробили рефлекторы, а через час институт  пылал,  возле  него  валялись
трупы, оцепленные  шеренгою  вооруженных  электрическими  револьверами,  и
пожарные автомобили, насасывая воду из кранов, лили струи во все окна,  из
которых, гудя, длинно выбивалось пламя.



                         12. МОРОЗНЫЙ БОГ НА МАШИНЕ

     В ночь с 19-го на 20-е августа 1928 года упал неслыханный,  никем  из
старожилов никогда еще не отмеченный, мороз. Он пришел и продержался  двое
суток, достигнув 18 градусов. Остервеневшая Москва заперла все  окна,  все
двери. Только к концу третьих  суток  поняло  население,  что  мороз  спас
столицу и те безграничные пространства, которыми она владела и на  которые
упала страшная беда 28-го года. Конная армия под Можайском, потерявшая три
четверти своего состава, начала изнемогать и газовые эскадрильи  не  могли
остановить  движения  мерзких  пресмыкающихся,  полукольцом  заходивших  с
запада, юго-запада и юга по направлению к Москве.
     Их  задушил  мороз.  Двое  суток  по   18   градусов   не   выдержали
омерзительные стаи и в 20-х числах августа,  когда  мороз  исчез,  оставив
лишь сырость и мокроту, оставив влагу в воздухе, оставив побитую нежданным
холодом зелень на деревьях, биться больше было не с кем.  Беда  кончилась.
Леса, поля, необозримые болота были  еще  завалены  разноцветными  яйцами,
покрытыми порою странным, нездешним рисунком, который безвестно  пропавший
Рокк принимал за грязюку, но эти яйца были совершенно безвредны. Они  были
мертвы, зародыши в них были прикончены.
     Необозримые пространства земли еще долго гнили от бесчисленных трупов
крокодилов и змей, вызванных к жизни  таинственным,  родившимся  на  улице
Герцена в гениальных глазах лучом, но они уже не  были  опасны,  непрочные
созданья гнилостных жарких тропических болот погибли в два дня, оставив на
пространстве трех губерний страшное зловоние, разложение и гной.
     Были долгие эпидемии, были долго повальные болезни от трупов гадов  и
людей, и долго еще ходила армия, но уже снабженная не газами, а  саперными
принадлежностями,  керосиновыми  цистернами  и  шлангами,  очищая   землю.
Очистила и все кончилось к весне 29-го года.
     А весною 29-го  года  опять  затанцевала,  загорелась  и  завертелась
огнями Москва, и опять по-прежнему шаркало движение механических экипажей,
и над шапкою храма Христа висел, как на ниточке, лунный серп, и  на  месте
сгоревшего в  августе  28  года  двухэтажного  института  выстроили  новый
зоологический дворец и им заведовал приват-доцент Иванов, но Персикова уже
не было. Никогда не возникал перед глазами людей  скорченный  убедительный
крючок из пальца и никто больше не слышал скрипучего квакающего голоса.  О
луче и катастрофе 28 года еще долго говорил и писал весь мир, но потом имя
профессора Владимира Ипатьевича Персикова оделось туманом и  погасло,  как
погас и самый открытый им в апрельскую ночь красный луч. Луч же этот вновь
получить не удалось, хоть иногда изящный  джентльмен,  и  ныне  ординарный
профессор Петр Степанович  Иванов  и  пытался.  Первую  камеру  уничтожила
разъяренная  толпа  в  ночь  убийства  Персикова.  Три  камеры  сгорели  в
Никольском совхозе "Красный Луч" при первом бое  эскадрильи  с  гадами,  а
восстановить их  не  удалось.  Как  ни  просто  было  сочетание  стекол  с
зеркальными пучками света, его не скомбинировали во второй  раз,  несмотря
на старания Иванова. Очевидно, для  этого  нужно  было  что-то  особенное,
кроме знания, чем обладал в мире только один человек - покойный  профессор
Владимир Ипатьевич Персиков.
Предыдущая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама