Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Питер Бигль Весь текст 362.9 Kb

Последний единорог

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 31
не будешь, так как сюда пришел не за ними. Что  касается  твоей
шлюхи,  помощницы  или  как ты там ее называешь, если она хочет
остаться в замке, она будет служить мне. С нынешнего вечера она
кухарка и горничная, а заодно уборщица и судомойка.
     Он остановился,  явно  ожидая  протестов,  Но  Молли  лишь
кивнула. Луна больше не светила в окно, но Принц Лир видел, что
в  комнате  не  стало  темнее. Холодное сияние от Леди Амальтеи
нарастало медленнее, чем ветер, созданный  Мабраком,  но  Принц
вполне  понимал,  что оно куда опаснее. Он хотел писать стихи в
этом свете, и мысль эта пришла ему в голову впервые.
     -- Вы  можете  входить  и  выходить,  когда  и  куда   вам
заблагорассудится,  --  сказал Король Хаггард Леди Амальтее. --
Быть может, я поступил глупо, впустив вас, но я не столь  глуп,
чтобы запрещать вам что-либо. Мои секреты охраняют себя сами, а
ваши? На что вы смотрите?
     -- Я  гляжу  на  море,  -- повторила Леди Амальтея. -- Да,
море всегда прекрасно, -- ответил Король.  --  Когда-нибудь  мы
посмотрим на него вместе. -- Он медленно направился к двери. --
Будет  любопытно,  --  сказал  он,  --  жить  в  замке вместе с
существом, одно присутствие которого заставило Лира  впервые  с
пятилетнего возраста назвать меня отцом.
     -- С  шести  лет, -- поправил Принц Лир, -- мне было тогда
шесть.
     -- С пяти или шести -- безразлично, -- сказал  Король,  --
это  перестало доставлять мне удовольствие существенно раньше и
нимало  не  радует  сейчас.  Ее  присутствие  еще   ничего   не
переменило, в замке. -- Он исчез, почти столь же незаметно, как
Мабрак,  и  они  услышали  звяканье  его подкованных ботинок на
лестнице.
     Молли Отрава тихо подошла к Леди Амальтее и встала рядом с
ней у окна. -- Что это? -- спросила она. --  Что  там?  Зеленые
глаза  Шмендрика,  облокотившегося  на трон, следили за Принцем
Лиром. Далеко, в долине Хагсгейта вновь раздался холодный рев.
     -- Я найду для вас жилье,  --  сказал  Принц  Лир.  --  Вы
голодны?  Я  раздобуду  что-нибудь  поесть.  Я  знаю, где лежит
ткань, хороший сатин. Вы сможете сшить себе платье.
     Никто не отвечал. Тяжелая ночь поглотила его слова, и  ему
казалось,  что  Леди  Амальтея не видит и не слышит его. Она не
шевелилась, но ему чудилось, что она плывет мимо него как луна.
     -- Разрешите мне помочь вам, -- обратился к ней Принц Лир.
-- могу я что-нибудь сделать для вас? Чем я могу вам помочь?
     -- Чем я могу вам помочь? --  спросил  Принц  Лир.  --  Да
собственно  ничем,  -- ответила Молли Отрава. -- Кроме воды мне
ничего не надо, если только  вы  не  хотите  чистить  картошку,
против чего я не стану возражать.
     -- Нет,  я не это имел в виду. То есть да, если вы хотите,
я это сделаю, но я говорил с ней. То есть,  когда  я  говорю  с
ней, я все время это спрашиваю.
     -- Садитесь  и  очистите  мне  несколько  картофелин,  это
займет ваши руки.  --  Они  находились  на  кухне  --  в  сырой
комнатенке, пропахшей гнилой репой и прокисшей свеклой. В одном
углу  стояла  стопка глиняных тарелок, под треногой подрагивал,
пытаясь вскипятить большой котел  воды,  жалкий  огонек.  Молли
сидела  за  грубым  столом, заваленным картошкой, луком-пореем,
морковью  и  другими  овощами,  по  большей  части  увядшими  и
подгнившими.   Принц   Лир  стоял  перед  ней,  раскачиваясь  и
пошевеливая большими мягкими пальцами.
     -- Сегодня утром я убил еще  одного  дракона,  --  наконец
сказал он.
     -- Отлично,--  ответила  Молли,  -- отлично. Сколько же их
будет всего?
     -- Пять. Хоть он и был поменьше прочих, но с другими таких
хлопот у меня еще не было. Я не мог подобраться к нему  пешком,
поэтому  пришлось  доставать его пикой, и мой конь так обжегся.
Забавно получилось с ним... Молли прервала его:
     -- Садитесь, ваше высочество. Когда я смотрю на вас,  меня
так  и  дергает.  --  Принц Лир уселся напротив нее. Он вытащил
кинжал и начал чистить картофелину.  Молли  смотрела  на  него,
пряча улыбку.
     -- Я  принес  ей голову дракона, -- сказал он. -- Она, как
обычно, была в своей комнате. Я  втащил  эту  голову  на  самый
верх,  чтобы сложить к ее ногам. -- Он вздохнул и порезал палец
кинжалом. -- Черт побери, я же хотел не этого. Пока я тащил ее,
это была голова дракона -- достойнейший дар для кого  угодно  и
от  кого  угодно.  Но  когда она взглянула на нее, голова стала
печальной уродливой кучей из чешуи, рогов, налитых кровью  глаз
и  хрящеватого  языка.  Я чувствовал себя деревенским мясником,
принесшим своей девушке в знак любви изрядный кус  мяса.  Потом
она посмотрела на меня, и мне стало стыдно. Стыдно за то, что я
убил   дракона!  --  Он  рассек  дряблую  картофелину  и  снова
порезался.
     -- Режьте картошку от себя, а не к себе,  --  посоветовала
ему  Молли.  --  Вы знаете, по-моему, не стоит убивать драконов
для Леди Амальтеи. Если пять драконов  не  тронули  ее  сердце,
едва ли поможет еще один. Попробуйте что-нибудь другое.
     -- Но  чего  же  в этом мире я еще не пробовал? -- спросил
Принц Лир. -- Я переплыл четыре реки шириной не менее  мили  во
время разлива. Я взобрался на семь гор, на которые еще никто не
всходил. Проспал три ночи на Болоте Висельников, вышел живым из
леса, в котором цветы жгут глаза, а соловьиные песни ядовиты. Я
прекратил  ухаживать за принцессой, на которой обещал жениться,
и если ты думаешь, что это не подвиг, то лишь  потому,  что  не
знаешь   ее   матери.  У  пятнадцати  бродов  я  победил  ровно
пятнадцать не дававших никому проезда черных рыцарей  --  возле
их  черных  шатров.  И  я  уже  потерял счет ведьмам в терновых
лесах,  демонам  в  виде  девиц,  стеклянным   горам,   роковым
загадкам,   ужасающим   деяниям,  волшебным  яблокам,  кольцам,
лампам, мазям,  мечам,  плащам,  сапогам,  галстукам  и  ночным
колпакам. И это не говоря о крылатых конях, василисках, морских
змеях   и   прочей   живности.  --  Он  поднял  голову,  в  его
темно-голубых глазах были смятение и печаль. -- И все  попусту,
-- заключил он. -- Что бы я ни сделал, я не могу прикоснуться к
ней. Ради нее я стал героем, я, сонный Лир, позор своего отца и
мишень  для  его  насмешек,  --  но  с  тем же успехом я мог бы
оставаться прежним скучным дураком. Мои великие  дела  для  нее
ничто.  Молли  взяла  нож  и  принялась нарезать перец: -- Быть
может, сердце Леди Амальтеи не завоюешь подвигами.
     Удивленно нахмурясь. Принц посмотрел на нее.  --  А  разве
есть  иной  способ добиться любви девушки? -- честно выразил он
свое недоумение.  --  Молли,  ты  знаешь  его?  Скажи  мне?  --
перегнувшись  через  стол,  Принц  схватил  ее  за руку. -- Мне
нравится быть храбрым, но я вновь стану ленивым трусом, если ты
скажешь, что так лучше. Когда  я  гляжу  на  нее,  мне  хочется
уничтожить  все  злое  и  уродливое  на земле, но в то же время
хочется и забиться в уголок и плакать. Что мне делать, Молли?
     -- Не знаю, -- внезапно смутившись, ответила она. --  Быть
добрым,  любезным,  хорошим  и  все такое прочее. Иметь чувство
юмора. -- Громко мурлыча, к ней  на  колени  прыгнул  небольшой
черно-рыжий  кот,  с  рваным  ухом  и  потерся  о  плечо. Чтобы
переменить тему, она спросила: -- Что же случилось  с  лошадью?
Что было забавно?
     Но  Принц Лир смотрел на маленького кота: -- Откуда он? Он
твой?
     -- Нет, -- ответила Молли. -- Просто я кормлю его и иногда
глажу.  --  Она  почесала  тощую  шею  кота.  он  замурлыкал  и
зажмурился. -- Я думала, он живет здесь. Принц покачал головой:
     -- Мой  отец ненавидит кошек. Он говорит, что кошек вообще
не существует -- есть только форма, которую принимают бесенята,
гоблины и всякая нечисть,  когда  ей  надо  попасть  в  людское
жилье. Если бы он узнал о коте, то, вне сомнения, убил бы его.
     -- Так что же было с лошадью? -- спросила Молли.
     Лицо Принца Лира вновь помрачнело. -- Странно, но когда ее
совсем не обрадовал мой подарок, я подумал, что, может быть, ей
будет  интересно  узнать, как он был добыт. Поэтому я описал ей
внешний вид дракона и  бой,  ну  знаешь  --  шипение,  кожистые
крылья,  драконий  запах,  в особенности дождливым утром, струю
черной крови из-под наконечника моего копья. Но она не  слушала
ни  слова.  пока  я  не рассказал про язык пламени, что едва не
сжег ноги моего коня. Тогда, да, тогда  она  вернулась  оттуда,
где  бродит,  пока  я говорю с ней, и сказала. что должна пойти
посмотреть моего коня. Я отвел ее в стойло, где бедняга  кричал
от  боли,  и  она прикоснулась к нему, к его ногам. Он перестал
стонать. Когда им по-настоящему больно, кони так ужасно кричат.
Он замолчал, и это было как песня.
     Кинжал  Принца  поблескивал  среди  картофельных  очисток.
Снаружи  дождь мощными порывами барабанил в стены замка; сидя в
кухне, об этом можно было только  догадываться  --  в  холодной
комнатенке  не  было  ни  одного  окна.  Темноту  разгонял лишь
колеблющийся в очаге огонек. Кучкой осенних  листьев  дремал  в
подоле у Молли кот.
     -- И  что  же  случилось  потом, -- спросила она, -- когда
Леди Амальтея прикоснулась к коню?
     -- Ничего. Совсем ничего, -- Принц Лир, казалось, внезапно
рассердился. Он хлопнул ладонью по  столу,  свекла  и  чечевица
раскатились   во   все   стороны.  --  Ты  думаешь,  что-нибудь
произошло? А она ждала, что ожоги заживут в один миг, обгорелая
плоть срастется и покроется  нежной  кожей!  Она  ждала  этого,
клянусь  моей надеждой на ее любовь. И когда с ранами ничего не
случилось, она убежала, и я до сих пор не знаю, где она.
     Его голос ослабел,  рука  печально  уперлась  в  стол.  Он
поднялся и подошел к горшку на огне.
     -- Кипит, -- сказал он, -- пора класть овощи. Она плакала,
когда  ноги  коня  не зажили, я слыхал это, и все же, когда она
убегала, в ее глазах не было слез. В них было что угодно, но не
слезы.
     Молли осторожно спустила кота на пол и начала выбирать для
котла овощи получше. Принц Лир  смотрел,  как  она  сновала  от
очага к столу по усеянному каплями воды полу. Она пела:
     Если  б  я  только  сумела Наяву, как во сне, осмелеть И в
таинственной  пляске  Танцевать,  словно  в  маске   Прекрасная
смерть. Это было бы мило, Но все же
     Захотела бы я стать моложе, Выйти замуж или стать мудрей?
     Принц спросил:
     -- Кто она, Молли? Что это за женщина, которая верит, нет,
которая  знает  --  я видел ее лицо, -- что может исцелять раны
прикосновением рук и  плачет  без  слез?  --  Молли  продолжала
работать, все еще напевая себе под нос.
     -- Любая  женщина  может  плакать без слез. И почти каждая
может исцелять раны прикосновением рук. Все  зависит  от  раны.
Она женщина, ваше высочество, а это само по себе загадка.
     Но  Принц  преградил  ей путь, и она остановилась с полным
подолом нарезанных овощей и трав,  волосы  лезли  ей  в  глаза.
Принц  Лир  нагнулся  к  ней,  лицо  его  стало  теперь на пять
драконов старше, оставаясь по-прежнему симпатичным и глупым. Он
сказал:
     -- Ты поешь. Мой отец  заставляет  тебя  заниматься  самой
нудной  работой  на  свете, и ты поешь. В этом замке никогда не
было ни пения, ни кошек, ни вкусной еды. А причина всему и моим
подвигам -- Леди Амальтея.
     -- Ну, я всегда хорошо готовила, -- мягко  сказала  Молли.
-- Все-таки семнадцать лет в лесу с Калли и его людьми...
     Принц  Лир  продолжал, не слыша ее слов: -- Я хочу служить
ей, как ты, помочь ей найти то, зачем она пришла сюда.  Я  хочу
быть  тем,  в  чем она нуждается больше всего. Скажи ей. Скажи,
ладно? Скажешь?
     Его слова прервал неслышный шаг, шелест  сатина  затуманил
его лицо. В дверях стояла Леди Амальтея.
     Даже  время, проведенное в леденящей твердыне Хаггарда, не
смогло сделать  ее  менее  прекрасной.  Скорее  наоборот,  зима
обострила  и  отточила  ее  красоту  так,  что она оставалась в
нанесенной ею ране, как зазубренная стрела. Леди Амальтея  была
в  одеянии  сиреневого цвета, ее белые волосы перехватила синяя
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама