Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Питер Бигль Весь текст 717.72 Kb

Архаические развлечения

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 62
десять лет назад, наполняли  просторные  солнечные  комнаты  и  цветистые,
пьянящие, хрупкие дома, в которых жили его друзья. Прошла  неделя,  прежде
чем он уяснил, что едва ли не каждое из дорогих ему  мест,  в  которых  он
напивался, влюблялся и накуривался, ныне обратились  либо  в  автостоянки,
либо в университетские  оффисы.  Несколько  уцелевших  остались  счастливо
неизменными, только  стоимость  жилья  в  них  выросла  вчетверо.  Фаррелл
немного постоял в  расцвеченном  фуксиями  дворике  под  окном  комнатушки
Эллен. Он знал, что Эллен давно уже съехала, иначе бы он сюда  не  пришел,
но постоять следовало, хотя бы для порядка.
     - Так много было замечательных мест, - пожаловался он Бену. -  Иногда
и не вспомнишь, в чьем доме что случилось, до того все они были хороши.
     - Те  еще  были  дыры,  -  ответил  Бен.  -  Просто  мы  по   молодой
толстокожести этого не замечали.
     - Правда? Тем лучше для юношей и дев златых.
     Их было только двое в раздевалке факультетского спортзала,  куда  они
пришли, чтобы поплавать. Бен любил бывать здесьхотя бы  дважды  в  неделю,
после вечерних занятий.
     - А я все равно скучаю по тем  временам.  Не  по  себе  тогдашнему  -
понимаешь? - а по самим временам.
     Бен скользнул по нему взглядом.
     - Черт возьми, пока они длились, ты тосковал  по  дому.  Тебя  всегда
относило в сторону и назад, ты у нас чемпион западных штатов по скоростной
ностальгии, - он сунул носки в  ботинки  и  поставил  ботинки  в  шкафчик,
сосредоточенное,  нежное  неистовство  его  движений  заставило   Фаррелла
вспомнить  леопарда,  переливающегося  с  зарезанной  добычей  вверх,   на
развилку дерева. Бен всегда отличался неожиданной силой - то был результат
старательных тренировок - но сила его казалось приобретенной,  взятой  для
какого-то случая в найм, а не таким вот небрежным огнем. Он сказал:
     - Пошли, обставлю тебя на пиво.
     Фаррелл был хорошим пловцом, поскольку Бен же и научил его в  прежнее
время всему, что может дельфин толком рассказать о  движении  в  воде.  На
протяжении пяти дистанций он достойно шел вровень с Беном,  но  на  шестой
начал слишком барахтаться, вылез на  бортик  и  уселся,  болтая  ногами  и
наблюдая, как  его  друг  проходит  бассейн  из  конца  в  конец,  ровными
всплесками пропарывая воду и лишь слегка поворачивая голову, чтобы набрать
воздуху. Однако Фаррелла странно поразило, что  раз  или  два  Бен  совсем
уходил под воду, молотя руками и задыхаясь, причем лицо его искажал  ужас.
Фаррелл  решил,  что  это  одна  из  игр,  которыми  Бен  развлекается   в
одиночестве, тем более что оба раза он  снова  включался  в  ритм  и  плыл
дальше так же мощно, как и всегда. После второго сбоя Бен вылез на дальнем
конце бассейна  и  пошел  кругом  него  к  Фарреллу,  встряхиваясь,  чтобы
побыстрее обсохнуть.
     - Прости, - сказал он. - Собственно, я хотел сделать тебе комплимент.
Ты всегда так остро чувствовал любую утрату - начинал тревожиться о разных
вещах еще до того, как они входили в моду, так  было  и  с  китами,  и  со
стариками. Помню, каждый раз, когда где-то что-то заливали  асфальтом  или
сносили, или уничтожали, ты обязательно знал об этом. Это  не  ностальгия,
это способность оплакивать. Она тебя еще не покинула?
     Фаррелл пожал плечами.
     - Отчасти да, отчасти нет. Я становлюсь  староват  для  того,  чтобы,
слоняясь по свету, вести точный счет моих поражений.
     - Это высокое призвание.
     Негромко беседуя, они сидели на краю бассейна,  а  струи  извергаемой
впускными отверстиями воды били их по ногам, и огни Авиценны  переливались
среди холмов  за  маленькими  забранными  сеткой  оконцами.  Бен  спросил,
попадается ли Фарреллу кто-либо из прежних знакомых, и Фаррелл ответил:
     - Знаешь, меня это даже немного пугает.  Половина  людей,  которых  я
знал, так и разгуливает по Парнелл-стрит, посещая лекции по антропологии и
закатывая вечеринки. Они теперь заседают в других кофейнях, но лица все те
же. Я не могу зайти в это  новое  заведение,  в  "Южную  Сороковую"  и  не
нарваться при этом на человека, желающего,  чтобы  я  заглянул  к  нему  и
сыграл "Рыбачий блюз".
     Бен кивнул.
     - Людям свойственно застревать в Авиценне. Для любителей учиться этот
город - вроде асфальтовых озер Ла Бри.
     - Меня все это повергает в уныние. Они начинают  с  желания  получить
ученую степень, а кончают тем,  что  воруют  по  мелочи  в  магазинах  или
поторговывают наркотиками. По-моему, все здешние  водители  приехали  сюда
после билля шестьдесят первого о льготах для военнослужащих и  провалились
на устном экзамене.
     - Да, конечно, - негромко сказал Бен,  -  в  жизни  рано  или  поздно
наступает время, когда все лица начинают казаться знакомыми.
     Фаррелл искоса взглянул на него и увидел, как Бен скребет и  потирает
горло у самых ключиц - еще одна  привычка  скучающего,  доброжелательного,
сардонического  подростка,  явившегося  невесть  откуда  на  первый   сбор
учеников, чтобы плюхнуться в соседнее кресло. Бен произнес:
     - Жаль, что и я не провалился на устном экзамене.
     - Ты вообще не способен провалиться на экзамене, - сказал Фаррелл.  -
Не знаешь, как это делается.
     - Скорее - зачем, - нагнувшись, Бен носком ноги раз за разом  выводил
на воде что-то, похожее на "Зия".
     Фаррелл спросил:
     - Тебе здесь нравится?
     Бен не повернулся к нему.
     - Я тут в своем роде шишка,  Джо.  Меня  заставляют  пахать,  но  все
отлично  понимают,  кто  я  такой.  На  следующий  год  со  мной  заключат
пожизненный контракт, я получу совещательный голос, и  возможность  делать
все, что захочу. Потому что на мне  можно  подзаработать.  Я,  видишь  ли,
черт-те какой первоклассный специалист по исландской литературе, а по  эту
сторону Скалистых гор нас таких, может быть, трое, и все. Так  что  я  тут
хожу в тузах.
     - Тогда почему мы с тобой говорим об этом с какими-то ужимками?
     Бен, глядя между своих ног в воду, ухватился за бортик  бассейна.  Он
говорил ничего не выражающим голосом.
     - Мне  нравятся  двое  студентов  на  младших  курсах   и   один   из
выпускников. Нет, извини, двое выпускниов.  Я  начал  халтурить  во  время
кафедральных часов и ругаться с людьми на заседаниях комиссии, если  я  на
них вообще появляюсь. Да тут еще эта книга о слоге и языке поэзии  поздних
скальдов, которую я якобы пишу. На факультете бушует дикая склока, а я  по
большей части не могу вспомнить, какую сторону  я  будто  бы  поддерживаю.
Правда, иногда вспомнить удается, но  от  этого  становится  только  хуже.
Действительно, тут уж не до ужимок.
     - Ну, на следующий год твое положение, надо думать, сильно улучшится,
-  Фаррелл  очень  старался  сказать  что-нибудь  утешительное.  -  Ты  же
говоришь, что когда получишь контракт, тебе  предоставят  свободу.  Будешь
сам решать, куда тебе плыть, что совсем неплохо.
     - То-то и оно что - куда? - знакомый, ласковый,  проницательный  взор
уперся в Фаррелла, вдруг заметившего, что шрам под  глазом  Бена  набух  и
чуть ли  не  вздрагивает,  словно  мелкая  мышца.  -  Не  думаю  я,  будто
что-нибудь улучшится. Со скукой я справлюсь, но  мне  противно  презрение,
которое  я  начинаю  испытывать.  Противно  ощущение,  что  я   становлюсь
подловат. Джо, я представлял себе все совсем по-другому.
     - Я ничего не знал, -  сказал  Фаррелл.  -  Мы  никогда  особенно  не
обсуждали эту сторону твоей жизни, да ты и не писал мне  о  своих  здешних
делах. Я полагал, это то, чего ты хотел - комиссии и прочее.
     - О, хотеть - другое дело, - Бен ухватил Фаррелла за  предплечье,  не
крепко, но с настоятельностью, от которой кости в испуге приникли  одна  к
другой. - Я получил, что хотел, я, может быть, и теперь хочу того же,  так
мне во всяком случае кажется. Но представлял я себе все совсем по-другому.
     Бен напряженно вглядывался в Фаррелла, наморщась от желания заставить
его понять, как если б опять натаскивал его по химии.
     - Совсем по-другому.
     Вздохнув, зевнула дверь, они повернули головы и увидели,  как  внутрь
вошел и остановился, вглядываясь  в  них  через  бассейн,  рослый,  голый,
белоглавый  мужчина.  Массивное  с  бугристой  кожей  лицо  его  напомнило
Фарреллу каменные вазы с бананами и  виноградом  в  садах  по  Шотландской
улице. Бен отрывисто произнес:
     - Пройди-ка пару дистанций, я хочу понаблюдать за тобой.
     Белоголовый воскликнул с самым  тяжким  шотландским  акцентом,  какой
Фаррелл когда-либо слышал:
     - Ба,  клянусь  распятием,  да  это  воистину  достойный  лорд  Эгиль
Эйвиндссон Норвежский!
     Фаррелл подошел к ближнему концу бассейна и прыгнул в воду. Он нырнул
слишком глубоко и сбился  с  дыхания,  ему  понадобилось  почти  переплыть
бассейн, прежде чем он нашел правильный ритм. При каждом  повороте  головы
он видел белоголового, который, приветственно воздев руку, машистым  шагом
приближался к Бену, оскальзываясь на плитках,  но  не  снисходя  до  того,
чтобы как-то уравновесить свое тело, и лишь убыстряя шаг.  При  всем  том,
облик его являл пожалуй даже перезрелую величавость, а сам  он  благородно
взревывал  голосом,  напоминающим  гомон  деревянных   колес   на   мокром
деревянном мосту:
     - Привет тебе, Эгиль! О, я ищу тебя ныне весь день!  Важные  вести  о
герцоге Клавдио!
     Назад Фаррелл поплыл  медленно,  булькая  от  наслаждения.  Когда  он
приподнялся рядом с ними из воды, белоголовый мужчина  с  улыбкой  смотрел
сверху  вниз  на  Бена,  рокоча  и  погуживая  сквозь  мешанину  гортанных
придыханий:
     - Меня известил о сем лорд Мортон Лесной, о да, и  я  вправе  открыть
тебе, что участь бедняги нимало его не волнует...
     Бен снова копался в горле.
     - Как поживаете? - спросил Фаррелл.
     Белоглавый не дрогнул и не обернулся.
     Бен тяжело произнес:
     - Ты неправильно бьешь ногами, - и,  повернувшись  к  белоглавому,  -
Кроф, познакомься с самым близким из моих друзей - Джо Фаррелл.  Джо,  это
Кроуфорд Грант, Кроф.
     Фаррелл, ощущая себя Девой Озера, протянул из воды руку.  Кроф  Грант
чистейшим нью-хэмпширским голосом отозвался:
     - Очень приятно, Бен много о вас рассказывал.
     Пожатие его было достаточно твердым, но Фаррелла он словно не  видел.
Ничто не изменилось в его  лице,  признавая  приветствие  Фаррелла,  да  и
синеватая  ладонь  вовсе  не  верила,   что   смыкаясь,   обнимает   нечто
материальное. А перед самым этим безмятежным,  улыбчивым  отторжением  был
миг, когда Фаррелла пронизала дрожь сомнения в собственном существовании.
     Кроф Грант спокойно повернулся к Бену.
     - И по сей причине я верю его речам о  герцоге  Клавдио,  что-де  еще
пуще  склоняется  он  на  сторону  Лорда-Сенешаля,  -  а   ежели   Клавдио
переметнется, он заберет у короля Богемонда его лучших  людей.  О  да,  ты
усмехаешься, Эгиль, Но буде Клавдио встанет на  сторону  Гарта,  то  войне
конец и сие столько же истинно, как то, что мы стоим здесь с тобою, а уж в
этом ты мне перечить не станешь.
     Он говорил что-то еще, но Фаррелл утратил нить.  Зацепившись  локтями
за край бассейна, он висел в воде. Теперь, когда пустой и его обращавший в
пустоту взор более не был направлен на него, Фаррелл, словно завороженный,
слушал его, испытывая немалое удовольствие. Впрочем, вскоре  Бен,  прервав
безбурную болтовню Гранта, резко сказал:
     - Где это ты выучился так болтать голенями? У  меня  два  года  ушло,
чтобы заставить твои ноги двигаться как единое целое, а в итоге ты  просто
валяешься в воде, плюхая ступнями. Попробуй еще разок, Джо, а то  на  тебя
смотреть смешно.
     Грант продолжал говорить, не останавливаясь. Фаррелл медленно  поплыл
вдоль края бассейна, стараясь сосредоточиться лишь на движении  своих  ног
от бедер и на том, как разрезают воду его плечи.  Средневековое  лопотание
Крофа  Гранта,  явно  отдающее  дешевыми  книжками  в  бумажных  обложках,
плескалось в мелких волнах вокруг его шеи, ударяясь о мокрые плитки.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 62
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама