Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Питер Бигль Весь текст 717.72 Kb

Архаические развлечения

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 62
биологического бессмертия Фаррелла  на  несколько  съежившихся  от  страха
дюймов, пропорол  взамен  обшивку  сиденья.  Фаррелл  резко  бросил  Мадам
Шуман-Хейнк влево и она, кренясь, понеслась боковой улицей, вдоль  которой
строем стояли мебельные склады и юридические конторы.  Он  вдруг  услышал,
как все, что есть незакрепленного  в  задней  части  автобуса,  со  стуком
скачет от стенки к стенке, и  подумал:  {"Ох,  Иисус  милосердный,  лютня,
сукин ты сын!"}.  Новая  горесть  не  позволила  ему  на  протяжении  двух
кварталов заметить, что весь транспорт,  какой  только  движется  по  этой
улице, движется ему навстречу.
     - Вот дерьмо, - печально сказал Фаррелл, - ну, кто бы мог подумать?
     Пирс-Харлоу  скорчился  на  сиденьи,  нелепо  всплескивая  локтями  в
попытках защититься от всего на свете, включая и Фаррелла.
     - К обочине или я тебя зарежу. Прямо сейчас. Я серьезно, - он едва не
плакал, под скулами у него разгорались гротескные пятна.
     Фургон, украшенный изображеним индейца-виннебаго размером с  сельский
аэропорт, заполнил ветровое стекло. Фаррелл сам тихо заскулил, тормознул и
развернул Мадам Шуман-Хейнк на мокром асфальте, тут же бросив ее в  ворота
автостоянки.  В  верхней  точке  пандуса  произошло  два  важных  события:
Пирс-Харлоу вцепился ему в горло, а Мадам Шуман-Хейнк с явным наслаждением
вырубила сцепление (ее старинный фокус, время для выполнения которого  она
всегда выбирала с большим тщанием) и принялась понемногу  сползать  назад.
Фаррелл впился зубами в кисть Пирса-Харлоу и,  еще  дожевывая  ее,  как-то
ухитрился вывернуть  ручку  скоростей,  отчего  фольксваген  задним  ходом
метнулся обратно на улицу, попав в кильватер фургону, но при этом,  словно
стеклянный  шарик,  пробив  сложенную  из  козел  и  ограждавшую   рытвину
баррикаду.  {Лютня,  только  не  лютня,  будь  оно  проклято.}  Со  звоном
разлетелась задняя фара, а Пирс-Харлоу и  Фаррелл,  выпустив  друг  друга,
завопили в два голоса. Мадам Шуман-Хейнк вновь перескочила на  нейтральную
передачу. Фаррелл отпихнул Пирса-Харлоу, кое-как нащупал вторую  скорость,
всегда оказывавшуюся не там, где он ее в последний раз оставил, и  врос  в
акселератор.
     На Гонзалес-авеню Мадам Шуман-Хейнк, которой, чтобы развить пятьдесят
миль  в  час,  требовался  обыкновенно  попутный  ветер  плюс   официально
сделанное за два дня извещение, выскочила уже на шестидесяти.  Пирс-Харлоу
выбрал именно этот момент для новой фронтальной атаки и  выбрал  неудачно,
поскольку Фаррелл в итоге срезал угол вместе со стоявшим на  нем  торговым
автоматом фирмы "Свингерс-Эксчейндж". Сам же Пирс-Харлоу с ножом, странным
образом торчащим  у  него  из-под  мышки,  остался  лежать  на  коленях  у
Фаррелла.
     - Я думаю, тебе все  же  лучше  было  заняться  программированием,  -
сказал  Фаррелл.  Они  неслись  по  Гонзалес-авеню,  снова  приближаясь  к
скоростному шоссе. Пирс-Харлоу с трудом распрямился,  вытер  окровавленный
рот и вновь наставил на Фаррелла нож.
     - Зарежу, - безнадежно сказал он. - Богом клянусь, зарежу.
     Чуть сбавив скорость, Фаррелл указал ему на близящуюся эстакаду.
     - Видишь вон ту опору с  указателем?  Хорошо  видишь?  Так  вот,  мне
интересно, успеешь ты выбросить нож прежде, чем я в нее врежусь?
     Он  сжал  губы,  изобразил  серповидную  улыбку,  внушавшую,  как  он
надеялся,  мысль,   что   его   сифилитическая   переносица   замечательно
приспособлена  для   приема   прогнозов   погоды   с   Альфа-Центавра,   и
безмятежно-напевным тоном добавил:
     - Лысая резина, тормоза не тянут, и  останется  от  тебя  на  сидении
мокрое место.
     Нож со звоном ударился об  опору  в  самый  тот  миг,  когда  Фаррелл
все-таки  успел  увильнуть  от  нее,  пронзительно  визжа   покрышками   и
выворачивая руль, бившийся  и  скакавший  в  его  руках,  как  только  что
пойманная рыба. Поскольку зеркальца заднего вида у него теперь не имелось,
старый зеленый  автомобиль  с  откинутым  верхом,  вымахнувший  неизвестно
откуда, будто мяч, отбитый бейсбольной  битой,  внезапно  и  дико  загудел
прямо  у  него  под  окном,  боком  подскальзывая  к  автобусу,  напоминая
астероид, неторопливо одолеваемый безжалостной массой огромной планеты. На
какой-то миг мир для Фаррелла перестал существовать - от него уцелело лишь
безжизненное,  как  у  утопленника,   лицо   водителя,   покрытое   рябью,
сжимающееся от ужаса  под  огромным,  похожим  на  газгольдер  шлемом,  да
золотые цепи и украшения, каскадом стекавшие с  розоватого  тела  сидевшей
рядом с водителем женщины, да розетка ржавчины вокруг ручки на дверце,  да
палаш  в  руке  молодого  негра  на  заднем  сиденье,   казалось,   лениво
оборонявшегося этим оружием от нависавшей над ним Мадам Шуман-Хейнк. Затем
Фаррелл раскорячился на руле и из последних  сил  утянул  автобус  вправо,
заставив его визгливо обогнуть еще одну опору и с лязгом замереть почти за
самой спиной  зеленого  автомобиля,  который,  выправившись,  стрельнул  к
Заливу. Фаррелл сидел, наблюдая за негром, победно машущим в тумане  своим
палашом, пока машина не скрылась на пандусе скоростного шоссе.
     Он с шумом выпустил воздух. До него вдруг дошло, что Пирс-Харлоу  уже
довольно давно голосит, лежа на полу  бесформенной  кучей  и  конвульсивно
содрогаясь.
     - Давай-ка, кончай, вон патруль едет.
     Фаррелла тоже трясло и он мельком подумал, что его, пожалуй,  вот-вот
вырвет.
     Никакой полицейский патруль к ним не ехал,  но  Пирс-Харлоу  умолк  -
разом, будто ребенок - гулко сглонул и отер лицо рукавом.
     - Вы  сумасшедший,  самый  настоящий  сумасшедший,   -   он   говорил
сдавленным глосом, прерываемым обиженной икотой.
     - Вот и помни об этом, - увесисто обронил Фаррелл. - Потому что  если
ты попытаешься выскочить и подобрать нож, я тебя перееду.
     Пирс-Харлоу  оттдернул  руку  от  дверцы  и  с  испугом  взглянул  на
Фаррелла. Фаррелл смотрел мимо юноши, в глазах у него все  плыло,  и  тело
еще колотила дрожь. Наконец, он  вновь  запустил  двигатель  и,  осторожно
оглядываясь по сторонам, развернул Мадам Шуман-Хейнк.  Пирс-Харлоу  набрал
воздуху в грудь, намереваясь протестовать, но Фаррелл его опередил:
     - Сиди тихо. Утомил ты меня. Просто сиди и молчи.
     - Куда это вы собрались? - требовательно спросил Пирс-Харлоу. -  Если
в полицию, так...
     - Для этого я слишком вымотался, - сказал Фаррелл. - Первое мое  утро
здесь за десять лет, я не собираюсь проводить его с тобой в участке.  Сиди
спокойно и я заброшу тебя в больницу. Пусть полюбуются на твой язык.
     Пирс-Харлоу поколебался, но  все  же  откинулся  на  спинку  сиденья,
коснулся губ и оглядел пальцы.
     - Наверное, швы придется накладывать, - обвиняющим тоном сказал он.
     Фаррелл ехал на первой скорости, напряженно  прислушиваясь  к  новым,
скребущим звукам, долетавшим из-под автобуса.
     - Ну, это еще как повезет.  Я  лично  на  большее,  чем  прививки  от
бешенства, не расчитывал.
     - А у меня медицинской страховки нет, - продолжал Пирс-Харлоу.
     Фаррелл решил, что на это никакой разумный  человек  ответа  от  него
ждать не стал бы, и резко поворотил на Пейдж-стрит,  внезапно  вспомнив  о
клинике, расположенной где-то поблизости, и о тихой дождливой ночи,  когда
он втащил в приемное отделение Перри Брауна по прозвищу  Гвоздодер,  плача
от уверенности, что тот уже умер, потому что чувствовал, как тело Перри  с
каждым шагом холодеет у него на плече. {Тощий старина Перри. Автомобильный
вор, потрясающий игрок на банджо и первый серьезный колесник из тех,  кого
я видел. И Венди на заднем сиденьи, остервеневшая от того,  что  он  снова
попятил ее травку, и все повторяющая, что теперь она за  него  нипочем  не
пойдет. О Господи, ну и денечки же были.} Он напомнил  себе  -  рассказать
Бену, когда он, наконец, до него  доберется,  про  Перри  Брауна.  {Кто-то
говорил, что он потом растолстел.}
     Когда Фаррелл притормозил  у  клиники,  по  оловянной  закраине  неба
быстро расплывалось горчично-серое пятно. Чужак  не  обратил  бы  на  него
никакого внимания, но Фаррелл все еще способен был  признать  рассвет  над
Авиценной, где бы он его ни  увидел.  Он  повернулся  к  ссутулившемуся  у
дверцы, закрывшему глаза и засунувшему пальцы в рот Пирсу-Харлоу и сказал:
     - Ну что же, это был кусок настоящей жизни.
     Пирс-Харлоу выпрямился,  поморгал,  переводя  взгляд  с  Фаррелла  на
клинику и обратно. Рот у него сильно распух, но общий  тон  его  внешности
уже восстанавливался и бело-розовая  самоуверенность  расцветала  прямо  у
Фаррелла на глазах, будто ящерица отращивала оторванную конечность.
     - Господи, - сказал он, - хорош я буду, явившись  туда  с  изжеванным
языком.
     - Скажи им, что порезался во время бритья, - посоветовал  Фаррелл.  -
Или что целовался взасос с собакой Баскервиллей. Всего хорошего.
     Пирс-Харлоу покорно кивнул:
     - Я только манатки сзади возьму.
     Он  привстал  и  скользнул  мимо   Фаррелла,   обернувшегося,   чтобы
проследить за его перемещениями. Юноша подобрал  свой  свитер  и  принялся
неторопливо рыться в вещах, отыскивая настоящую греческую рыбацкую шапочку
и карманное стерео. Фаррелл, нагнувшийся за бумажником, услышал внезапный,
приятно глухой металлический  звук  и  выпрямился,  вскрикнув  совсем  как
трансмиссия Мадам Шуман-Хейнк.
     - Извините, - сказал юноша, - это ведь ваша мандолина, да? Мне  очень
жаль.
     Фаррелл передал Пирсу-Харлоу его рюкзачок, и молодой человек, сдвинув
дверь, спустился на одну  ступеньку,  затем  остановился  и  оглянулся  на
Фаррелла.
     - Ладно, большое спасибо,  что  подвезли,  очень  вам  благодарен.  И
доброго вам дня, хорошо?
     Фаррелл, беспомощно дивясь, помотал головой.
     - Послушай,  и  часто  ты  это  проделываешь?  Я  не   из   праздного
любопытства спрашиваю.
     - Ну, я не зарабатываю таким образом на жизнь, если  вы  об  этом,  -
Пирс-Харлоу вполне мог быть игроком  университетской  команды  по  гольфу,
защищающим свой любительский статус. - На самом деле,  это  скорее  хобби.
Знаете,  как  некоторые  увлекаются  подводной  фотографией.   Я   получаю
удовольствие, вот и все.
     - Ты даже не знаешь, как  это  делается,  -  сказал  Фаррелл.  -  Что
следует говорить, и того не знаешь. Если ты будешь  продолжать  в  том  же
духе, тебя кто-нибудь попросту пристукнет.
     Пирс-Харлоу пожал плечами.
     - Я получаю удовольствие. Видели бы вы, какие лица делаются у  людей,
когда до них начинает доходить. В общем-то, это затягивает, как наркотик -
смотришь на них и знаешь, что ты вовсе не тот, за кого они тебя принимают.
Что-то вроде Зорро, понимаете?
     Он спрыгнул на панель и обернулся, чтобы  одарить  Фаррелла  улыбкой,
полной нежных воспоминаний - такой, как будто  когда-то,  давным-давно,  в
стране, где говорят на совсем  чужом  языке,  им  выпало  вместе  пережить
приключение. Он сказал:
     - Вам бы тоже  стоило  попробывать.  Да,  собственно,  вы  уже  почти
проделали это, вот только что. Так что осторожнее, мистер Фаррелл.
     Он аккуратно задвинул дверцу и неторопливо пошел к  клинике.  Фаррелл
завел Мадам Шуман-Хейнк и осторожно втиснулся в  поток  машин,  идущих  из
пригородов Сан-Франциско, уже густеющий, хотя для него,  по  воспоминаниям
Фаррелла, было еще рановато. {Впрочем, что ты  можешь  знать?  В  ту  пору
всякий, кто жил на  белом  свете,  селился  на  Парнелл-стрит  и  спал  до
полудня.} Чего бы там ни волокла под своим днищем Мадам Шуман-Хейнк, решил
он, пусть подождет, пока он доберется до Бена, - вместе с размышлениями  о
событиях последнего получаса. Кожу коробило от засохшего  пота,  и  каждый
удар сердца  гулко  отдавался  в  голове.  В  фольксвагене  пахло  ногами,
одеялами и остывшей едой из китайского ресторана.
     Катя по Гульд-авеню на север - {куда, к дьяволу, провалился  Тупичок?
Не могли же его снести, мы все там играли, видать, пропустил} - он, хоть и
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 62
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама