Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Питер Бигль Весь текст 717.72 Kb

Архаические развлечения

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 62
умею.
     Он не поднимал глаз, пряча их под густыми бронзовыми ресницами.
     Эйффи приобняла юношу, повиснув у него на плече с видом  кабареточной
дивы, возлюбленной киношного гангстера.
     - Ник живет у нас дома, - объявила она. - Вроде как репетитор, хе-хе.
     Ни Зия, ни Никлас Боннер ее, казалось, не слышали. Что-то хрустнуло в
горле Зии, словно снежный наст под ногами.
     - В Аугсбурге, - сказала она. - Я думала, это конец.
     - Ну, ты меня всегда недооценивала, согласись, -  речь  его  утратила
все следы иного  времени  и  иных  мест,  остался  только  голодный  юмор,
мерцающий и плещущий, как мелкая глубоководная рыба.
     Бен заморгал,  закашлялся  и  попытался  сесть,  словно  пробужденный
ответом Зии:
     - Нет, не тебя. Глупость людей, их желания, их безумие -  вот  это  я
недооценивала всегда, - последние слова прошелестели почти беззвучно,  как
шорох кремнистого щебня.
     - Он здесь благодаря мне, - сказала Эйффи. - Я его вытащила  сюда,  и
живет он в моем доме.
     И она со вздорной игривостью обеими руками схватила  Никласа  Боннера
за локоть.
     Фаррелл громко сказал:
     - Я оттащу Бена наверх.
     Зия не шелохнулась. Она и Никлас Боннер  стояли  в  качающемся  круге
света, и острее чем что бы то ни было в этот миг Фаррелл сознавал, что  за
краем этого круга не существует ничего - ни его,  ни  пискливо  хихикающей
Эйффи, ни даже покалеченного, полубеспамятного Бена, раз за разом покаянно
повторяющего ее имя. {Что случится, если он замолчит? Не умолкай, не давай
ей забыть про нас.}
     Юноша  поднял  золотистую  голову,  и  светлый,  ненасытимый,  полный
чудовищного отчаяния взгляд пересек круг света и уперся в Зию.
     - Я всегда возвращаюсь туда, где находишься ты, - сказал он. - Каждый
раз. Тебе это приходило когда-нибудь в голову?
     Не услышав ответа, он улыбнулся.
     - И всегда ты оказываешься намного  слабее,  все  больше  утрачиваешь
реальность. На этот раз я смогу, если захочу, войти в твой дом.
     И тут изумленный Фаррелл услышал смех  Зии  -  не  отрывистый,  точно
выстрел,  смешок,  но  густые,  певучие  раскаты,  полные   искусительного
презрения.
     - Ты?  Безмозглые  колдуны,  пропившиеся  попы,   первая   попавшаяся
цыганка, которой ты досадил - кто угодно способен изгнать  тебя  из  этого
мира - и любая злокозненная девчонка может вернуть тебя назад.  Ты  мячик,
которым вселенная  забавляется,  прицепив  на  резинку!  -  услышав  такую
аттестацию, Фаррелл, пытавшийся поставить Бена на ноги,  едва  не  выронил
его. - Тебе войти в мой дом? Да стоит тебе пройти сквозь  мою  тень  и  от
тебя ничего не останется!
     Зия добавила что-то на языке, звучащем как ветер, и Фаррелл  подумал,
что может быть, это она называет Никласа Боннера его настоящим именем.
     Эйффи, которая, приоткрыв рот,  с  растущим  негодованием  переводила
глаза с Зии на своего репетитора, внезапно протиснулась мимо него  в  круг
света. Во всяком случае, постаралась протиснуться -  Фарреллу  почудилось,
будто граница света прянула прочь от  нее,  отскользнув  ровно  настолько,
чтобы вынудить Эйффи неловко засеменить следом - {подобно клоуну в  цирке,
пытающемуся вымести с арены  световое  пятно  прожектора.}  Даже  встав  с
раскрасневшимся узким лицом и вздернутыми  плечами  прямо  между  Никласом
Боннером и Зией, она каким-то образом еще отдалилась от них, лишившись  не
только существенности, но и возможности ей обладать.
     - А ну-ка заткнись на минутку, ладно? - сказала она Зие. -  Вот  так.
Какого, интересно, {хера} ты о себе воображаешь?
     Она заслонила от Фаррелла Никласа Боннера, но  Фаррелл  почувствовал,
как расползается по его коже опаляющая улыбка юноши.  Прямо  сквозь  Эйффи
Никлас Боннер ласково и почтительно сказал:
     - Хорошо, тогда ты выйди ко мне. Выйди из дома, давняя любовь моя,  и
побеседуй со мной.
     На долю секунды Фарреллу показалось, что Зия именно  так  и  сделает.
Плотная фигура напряглась, схваченные серебряным кольцом седоватые  волосы
взметнулись, будто голова кобры, и Фаррелл ощутил, как его  обмякшее  тело
качнулось, припадая к Бену, ибо камин в гостиной  поперхнулся  и  кашлянул
огнем, и страшный вдох, пронизавший все вокруг, заставил захлопнуться  все
двери дома. Далеко-далеко от него Зия приподняла  над  порогом  укрытую  в
кроличью туфлю ступню, и Эйффи затряслась всем  телом,  но  Никлас  Боннер
остался  стоять,  лишь  почти  неприметно  дрогнуло,  точно  вонзенный   в
столешницу нож, его изящное тело. Но Зия опустила  ногу,  ни  на  йоту  не
передвинув  ее  в  направлении  ночи,  и  Никлас  Боннер  подмигнул  ей  -
послышался негромкий щелчок, как будто лязгнули зубы, хоть Фаррелл и знал,
что этого быть не может. Слишком опустошенный даже для того, чтобы упасть,
он слушал, как Бен продолжает шептать: "Зия. Зия. Зия. Зия. Зия."
     Почти так же негромко, как прежде, Никлас Боннер сказал:
     - Только ты ведь не можешь, не так ли? Мой бедный друг,  ты  здесь  в
западне. Все твои прекрасные имена, все твои странствия,  пышные  чертоги,
вся империя - посмотри, что от  них  осталось,  -  он  пощелкал  языком  в
безупречной пародии на горестное человеческое удовлетворение. - Вот к чему
ты пришла - сидишь, властвуя над парой последних любовников и  собакой,  в
доме, похожем на аистово гнездо, и  вся  твоя  мощь  не  способна  одолеть
порога этого дома.
     Он широко развел в стороны руки, тщательно  разминая  пальцы,  отчего
улыбка Вилли Нельсона заискрилась блестками.
     - Интересно, однако, не удастся ли мне его одолеть.
     - Пресвитер Иоанн, она  знает,  -  отчетливо  выговорил  Бен,  указав
более-менее  в  сторону  Эйффи,  и  свалился,  изнуренный  усилием.  Эйффи
отступила и прижалась к плечу Никласа Боннера, ее  била  крупная  дрожь  и
побледнела она до того, что глаза у нее стали совершенно  зелеными,  -  то
была яркая, как у  яблока,  пустая  зелень  опустошенного  ураганом  неба.
Никлас Боннер, не глядя, взял ее под руку и, увлекая  с  собою,  шагнул  в
сторону Зии, затем еще раз.
     Стоящая в дверном проеме старуха сказала:
     - Если ты сделаешь еще один шаг, я не отправлю тебя в изгнание,  нет,
я тебя изменю.
     Никлас Боннер замер на месте. Смех его, студеный, как парок над сухим
льдом, пронесся, минуя Зию.
     - То, что я есть, не меняется. Кому это знать,  как  не  тебе?  -  он
задрал подбородок с заносчивой  и  вызывающей  насмешливостью,  но  что-то
удивительно опасливое проступило в его тающем голосе, что-то  помнящее  об
испытанной некогда боли. - Ты ведь сама позаботилась об этом.  Я  не  могу
измениться.
     - К лучшему, - сказала Зия. - Изменить тебя  к  лучшему  я  не  могла
никогда, с самого начала. Но сделать тебя хуже, чем ты есть, я могу.
     Голос ее был по-прежнему тих, но  нечто,  скрытое  в  нем,  заставило
вздыбиться волосы на предплечьях Фаррелла.
     - Впрочем, попробуй, - сказала она.
     Юноша не шелохнулся.
     - Попробуй, попробуй, пугни их, чтоб в страхе подняли руки, -  сказал
он, передразнивая ее интонацию. - Старинная любовь моя, даже в лучшие твои
времена, когда ты хоть что-то собой представляла, что ты могла сделать  со
мной, кроме как ненадолго спихнуть меня  с  тротуара?  И  что  ты  значишь
сейчас, неспособная даже ногу  высунуть  из  своей  жалкой  норы?  Уличный
светофор владеет большею властью надо мной, нежели ты.
     - Да? - этот единственный слог хрустнул и вспыхнул издевкой,  подобно
разряду статического электричества. - Что ж, может быть, ты и прав.  Какой
смысл скрывать, я уже не та, что прежде. Но если ты сунешь в мой дом  хоть
ногу, я помыслю о тебе определенным образом, и ты уже никогда  не  сможешь
воздеть на себя личину красоты, какую бы форму ты ни принял. И кто тогда в
этом мире станет хоть в малой  мере  внимать  тебе  или  поверит,  что  ты
обладаешь какой-либо силой?
     На миг лицо Никласа Боннера стало таким же безжалостно одиноким,  как
и глаза. Он стиснул плечи Эйффи так, что девушка завопила, и  взметнул  ее
перед собой, промолвив беспечным, тщательно модулированным голосом:
     - Сделай то, что я тебе показал. Сделай сейчас.
     Эйффи извивалась в его руках, стараясь не встретиться с Зией глазами.
     - Ник, уйдем отсюда, мне нужно еще потренироваться, уйдем, ладно?
     Пятна, оставленные угрями у нее на лице, взбухали, словно стигматы.
     - Сконцентрируйся, - сказал юноша. - У  тебя  получится,  нужно  лишь
сконцентрироваться. В точности как  в  парке,  тютелька  в  тютельку,  ну,
давай, прямо сейчас.
     Стиснув ее тело в ладонях, он  с  яростной  точностью  развернул  ее,
прицеливаясь. Она не сопротивлялась,  но  и  не  помогала  ему,  она  лишь
постанывала:
     - Ник, я хочу уйти, пойдем домой.
     Но Никлас Боннер сжал обмякшую руку девушки, поднял ее и направил  на
Зию.
     Фаррелл оставил попытки поднять Бена и поволок его подальше от двери.
Он услышал полный пугающей жалости голос Зии:  "Деточка,  не  надо",  -  и
голос юноши, повторивший: {"Сейчас"}, - и в воздухе  вдруг  резко  пахнуло
молнией, и жуткий вдох повторился снова.  Фаррелл  на  карачках  пополз  к
лестнице, чувствуя как раздираемый болью старый дом уходит  в  землю,  как
стены медленно оседают  в  реверансе  одна  перед  другой,  как  стулья  и
шахматный столик, и каминные щипцы, наскакивая, лупят его по ногам. Он изо
всех сил цеплялся за Бена, сопротивляясь пытавшейся сорвать  его  с  места
силе, подобной откатной волне, выхлестывающей из трюмов тонущего  корабля.
Ему казалось, что пол круто накренился под ним, и он отчетливо слышал, как
вскрикнула от боли и  ужаса  девушка  -  надтреснутым  жалобным  вскриком,
отозвавшимся у Фаррелла в позвоночнике. Но кричала не она,  кричал  Никлас
Боннер,  и  этим  криком  хаос  кончился  и  наступила  почти   столь   же
оглушительная  тишина.  Единственным  звуком,  слышным  в   разгромленном,
обмершем доме, был долгий и хриплый  выдох  Зии.  Бен,  наконец,  перестал
повторять ее имя.
     - Вот видишь, - без торжества сказала она, - ты не можешь войти. Даже
используя ее, чтобы расчистить дорогу.
     Эйффи, свисала с рук Никласа Боннера, уголок ее рта дергался,  как  у
пойманной на крючок рыбы. Фаррелл наполовину ожидал,  что  юноша  разожмет
руки и бросит ее, но пугающе  совершенное  лицо  уже  разгладилось,  вновь
обвратившись в живую маску удовлетворения. Никлас Боннер  держал  Эйффи  с
великой нежностью, поглаживая ее по плечам, пробегая пальцами по позвонкам
ее шеи. Он что-то шептал ей - так тихо, что Фаррелл не слышал и звука  его
слов.
     - С ней ничего не случилось, - сказала Зия. - Отведи ее домой. И если
в тебе есть хоть капля милосердия, хоть капля... - она ненадолго замялась,
подыскивая слова для чего-то  такого,  что  по-английски  невозможно  даже
подумать, затем произнесла фразу на ветровом языке, - ...тогда ты оставишь
ее там и уйдешь. Она никогда не сможет сделать того, что тебе нужно, в ней
нет потребной для этого силы. Ты в ней ошибся. Отпусти же ее.
     Севший с помощью Фаррелла Бен спокойно и, пожалуй, весело рассказывал
что-то на древнеисландском. Свет  от  проезжавшего  автомобиля  поплыл  по
крыльцу, и Фаррелл увидел, как Никлас Боннер заботливо выпрямил  Эйффи  и,
повернув ее лицом к себе, прижал голову девушки к своей груди. Он улыбался
ей с чем-то до того похожим на нежность, что  сердце  Фаррелла  заледенело
вдвойне: и оттого, что в  это  мгновение  юноша  выглядел  совершенно  как
человек, всегда и всем сердцем любивший Эйффи, и оттого,  что  Фаррелл  не
питал ни малейших  сомнений  -  эта  улыбка  была  высочайшим  достижением
Никласа Боннера, наилучшей из тех, какие ему удалось освоить.  По  джинсам
девушки медленно расплывалась темное пятно, и Фаррелл не сразу  сообразил,
что она обмочилась.
     Никлас Боннер поднял на Зию ясный взгляд.
     - Так ведь она именно этого и хочет, - сказал он. - Она призвала меня
сюда, она попросила, чтобы я наставил ее, и если сейчас я ее  покину,  она
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 62
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама