Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| Unexpected meeting
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73 74 75 76 77 78 79 ... 81
Но другие товарищи высказались в том смысле, что нужно быть все-таки по-
осторожнее.  Круглову мы все же не доверяли.  И договорились,  что лучше
всего  поручить это дело командующему войсками Московского округа проти-
вовоздушной обороны Москаленко.  Москаленко взял Берия,  поставил вокруг
своих людей и перевез его к себе на командный пункт,  в бомбоубежище.  Я
видел,  что он делает это,  как нужно.  На этом заседание закончилось...
Потом  нам дали список,  в котором имелись фамилии более чем 100 женщин.
Их приводили к Берия его люди.  А прием у него был для всех один:  всех,
кто попадал к нему в дом впервые, он угощал обедом и предлагал выпить за
здоровье Сталина. В вино он подмешивал снотворное..."
   К слову,  "женскую" тему не обошел и Алексей Аджубей. Правда, в отли-
чие от тестя, он называет иную цифру. По его словам, в списке, о котором
так много говорили и который, как выяснилось, так никто никогда и не ви-
дел,  фигурировали фамилии 200 женщин. Что ж, бывает. Другие источники и
вовсе не размениваются на мелочи. Одни называют цифру 700, другие 800. И
я  бы никогда не обратил внимание на этот чистой воды вымысел в мемуарах
хрущевского зятя, если бы он спустя десятилетия не раскрыл, наконец, об-
щественности глаза на любовные похождения Булганина,  Абакумова...  Даже
если таковые и существовали в действительности,  вряд ли мог знать о них
в  то  время сам Алексей Аджубей.  Его стремительный взлет начался позд-
нее... Скорей всего, перед нами очередной пересказ. И не больше.
   К сожалению, грешит автор очередного бестселлера времен перестройки и
другими фактологическими неточностями.  Скажем,  я никогда не щеголял ни
на собственной свадьбе,  ни позднее в генеральской форме, потому что ни-
когда не был генералом.  Явная ложь и то,  что после расстрела отца мы с
Марфой уехали в Свердловск.
   "Когда Берия убили, Серго и Нина Теймуразовна послали письмо Хрущеву,
тронувшее его,  - пишет А.  Аджубей.  - Никита Сергеевич поверил Серго и
Нине Теймуразовне.  Они писали, что случившееся закономерно. Они не зна-
ли,  конечно,  многого, но видели, что этот человек катится в пропасть и
что в ту же пропасть они вынуждены катиться вместе с ним".
   Вспомни, читатель, и эту растиражированную в десятках тысяч экземпля-
ров  очередную  легенду,  когда будешь читать о трагической судьбе семьи
"врага народа и партии"...
   Кстати, если верить Аджубею, "перед казнью Берия отправил письмо в ЦК
Хрущеву - просил о пощаде, просил дать возможность искупить вину в каких
угодно,  пусть даже каторжных условиях"...  Здесь, как нам кажется, ком-
ментарии и вовсе излишни.  Ни в декабре, ни в ноябре, ни в октябре, ни в
сентябре, ни в июле мой отец Лаврентий Павлович Берия ни писать "покаян-
ных" писем рвавшемуся к власти товарищу Хрущеву,  ни соответствующих по-
казаний давать не мог,  потому что был убит 26 июня 1953 года  в  городе
Москве без суда и следствия. А было это так.
   Заседание в Кремле почему-то отложили,  и отец уехал домой. Обычно он
обедал дома.  Примерно в полдень в кабинете Бориса  Львовича  Ванникова,
генералполковника,  впоследствии трижды Героя Социалистического Труда, а
тогда ближайшего помощника моего отца по атомным делам, раздался звонок.
Я находился в кабинете Бориса Львовича - мы готовили доклад правительст-
ву о готовности к испытаниям.
   Звонил летчик-испытатель Амет-Хан Султан, дважды Герой Советского Со-
юза.  С ним и с Сергеем Анохиным,  тоже Героем Советского Союза, замеча-
тельным летчиком-испытателем,  мы в те годы вместе  работали  и  сошлись
близко.
   - Серго,  - кричит, - у вас дома была перестрелка. Ты все понял? Тебе
надо бежать, Серго! Мы поможем...
   У нас действительно была эскадрилья,  и особого труда скрыться,  ска-
жем, в Финляндии или Швеции не составляло. И впоследствии я не раз убеж-
дался, что эти летчики - настоящие друзья.
   Что налицо - заговор против отца,  я понял сразу что еще могла  озна-
чать  перестрелка  в нашем доме?  Об остальном можно было только догады-
ваться.  Но что значит бежать в такой ситуации? Если отец арестован, по-
бег  -  лишнее доказательство его вины.  И почему и от кого я должен бе-
жать,  не зная ни за собой, ни за отцом какой-либо вины? Словом, я отве-
тил отказом и тут же рассказал обо всем Ванникову.
   Из Кремля вместе с ним поехали к нам домой, на Малоникитскую. Это не-
подалеку от площади Восстания.  Жили мы в одноэтажном особняке еще доре-
волюционной  постройки.  Три комнаты занимал отец с матерью,  две - я со
своей семьей.
   Когда мы подъехали, со стороны улицы ничего необычного не заметили, а
вот  во  внутреннем дворе находились два бронетранспортера.  Позднее мне
приходилось слышать и о танках, стоявших якобы возле нашего дома, но сам
я видел только два бронетранспортера и солдат Сразу же бросились в глаза
разбитые стекла в окнах отцовского кабинета. Значит, действительно стре-
ляли...  Ох  рана личная у отца была - по пальцам пересчитать.  Не было,
разумеется,  и настоящего боя.  Все произошло, насколько понимаю, неожи-
данно и мгновенно.
   С отцом  и  я,  и Ванников должны были встретиться в четыре часа.  Не
встретились...
   Внутренняя охрана нас не пропустила.  Ванников потребовал объяснений,
пытался проверить документы у военных,  но я уже понял все. Отца дома не
было.  Арестован? Убит? Когда возвращался к машине, услышал от одного из
охранников:  "Серго, я видел, как на носилках вынесли кого-то, накрытого
брезентом..."
   В Кремль возвращались молча.  Я думал о том,  что только что услышал.
Кто лежал на носилках,  накрытых брезентом? Спешили вынести рядового ох-
ранника? Сомнительно.
   Со временем я разыскал и других свидетелей, подтвердивших, что видели
те носилки...
   В кабинете  Ванникова нас ждал Курчатов.  Оба начали звонить Хрущеву.
Догадывались,  видимо,  кто за всем этим может стоять. При том разговоре
присутствовало человек шесть.
   Ванников сказал, что у него в кабинете находится сын Лаврентия Павло-
вича и они с Курчатовым очень надеются, что ничего дурного с ним не слу-
чится. Хрущев тут же их успокоил. Пусть, мол, Серго едет к родным на да-
чу и не волнуется.
   Прощался я с этими людьми в твердой уверенности, что мы больше никог-
да не встретимся. Мы обнялись с Ванниковым, и я ушел.
   У выхода меня уже ждал вооруженный конвой.  Несколько человек сели со
мной в машину,  другая,  с вооруженными солдатами,  пошла следом.  Когда
подъехали к даче, я увидел, что и она окружена военными. Во дворе стояли
бронетранспортеры.
   Не останавливаясь,  прошел в дом.  Все - и мама,  и Марфа,  и дети, и
воспитательница  -  собрались в одной комнате.  Здесь же сидели какие-то
вооруженные люди.
   И мама, и жена вели себя очень сдержанно. Меня явно ждали.
   - Ты видел отца?  - это был первый вопрос мамы.  Я ответил,  что,  по
всей вероятности, его нет в живых, и в присутствии охранников рассказал,
что увидел недавно дома.
   Мама не заплакала, только крепче обняла меня и тут же принялась успо-
каивать Марфу: моя жена ждала третьего ребенка.
   Не прошло и получаса, как в комнату вошел человек, одетый в армейскую
форму:
   - Есть указание вас, вашу жену и детей перевезти на другую дачу.
   Мама оставалась здесь.
   - Ты только не бойся ничего,  - сказала очень тихим и спокойным голо-
сом. Впрочем, возможно, мне показалось, что она говорила очень тихо, по-
тому что Марфа тоже услышала.  - Человек умирает один раз,  и, что бы ни
случилось,  надо встретить это достойно. Не будем гадать, что произошло.
Ничего не поделаешь,  если судьба так распорядилась.  Но знай  одно:  ни
твоих детей,  ни твою жену никто не посмеет тронуть. Русская интеллиген-
ция им этого не позволит...
   Как и я,  мама была уверена,  что мы больше не увидимся.  Вновь обня-
лись, расцеловались. Что будет с нами завтра - никто не знал.
   Маме разрешили проводить нас к машине. Когда прощались, я и предполо-
жить не мог, что впереди меня ждет еще и разлука с детьми, женой.
   Ехали мы в двух машинах.  В одну почему-то посадили, несмотря на наши
протесты,  дочерей - старшая родилась в 1947,  младшая в 1950 году,  - в
другую - нас с Марфой.
   Куда нас везли,  я мог только догадываться.  В стороне осталась  дача
Сталина в Кунцево, так называемая "Ближняя", но мы ее проехали, не оста-
навливаясь. Минут через двадцать свернули на какую-то проселочную дорогу
и  остановились  у одной из государственных дач,  на которой тоже иногда
бывал Сталин.  Мне же здесь раньше бывать не приходилось. Небольшой, как
и все государственные дачи той поры,  деревянный домик. Здесь нам предс-
тояло провести в неизвестности почти полтора месяца.
   Внешнюю охрану дачи,  где я теперь находился с семьей, несло какое-то
воинское подразделение, вооруженное автоматами и винтовками. Внутри дома
тоже круглосуточно находились вооруженные люди, но в штатском. Во дворе,
как и на нашей даче, стояли бронетранспортеры.
   Лишь это  да еще выведенные из строя телефоны напоминали нам,  что мы
лишены свободы.
   Обычное питание,  прогулки по территории, довольно корректное поведе-
ние охраны...
   - Чего  вам  волноваться?  -  парировал мои вопросы начальник охраны,
когда я поинтересовался своим нынешним статусом и  нельзя  ли  разрешить
жене с детьми уехать.  - Вы,  Серго Лаврентьевич,  официально задержаны.
Если вашей жене потребуется медицинская помощь,  мы врача доставим сюда.
Других указаний у меня нет.
   Что произошло с моим отцом?  Что с моей мамой?  Что,  в конце концов,
произошло в стране? Все мысли были заняты только этим.
   Окружающие нас люди старались в контакт не вступать,  а  когда  мы  о
чем-то  пытались спросить,  тут же вызывали старшего,  у которого на все
случаи жизни был стандартный ответ: "Других указаний у меня нет".
   Несколько раз просил дать мне газеты "Не положе но".  Стало ясно, что
и впредь нас намерены держать здесь в неведении.  Ни телефона, ни радио,
ни газет. Полная изоляция от внешнего мира.
   Однажды, гуляя с детьми по саду, увидел оставленную на скамейке газе-
ту.  Умышленно это было сделано или нет,  не знаю,  но находка оказалась
весьма кстати. В газете были опубликованы обвинения в адрес отца, и если
я еще сомневался в чем-то до этого,  то теперь окончательно понял, что в
стране произошел государственный переворот,  направленный против опреде-
ленной группы людей.  Честно говоря,  я думал, что жертвой заговора стал
не только мой отец, но и другие члены высшего руководства страны. Теперь
все окончательно прояснилось.
   Сообщению об аресте отца я, разумеется, не поверил, сопоставив прочи-
танное с тем, что увидел своими глазами на Малоникитской.
   Месяца через полтора в три часа ночи к нам в комнату вошли  вооружен-
ные люди и объявили,  что я арестован. Что ж, решил я, по крайней мере с
неопределенностью наконец покончено.
   Взглянул на часы и усмехнулся:  надо было ждать глубокой ночи,  чтобы
объявить мне об аресте.
   Как мог, успокоил плачущую жену: все, мол, будет хорошо. Хотя сам ко-
нечно же в это не верил.
   Под конвоем меня доставили в какую-то тюрьму,  я догадался по маршру-
ту, что это Лефортово. Так впоследствии и оказалось.
   Не успел я переступить порог тюрьмы, как меня попытались обыскать. Но
тут я уже не выдержал и проявил свой характер в полной мере.
   Связали, надели наручники.  Попытались переодеть в тюремную одежду  -
не подошел размер. Таким было начало.
   В свое время,  слушая рассказы Ванникова, Минца, Туполева, других из-
вестных и малоизвестных людей, прошедших, как они говорили, "коммунисти-
ческие университеты",  я конечно же и подумать не мог, что окажусь в та-
ком положении.  Но все эти тюремные "фокусы" мне были уже знакомы. Обыч-
ные приемы тюремщиков - как можно сильнее унизить заключенного и тем са-
мым сломить его волю к сопротивлению.
   Тюрьма, в которую меня привезли,  с точки зрения тюремной архитектуры
- у меня хватило времени это оценить - явно была высшего класса... Пост-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73 74 75 76 77 78 79 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама