Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 71 72 73 74 75 76 77  78 79 80 81
старший лейтенант Эдуард Фельдблюм замешкаются - видно,  какой-то психо-
логический барьер возник.  Я ему еще раз: "Да пуск же!" - и крепким сло-
вечком. И ракета пошла к цели".
   Трагический вылет Сергея Сафронова,  по мнению специалистов,  был не-
нужной подстраховкой.  Так же,  как и вылет еще одного МиГ-19, поднятого
на перехват. Но капитану Борису Айвазяну повезло больше - заметив стран-
ное облачко, он сумел резко спикировать.
   У сбитого Пауэрса были предшественники и последователи.  По некоторым
данным,  до  1 мая 1960 года государственную границу нарушали по меньшей
мере 17 самолетов-разведчиков Соединенных Штатов.  Предпринимались такие
попытки и позднее.  Достаточно вспомнить потери США над Балтикой, Барен-
цевым морем, на юге. А еще была Куба, был Ближний Восток... Да только ли
они...
   Совсем недавно - случай этот тщательно скрывался как в СССР, так и на
Западе - стало известно,  что от зенитных ракет,  управляемых советскими
военными, понес в свое время потери и 6-й американский флот, развернутый
у берегов Ливана.  Тогда было сбито восемь палубных истребителей и  бом-
бардировщиков, один "Фантом-2", четыре израильских боевых самолета и два
французских палубных штурмовика "Супер Этандар".
   ...История зенитно-ракетных войск ПВО еще ждет своих  исследователей.
Может,  тогда узнаем мы правду о тех, чьими колоссальными усилиями, чьим
трудом и талантом создавались первые зенитные комплексы,  надежно  защи-
щавшие многие годы небо Родины. И хорошо бы назвать наконец в полный го-
лос тех, кто стоял у истоков нового оружия. Вне всяких сомнений, окажет-
ся  в  этом списке и имя моего отца,  прекрасного и умелого организатора
оборонной промышленности.
   А сколько "белых пятен" в истории создания первых баллистических  ра-
кет  морского  базирования!  Что  мы знаем о первом в мире пуске морских
баллистических ракет с подводной лодки "Б-67" Северного  флота,  которой
командовал  капитан второго ранга Федор Козлов,  об участии в испытаниях
экипажа подлодки "Б-62" в Тихом океане?  Даже в первых,  явно скупых  на
факты публикациях, появившихся в последнее время, не обошлось без неточ-
ностей. Не пришло время назвать имена создателей морских баллистических?
Звучит неубедительно,  дело в другом - в стереотипе, довлеющем над исто-
риками.
   Восполним и этот пробел.  К первым подводным стартам самое непосредс-
твенное отношение имели академики Макеев, Семихатов, Исаев. В этих рабо-
тах с самого начала принимали участие я и мои коллеги из Свердловска. Мы
создали всю аппаратуру управления и запуска морской баллистической раке-
ты.  Позднее флот получил ракеты уже не с жидкостными,  а твердотельными
двигателями,  поражающие  цели на расстоянии до десяти тысяч километров.
Уже с середины 60-х годов советские моряки имели их на вооружении.
   За четыре с половиной десятилетия научной деятельности я действитель-
но успел немало. Даже сегодня мы не можем рассказать о целом ряде работ,
выполненных коллективом института "Комета" в области космической развед-
ки, связи, многих других специальных областях.
   А ведь на Урале пришлось начинать с нуля. Не было серьезной базы - ее
предстояло создавать. Но, главное, меня окружали люди, искренне желавшие
работать.  Как и в Москве,  со мной трудилась в основном молодежь. Боль-
шинство приехало в Свердловск из Москвы по направлению. Впоследствии мне
удалось подобрать в подразделение, которое я возглавлял, таких талантли-
вых ребят из выпускников мех-математического и  физического  факультетов
Уральского университета,  радиофакультета и факультета автоматики Ураль-
ского политехнического института, других вузов.
   С первых дней нашего пребывания в Свердловске и соседи,  а жили мы  в
рабочем районе,  и коллеги знали, кто я такой и что со мной произошло. С
такой же доброжелательностью относились и к маме.
   Мы прожили на Урале десять лет и ни разу не столкнулись  с  тем,  чем
нас пугали,  отправляя под конвоем в Свердловск. Саму смену фамилии объ-
яснили так: "К Берия у народа отношение сами знаете какое..."
   Все это оказалось неправдой. А ведь в тех местах в то время оказалось
немало людей, пострадавших от Советской власти. Догадывались и понимали,
видимо, что не все так, как утверждала официальная пропаганда.
   Иной раз возвращается мама со второй смены - она в заводской  лабора-
тории работала - а тут, как это нередко случалось в рабочем районе, дра-
ка. Сразу же ктото подходит.
   - А мы вас знаем.  Не волнуйтесь только...  Мы вас проводим до самого
дома. И провожали. Забудешь такое?
   Мы и уехали из Свердловска лишь потому,  что врачи предупредили меня,
что маме необходимо сменить климат.
   Со временем забывается плохое и вспоминаешь все то хорошее,  что ког-
да-то оставил. Для меня таким городом стал Свердловск.
   И техническое руководство института в лице Семихатова,  и большинство
товарищей по работе - Миронюк,  Куприянов,  Табачник,  Назаров,  Байков,
Трифонов, Замятин и многие другие были моими товарищами не только по ра-
боте, но и в жизни, и помогали преодолевать все трудности...
   Я постоянно ощущал давление СИСТЕМЫ.  Это было.  Но была и постоянная
помощь  со стороны самых разных людей.  Не раз вспоминал я добрым словом
советских ученых и конструкторов.  Столь же существенной была  для  меня
помощь Дмитрия Федоровича Устинова,  министра радиопромышленности Калмы-
кова и других крупных организаторов промышленности. И что любопытно: по-
рой мне было проще, чем при жизни отца. Не было необходимости стесняться
быть настойчивым.  Я мог уже требовать все необходимое довольно  жестко.
Раньше,  при жизни отца, во многих вещах, касающихся работы, я был более
щепетильным человеком...
   Моя дружба с Устиновым началась еще в конце сороковых - Дмитрий Федо-
рович крепко помог в создании нашей организации. Интереснейший был чело-
век - и как инженер, и как организатор. Несмотря на разницу в возрасте и
его высокое положение, нас многое связывало.
   Молодежь к  нему тянулась,  и он помогал молодым,  чем мог.  С такими
видными учеными,  как Королев, Черток, "стычки" у него бывали, а с моло-
дежью - никогда.  Он видел в научной молодежи опору. Этим, видимо, все и
объяснялось.
   Мы не раз встречались с ним и тогда, когда он уже был членом Политбю-
ро, министром обороны, еще раньше - секретарем ЦК. И на ракетных заводах
вместе бывали,  и к себе в Москву вызывал по целому ряду проектов. Когда
наша  разведка  доложила,  что американцы далеко продвинулись в создании
лазерных антиракетных систем, меня и еще ряд ученых пригласили в Москву,
и  мне,  например,  пришлось  там в течение двух месяцев заниматься этой
проблемой. Мы много говорили тогда с Дмитрием Федоровичем о самых разных
вещах, но никогда о том, что случилось с моим отцом. Порой мне казалось,
что вопреки собственному желанию он сознательно не затрагивает эту тему.
   В одну из последних встреч мы говорили о его сыне.  Дмитрий Федорович
сокрушался:
   - Как его увлечь техникой? Придумал бы ты ему интересную работу.
   Сын Устинова  руководил одной из организаций,  отпочковавшейся в свое
время от нашего КБ.  Дмитрий Федорович был  крайне  недоволен  тем,  что
стиль работы последних десятилетий, утвердившийся в стране, затронул Ус-
тинова-младшего.
   - Не дело это в Совмине и ЦК время убивать, - говорил Устинов. - Тех-
никой его надо бы увлечь, делом!
   - Есть работа для него, пусть подключается, - предложил я. - Лазерная
пушка для танка.
   К сожалению, опасения Дмитрия Федоровича оказались не напрасны. Посла
смерти  отца  его сыну пришлось уйти из техники.  Так тоже бывает неред-
ко...
   Артем Иванович Микоян сам со мной встречаться не мог  из-за  брата  -
Анастаса Микояна, но через других людей тоже стремился помочь.
   Академик Александр Львович Минц,  узнав, что я вынужден защищать кан-
дидатскую диссертацию,  не говоря мне ни слова,  добился разрешения быть
моим  оппонентом.  Потом настойчиво требовал,  чтобы мне вновь присвоили
ученую степень доктора наук.  С удивлением узнал я и о том, что ряд вид-
ных ученых, включая Минца, Расплетина, Берга, обратились в Высшую аттес-
тационную комиссию с просьбой вернуть мне ученую степень,  так как лишен
я ее был незаконно. Сами мне об этом ничего не сказали. Но, как и следо-
вало ожидать, обращение осталось без ответа.
   Когда в свое время в Свердловске я решил экстерном сдать  экзамены  и
получить  инженерный диплом - и его ведь после ареста не вернули,  - это
было воспринято как вызов,  но копию диплома об окончании  академии  мне
таки выдали.
   Ванников, Махнев, Курчатов, Щелкин, Туполев, Королев, Макеев... Триж-
ды и дважды Герои, академики; Генеральные конструкторы... Любому челове-
ку,  связанному с техникой, эти громкие имена говорят о многом. А у меня
связаны с этими людьми воспоминания о встречах после Лефортово и  Бутыр-
ки.  И они,  и другие ученые и конструкторы поддерживали меня как только
могли.
   Работая в Свердловске,  я не раз замечал: многие люди раскрылись лишь
тогда,  когда мне было действительно трудно, а при жизни отца оставались
в стороне, не желая выглядеть подхалимами.
   А были и другие, конечно. Те, кто старался избегать меня, хотя в свое
время вели себя совершенно иначе. Да я и сам старался не ставить людей в
неудобное положение. Даже работая на Украине, я замечал: давление на ме-
ня дистанцирует многих людей. Что поделаешь...
   Если не ошибаюсь,  лишь один из моих бывших товарищей,  работавших со
мной еще до ареста, опубликовал воспоминания, после которых я никогда не
подам  ему  руки.  В свое время я пригласил его на работу в наше КБ.  Мы
долго и плодотворно работали.  Это был действительно очень  талантливый,
работоспособный  человек.  Но  когда к власти пришел Хрущев и,  по сути,
разгромил нашу организацию,  расчленив на пять частей,  по чьей-то подс-
казке сверху наш товарищ,  никогда не участвовавший до этого в интригах,
противопоставил себя коллективу.  Новое руководство осталось довольно, и
этот конструктор оказался в фаворе.  Увы,  времена меняются.  С приходом
очередного руководителя страны высокую должность пришлось сменить.
   Член-корреспондент, генерал,  Герой Социалистического Труда, умудрен-
ный  профессиональным  и жизненным опытом человек...  Я читал небылицы о
себе и своих товарищах и думал: зачем?
   Не выдержал, набрал номер междугородки:
   - Ты ведь,  когда писал о всех нас, против правды пошел. Объясни хотя
бы, ради чего?
   - Понимаешь, - ответил он, - я это раньше написал, меня заставили...
   - Меня ведь, сам знаешь, тоже заставляли давать на вас показания, что
вы вредители...  Не дал ведь. Так что грех ты взял на душу, уж извини за
прямоту.
   За годы  работы,  а  мне только на испытательных полигонах пришлось в
общей сложности несколько лет провести,  как правило,  встречал  замеча-
тельных людей.  Вспоминаю,  скажем, маршала артиллерии Павла Николаевича
Кулешова.  Из соображений секретности он одно время даже фамилию не свою
носил - Сергеев.
   Из официальных источников: Павел Кулешов. Маршал артиллерии.
   В годы войны - командир полка гвардейских минометов - знаменитых "ка-
тюш",  начальник оперативной группы гвардейских минометных частей  Севе-
ро-Западного,  Волховского фронтов.  С 1943 года командовал гвардейскими
минометными частями Красной Армии.
   После войны - начальник ракетного факультета Артиллерийской академии,
начальник полигона ПВО,  заместитель главкома ПВО по вооружению, началь-
ник Главного ракетно-артиллерийского  управления  Министерства  обороны.
Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии.
   Познакомились мы на полигоне,  когда испытывали зенитные и, совместно
с сотрудниками КБ Королева, баллистические ракеты. Помню, Жуков, смеясь,
рассказывал, как Никита Сергеевич хотел расформировать в войну гвардейс-
кие минометные части и писал об этом Сталину.  От Кулешова узнал подроб-
ности.  В сорок третьем Хрущев, тогда член Военного совета фронта, дейс-
твительно отправил Сталину свои предложения.  Мотивировал тем, что гвар-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 71 72 73 74 75 76 77  78 79 80 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама