Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 60 61 62 63 64 65 66  67 68 69 70 71 72 73 ... 81
Вскоре мне принесли законвертованный пакет.  И хотя,  по  существовавшим
тогда  правилам,  я имел возможность вскрыть пакет,  я не стал этого де-
лать, как не вскрывал ни одного из тех полутора тысяч пакетов, что так и
остались лежать в архиве. Я отнес пакет Горбачеву, он сам вскрыл его, не
показав, прочитал, что там написано, сам законвертовал, заклеил лентой и
сказал:  "Это то,  что ищут.  Это о расстреле НКВД польских офицеров". И
этот документ я более не видел. Конверт был при мне запечатан. А когда я
спросил,  надо ли давать информацию по Катыни, Горбачев сказал, кому на-
до, он сообщит сам.
   - Как вы думаете, говорил ли Горбачев кому-нибудь об этих документах?
   - Этого я не знаю.  Во всяком случае,  он еще дважды спрашивал меня -
уничтожены ли секретные протоколы и материалы, связанные с Катынью.
   - Он хотел, чтобы они были уничтожены?
   - Ну,  конечно, особенно секретные протоколы, потому что они были для
него по существу миной замедленного действия. Их обнаружение и рассекре-
чивание грозило ему моральной и политической смертью. Ведь, будучи осве-
домленным об их существовании, он обманул Верховный Совет и Съезд народ-
ных депутатов, общественность страны, да и мировую - тоже.
   Как только  я вступил в должность заведующего Общим отделом,  то пер-
вое,  о чем узнал, были материалы закрытого порядка, к которым можно от-
нести секретные протоколы Молотова - Риббентропа и информацию по Катыни.
А поскольку события, стоящие за ними, к тому времени начали муссировать-
ся в печати,  то я немедленно доложил Генсеку: документы имеются. Я при-
нес и показал ему секретные материалы,  завизированную карту. Он рассте-
лил карту и долго изучал ее.  Он изучал линию границы, которая была сог-
ласована.  Насколько помню, там стояли две подписи: Сталина и Риббентро-
па.  Горбачев изучал документы долго, потом сказал: "Убери, и подальше!"
А на первом Съезде народных депутатов СССР он заявляет, что "все попытки
найти этот подлинник секретного договора не увенчались успехом".  Вскоре
после этого он спросил как бы между прочим,  уничтожил ли я эти докумен-
ты.  Я ответил, что на это нужно специальное решение. Он: "Ты понимаешь,
что представляет сейчас этот документ?" То, что он большой мистификатор,
секрета не представляет..."
   По меньшей мере наивно было бы морализировать на сей счет: мол, низко
и подло обманывать и собственный народ,  и народ соседней державы, поте-
рявшей  по вине большевистской партии тысячи своих сыновей - цвет нации.
Но все случившееся в Кремле,  увы, вполне закономерно. И то, что вчераш-
ний  слуга охотно "сдает" сегодня обанкротившегося хозяина и что послед-
ний,  такой же партийный аппаратчик,  только более изощренный,  поступил
именно так, а не иначе.
   Довольно примечательна записка,  адресованная Горбачеву еще одним ап-
паратчиком - В. Фалиным:
   "Наш аргумент - в госархивах СССР не обнаружено материалов, раскрыва-
ющих подоплеку Катынской трагедии,  - стал бы недостоверным.  Выявленные
учеными материалы, а ими, несомненно, вскрыта лишь часть тайников, в со-
четании с данными,  на которые опирается в своих оценках польская сторо-
на,  вряд ли позволят нам дальше придерживаться прежних версий и уходить
от подведения черты... Видимо, с наименьшими издержками сопряжен следую-
щий вариант:  сообщить В. Ярузельскому, что в результате тщательной про-
верки соответствующих архивохранилищ нами не найдено прямых свидетельств
(приказов,  распоряжений и т.  д.),  позволяющих назвать точное время  и
конкретных виновников Катынской трагедии. Вместе с том в архивном насле-
дии Главного управления НКВД по делам военнопленных и интернированных, а
также  Управления  конвойных  войск НКВД за 1940 год обнаружены индиции,
которые подвергают сомнению достоверность "доклада Н.  Бурденко". На ос-
новании  означенных индиции можно сделать вывод о том,  что гибель поль-
ских офицеров в районе Катыни - дело рук НКВД и персонально Берия и Мер-
кулова.
   Встает вопрос,  в  какой форме и когда довести до сведения польской и
советской общественности этот вывод..."
   Записка датирована февралем 1990 года.  Примечателен и  совет  Фалина
Горбачеву:  "Можно сделать вывод..." Так и сделали, потому что "подстав-
лять" правящую партию ни сам Горбачев,  ни его окружение явно не собира-
лись.
   Впоследствии Михаил Сергеевич, нисколько не смущаясь, попробует пере-
ложить ответственность на Ельцина: мол, я Борису Николаевичу все матери-
алы по Катыни передал, но почему он не проинформировал польскую сторону,
я не знаю...
   Последний Генеральный секретарь и после ухода в отставку остался  ве-
рен себе - Горбачев, как всегда, "был не в курсе".
   Президент России  Борис  Ельцин  на вопросы журналистов ответил более
откровенно:
   - Горбачев и в Конституционный суд не пришел потому, что боялся этого
вопроса...
   Как ни парадоксально, но всей правды не решилось сказать и само руко-
водство посткоммунистической России. Официально было заявлено, что к Ка-
тынской трагедии причастен тогдашний нарком внутренних дел Лаврентий Бе-
рия.  Подхватившие старую версию средства массовой  информации  сделали,
правда,  одну оговорку: "Первоначально в документах фигурировала фамилия
Берия,  но потом чья-то рука его вычеркнула..." Это обстоятельство поче-
му-то никого особенно не смутило. А зря. И в материалах заседания Полит-
бюро, состоявшегося 5 марта 1940 года, и в других документах подписи мо-
его отца нет.  Лукавили устроители шумной пресс-конференции,  что возра-
жавших против зловещей акции не оказалось.
   А правда такова.  За расстрел польских офицеров,  а их,  кстати, было
гораздо больше, чем признал Горбачев, - 20857 человек - единогласно про-
голосовали Сталин,  Ворошилов, Молотов, Микоян, Каганович, Калинин, сло-
вом,  вся  партийная  верхушка.  Особенно настаивали на этом Ворошилов и
Жданов.  Единственным человеком из кремлевского руководства, выступившим
совершенно открыто против этой подлости,  стал отец. Свою позицию на за-
седании Политбюро он объяснил так:
   - Война неизбежна. Польский офицерский корпус - потенциальный союзник
в  борьбе  с  Гитлером.  Так или иначе мы войдем в Польшу,  и конечно же
польская армия должна оказаться в будущей войне на нашей стороне.
   Реакцию партийной верхушки предположить нетрудно - отец  за  стропти-
вость  едва  не  лишился должности.  Жданов прямо заявил:  "Тогда я могу
встать во главе органов!" Но и это не заставило отца подписать  смертный
приговор польским офицерам.  Хотя,  безусловно,  всем было понятно,  что
особое мнение одного человека уже ничего изменить не может - поляки были
обречены.
   Отцу приказали  в  недельный  срок передать пленных польских офицеров
Красной Армии,  а саму экзекуцию было поручено провести руководству Нар-
комата обороны Допускаю, что какие-то подразделения из состава конвойных
частей все же привлекли,  но расстреливала поляков,  как это  ни  горько
признать,  Красная Армия. Это та правда, которую тщательно скрывают и по
сей день...
   Так случилось, что отец - случай беспрецедентный в сталинском окруже-
нии!  - демонстративно отказался поддержать преступное решение большинс-
тва и Сталин ему это простил.
   Сталин этого не забыл...  Но факт  остается  фактом:  отец  отказался
участвовать в преступлении, хотя и знал, что спасти эти 20857 жизней уже
не в силах. Учтите еще вот что. Он далеко не всегда соглашался со Стали-
ным.  Нравилось  это  Иосифу Виссарионовичу или нет - другой вопрос,  но
слушать он умел.
   Я много лет ждал,  когда кто-нибудь из Генеральных секретарей,  хотя,
если  честно,  понимал,  что это невозможно,  признается в существовании
папки с материалами "Катынского дела".  Я-то прекрасно знал,  что это за
документы  и  под каким грифом они хранятся еще с сорокового года.  Знаю
совершенно точно,  что отец мотивировал свое принципиальное несогласие с
расстрелом польских офицеров и в письменной форме. Где эти документы?
   В 1993 году мне довелось побывать в Польше,  и у меня сложилось твер-
дое убеждение,  что там все давно прекрасно поняли:  вся правда о Катыни
не сказана и сегодня...
   В Польше  у  меня было немало интересных встреч и разговоров на самом
разном уровне,  и, думаю, мои собеседники, в том числе и польские журна-
листы,  давно занимающиеся катынской проблемой,  явно не удовлетворены и
новой версией выдвинутой уже российским руководством. В Польше прекрасно
понимают, что и это - полуправда, не больше. Почему, например, не сказа-
но до сих пор,  что,  когда отец отказался исполнить преступный  приказ,
Ворошилов тут же предложил поручить акцию армии, а Политбюро его поддер-
жало?  Потому что это нанесет ущерб престижу армии? Но почему армия, ос-
вободившая  Польшу  от фашизма,  должна нести сегодня ответственность за
преступные решения политического руководства той поры?  Есть,  видимо, и
другие причины: если сказать правду о "Деле Берия" здесь, неизбежно при-
дется сказать и об остальном...
   Несколько человек мой отец все же вытащил из лагеря. Удалось спасти и
будущего  командующего  сформированной в сорок втором на территории СССР
польской армии Владислава Андерса. Какое-то время он жил у нас в особня-
ке на Малоникитской.  Естественно,  многие подробности,  связанные с его
пребыванием в нашем доме, помню и поныне.
   Из воспоминаний адъютанта командующего польскими вооруженными  силами
в СССР Ежи Климковского,  написанных в Иерусалиме и Риме в 1945-1947 го-
дах:
   "Андерс знал,  что НКВД еще за несколько месяцев до заключения  июль-
ского договора предлагал Пшездецкому формирование в СССР польского леги-
она...  12 августа 1941 года по радио передали,  что во исполнение Поль-
ско-советского  договора Президиум Верховного Совета СССР объявил амнис-
тию для всех польских граждан, находящихся на территории СССР. Таким об-
разом,  для многотысячных масс поляков, разбросанных по бескрайним прос-
торам советской земли,  закончились дни неуверенности, дни без просвета,
ночи без сна...  Одни находились в концлагерях, другие работали в колхо-
зах и на лесозаготовках или же на дорожных работах,  пребывали в свобод-
ной ссылке,  другие в так называемых стройбатальонах, а часть находилась
в рядах Красной Армии.  Считалось, что в Советском Союзе находится около
трехсот тысяч польских граждан, годных к военной службе, поэтому две ди-
визии совсем немного. Но передавалось шепотом, что это будут лишь первые
части будущей армии..."
   Конечно, это всего лишь мои предположения,  но,  думаю,  Сталин знал,
что генерал Андерс не расстрелян и находится в нашем доме.  Если бы отец
не имел в тот период хотя бы косвенной поддержки Сталина,  наверняка все
было бы совершенно иначе и свой замысел - создать союзную  нам  польскую
армию на территории СССР - отцу вряд ли удалось бы реализовать.
   Он предлагал начать формирование польских частей еще в тридцать девя-
том, но тогда его предложение отклонили. Когда к отцу попала Директива N
21,  подписанная Гитлером - план "Барбаросса", - уже никто не мог отмах-
нуться от таких предложений, и в принципе вопрос был решен. Но тогда ре-
шили из соображений секретности формирование польских частей не начинать
- это сразу же насторожило бы немцев: Советский Союз знает о приготовле-
ниях Германии к войне. Чтобы избежать этого, поляков оставили в лагерях,
изменив режим их содержания, и на базе этих лагерей начали втайне созда-
вать воинские формирования.  Именно поэтому так быстро - уже официально!
- была сформирована впоследствии польская  армия.  Первое  соединение  -
опять же официально - было сформировано, кажется, за два-три месяца...
   С Андерсом,  к слову, отец поддерживал отношения и позднее, когда его
армия была переброшена на Ближний Восток и находилась в подчинении  бри-
танского командования.
   Логика действий  моего отца вполне понятна.  Здесь речь даже не о ка-
ком-то исключительном гуманизме, а о целесообразности. Приближение войны
сомнений  не вызывало - отец ежедневно получал соответствующие подтверж-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 60 61 62 63 64 65 66  67 68 69 70 71 72 73 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама