Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 29 30 31 32 33 34 35  36 37 38 39 40 41 42 ... 81
должный отпор противнику.
   Я видел Буденного,  находящегося,  как мне  показалось,  в  состоянии
прострации.  Когда отец приехал к нему, тот начал убеждать: "Незачем эти
мандариновые рощи защищать,  надо уходить!" Отец,  хотя и знал, что, как
военачальник,  представлял собой маршал Буденный, был поражен. Командую-
щий фронтом не мог внятно объяснить,  где какие части находятся, кто ими
командует.  Когда он докладывал отцу об обстановке, тот сразу понял, что
больше говорить не о чем.  Прервав разговор,  отец начал вызывать к себе
командиров всех рангов и выяснять,  что же там происходит в действитель-
ности.
   На моих глазах делали карту боевых действий,  а маршал Буденный сидел
в сторонке с отсутствующим взглядом.  Мне показалось, что он вообще тол-
ком не понимает, о чем идет речь.
   Примерно такую же картину застал в Ленинграде в сентябре сорок перво-
го Георгий Константинович Жуков.  Как впоследствии и Буденный, Ворошилов
показал свою полную несостоятельность.  Авторитеты,  как показала жизнь,
оказались дутыми. Оба маршала были просто не готовы к современной войне.
   Обсудив ситуацию,  отец  по  согласованию  с Москвой принял решение о
создании двух отдельных армий. Единый фронт, в том виде, каким он был до
этого, себя не оправдал.
   Командующими армий  тогда  же  отец назначил двух молодых командиров.
Оба, насколько я тогда понял, произвели на него хорошее впечатление сво-
ей  компетентностью  и решительностью.  Речь - о Константине Николаевиче
Леселидзе,  будущем генерал-полковнике, Герое Советского Союза. Войну он
начал полковником, начальником артиллерии стрелкового корпуса. Воевал на
Западном, Закавказском фронтах. После 46-й, командовал 47-й и 18-й арми-
ями. Скончался в сорок четвертом.
   Второй выдвиженец отца,  Андрей Антонович Гречко, впоследствии коман-
довал несколькими армиями,  был заместителем командующего 1-м Украинским
фронтом,  после войны стал командующим Киевским военным округом, главно-
командующим Группой советских войск  в  Германии,  главкомом  Сухопутных
войск,  первым заместителем министра обороны и главнокомандующим Объеди-
ненными вооруженными силами государств - участников Варшавского  догово-
ра. Последние годы жизни провел на посту министра обороны СССР. А начал-
ся стремительный взлет будущего маршала и дважды Героя Советского  Союза
именно тогда, когда на него отец обратил внимание.
   Не буду лукавить,  об этом я уже говорил выше,  многие,  очень многие
известные люди обязаны были своей карьерой моему отцу.  За  продвижением
некоторых  из  них  он внимательно следил на протяжении всей жизни и при
необходимости,  скрывать не буду,  всячески помогал. Я не берусь утверж-
дать,  что ни один из них впоследствии не предал отца. Так, к сожалению,
случается. Но большинство, знаю совершенно точно, хотя и не могли возра-
жать публично против всей этой лжи,  но память об отце сохранили. Немало
таких людей оказалось и среди военных.
   Отец, как все мыслящие руководители той поры,  прекрасно понимал, что
время  буденных,  ворошиловых и им подобных ушло безвозвратно.  Войска и
штабы нуждались в людях совершенно иной формации. А подбирать кадры, что
не  отрицала и официальная пропаганда,  он умел.  Нередко пишут,  что он
всегда окружал себя людьми, лично преданными ему. Еще одна ложь. Главным
критерием  для  моего отца всегда было дело.  Знает и любит человек свое
дело - значит, подходит. Болтун и бездарность - таких не надо. Эти прин-
ципы он исповедовал до последних дней жизни,  и, как я не раз убеждался,
удивительное чутье на талантливых и одержимых людей отца никогда не под-
водило. Так было и с военными, и с учеными, и с разведчиками.
   В районе Новороссийска,  а бои шли в самом городе, мы пробыли неделю.
Срок по общепринятым меркам небольшой,  но на войне  каждый  час  дорог.
Отец использовал это время с максимальной отдачей.  Помню один разговор,
состоявшийся у него в штабе Южного фронта сразу же по приезде.  Отец по-
интересовался  соотношением  сил воюющих сторон.  Тут и выяснилось,  что
бойцов вполне достаточно,  но... во втором эшелоне. Просочились, доложи-
ли, из первого. Что ж, на войне всякое бывает, но где же командиры? Сло-
вом, кое-кому досталось крепко, но порядок навели.
   Запомнилась и моя первая поездка на перевалы.  С отцом тогда  прибыла
группа  офицеров разведки,  среди которых был и генерал-полковник Серов,
будущий руководитель КГБ СССР и начальник Главного разведывательного уп-
равления Генерального штаба - знаменитого ГРУ. Когда я узнал, что он со-
бирается на перевалы,  я испросил у своего непосредственного  начальника
полковника  Штеменко разрешения выехать вместе с Серовым хотя бы на сут-
ки.  Штеменко разрешил,  и мы самолетом добрались до Сухуми,  оттуда  на
"виллисе" и лошадях попали на перевалы.
   В своих  воспоминаниях генерал армии Сергей Матвеевич Штеменко,  в то
время начальник направления Оперативного управления Генерального  штаба,
упомянул  Клухорский  и Марухский перевалы,  оказавшиеся в эпицентре тех
событий. Несколько строк посвятил он и местным жителям, перекрывшим путь
врагу.
   Никогда не забуду тех людей,  о которых вспомнил добрым словом Сергей
Матвеевич.  Там,  на Кавказе, я, совсем молодой офицер, понял, как много
зависит от местного населения.  Восемнадцатилетний, с хорошей физической
подготовкой,  я был поражен,  когда увидел впервые стариков, тащивших на
себе боеприпасы, продовольствие. Там и молодому-то несладко приходилось,
а здесь пожилые люди.  Пройдет время, и жителей этих мест заставят поки-
нуть родные места,  обвинив в пособничестве врагу. Депортация - это тоже
горькая правда о той войне...
   Сплошной линии обороны в силу специфики горной местности там не было.
Какие-то  огневые  точки  у  нас,  какие-то у немцев.  И простреливаемое
пространство. В основном все сводилось к тому, что мы мешали подвозу бо-
еприпасов со стороны противника,  он, в свою очередь, мешал нам. И здесь
от жителей высокогорья зависело многое.
   Примерно две недели потребовалось для формирования новых боеспособных
соединений.  За  это же время реорганизовали тылы,  разграничили участки
армий Леселидзе и Гречко, оснастили войска боевой техникой.
   Следующим пунктом нашей поездки стал Баку.  В это время немцы намере-
вались  прорваться  через  калмыцкую степь,  с тем чтобы в итоге выйти в
Среднюю Азию.  Было решено, если какие-то части все же прорвутся, поста-
вить им заслон со стороны Дербента и Махачкалы.
   Здесь мне довелось видеть в деле уже не только моего непосредственно-
го начальника полковника Штеменко,  генерал-лейтенанта  Павла  Ивановича
Бодина, но и генерала армии Ивана Владимировича Тюленева, довольно близ-
кого к отцу человека.
   Из официальных источников:
   Иван Тюленев. Генерал армии. Герой Советского Союза. Воевал в 1-ю ми-
ровую  и гражданскую.  До войны командовал войсками Московского военного
округа.  С 1941 года - командующий войсками Южного и Закавказского фрон-
тов.  В  послевоенные  годы - командующий войсками Харьковского военного
округа и в центральном аппарате Министерства обороны СССР. С 1958 года -
в  Группе генеральных инспекторов МО СССР.  Скончался в 1978 году в воз-
расте 85 лет.
   Много лет Тюленев находился во главе Закавказского  военного  округа,
так что знакомы они с отцом были давно.  Затем его тоже перевели в Моск-
ву.
   Одна из совместных задач,  которую им сообща предстояло решить тогда,
была,  помню,  такая - организовать противовоздушную оборону. Когда отец
прибыл на Кавказ,  немецкая авиация активности не проявляла, но нетрудно
было предположить, что ситуация может измениться.
   - Даже  если  мы  сумеем их быстро остановить,  то от попыток бомбить
нефтяные районы немцы не откажутся, - сказал тогда отец.
   Организацией ПВО непосредственно занялся  генерал  Михаил  Степанович
Громадин.  Впоследствии он получил звание генерал-полковника, командовал
войсками округа ПВО,  затем вновь возглавил всю противовоздушную оборону
страны. А тогда он был заместителем наркома по ПВО и командовал войсками
противовоздушной обороны.
   Когда немцы попытались бомбить нефтепромыслы,  ни один бомбардировщик
выйти на цель уже не мог. Доходили лишь отдельные разведывательные маши-
ны,  да и то на больших высотах.  Мця по крайней мере не доводилось слы-
шать об успешных вылетах немецкой боевой авиации. Очень пригодилась тог-
да, помню, техника, переброшенная из Ирана.
   Весьма дальновидным оказался и строжайший запрет использовать  орудия
большого калибра,  предназначенные для защиты с воздуха, на танкоопасных
направлениях. Такие предложения были, но, очевидно, было и другое - ого-
лять  ПВО  нефтяных  районов ни в коем случае нельзя.  Жизнь подтвердила
правоту руководителей обороны Кавказа.
   В районе Минвод мне запомнились огромные противотанковые рвы  -  дело
рук местного населения.  Сколько пишут сегодня о том, что казаки ненави-
дели Советскую власть.  А я своими глазами видел,  как эти казаки шли на
немецкие танки. Может, в большинстве своем и не хотели казаки этой влас-
ти, не берусь утверждать, но немцев они ненавидели больше...
   Мне могут возразить: а как же быть в таком случае с казачьими баталь-
онами,  воевавшими на стороне немцев?  Трусы, предатели и просто люди, в
силу тех или иных обстоятельств оказавшиеся в таких формированиях,  были
не  только  среди казаков.  Миллионы людей оказались в плену не по своей
воле. Одни оставались верны воинскому долгу, присяге, другие, более сла-
бые,  шли воевать против своих.  Так было и с казаками.  Только обратите
внимание на такой факт - немцы старались использовать  эти  формирования
где угодно,  - во Франции, Италии, Югославии, только не в России. Вполне
допускаю,  что и немцы не очень-то доверяли таким "добровольцам",  да  и
сами они отказывались отправляться на Восточный фронт.
   Из официальных источников:
   К середине  1943  года  фашистами  было сформировано 90 батальонов из
уроженцев Кавказа и Средней Азии и около 90 "русских" и  "казачьих"  ба-
тальонов  численностью по 400-500 человек.  К концу войны на основе этих
подразделений были созданы 15-й казачий карательный корпус общей числен-
ностью 18 тысяч человек, треть которого составляли немецкие военнослужа-
щие и до пяти тысяч - белоэмигранты,  а также 13-я мусульманская дивизия
СС  "Ханшар",  14-я дивизия СС "Галичина",  29-я и 30-я русские дивизии,
20-я эстонская и две - 15-я и 19-я латышских дивизии СС.
   Плен - штука страшная во всех отношениях. Такое суровое испытание вы-
пало  и на долю моего двоюродного брата.  В начале войны Теймураз Шавдия
учился в Подольском пулеметном училище. Осенью сорок первого раненым по-
пал в плен,  как и большинство курсантов кстати. Когда немцы начали соз-
давать национальные формирования,  оказался в одном из таких батальонов.
Кто-то шел в такие формирования добровольно, кого-то принуждали, но были
и такие, кто надеялся таким путем просто вырваться из лагеря военноплен-
ных и попасть к своим.
   Поначалу немцы предполагали использовать этих людей в советском тылу,
перебросив их на Кубань. Батальон, в котором находился Шавдия, отправили
во Францию, где были сосредоточены эти формирования. Там Теймураз, как и
многие его товарищи по плену, бежал к французским партизанам. Оставшихся
"добровольцев" немцы решили не использовать для захвата Кавказа,  а отп-
равили в Италию, подальше от Родины. Но и там начались массовые побеги к
партизанам.
   На Кавказ ни один такой батальон не попал.  В Италии,  как и во Фран-
ции, наши военнопленные мужественно сражались с врагом, многие возглави-
ли партизанские отряды. В годы войны этот факт тоже много лет замалчива-
ется - грузинская эмиграция активно боролась с оккупантами  и  на  очень
высоком уровне была связана с деголлевским движением Сопротивления.  Эти
люди сразу же стали помогать советским военнопленным.
   После освобождения Франции Шавдия в числе многих других людей  отпра-
вили в Советский Союз.  Никакие родственные связи помочь не могли, как и
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 29 30 31 32 33 34 35  36 37 38 39 40 41 42 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама