Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#7| Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 24 25 26 27 28 29 30  31 32 33 34 35 36 37 ... 81
таклем, разыгранным только что по его сценарию? Анализировал выступления
участников Пленума,  бойко читавших весь этот бред,  написанный клерками
из партийного аппарата?  К сожалению, никто и никогда об этом уже не уз-
нает.  Впрочем,  как и о том, почему ни один из участников Пленума ЦК не
рискнул даже поставить под сомнение мифические грехи моего отца. Неужели
по-прежнему  витал в зале призрак политических процессов тридцатых?  Или
сковывал страх за карьеру? Это, наверное, ближе к правде.
   Но никто еще не рассказал и доли правды  о  том,  какой  колоссальный
вред  нанесла партийная верхушка советской разведке в послевоенный пери-
од. В просторечии бытует такое выражение - довели до ручки. В 1946-м го-
ду разведка органов государственной безопасности оказалась в руках ново-
го министра Абакумова, после его ареста МГБ возглавил партийный аппарат-
чик Игнатьев.  Отсюда и так называемые партийные наборы,  засилье в раз-
ведке МГБ непрофессионалов.  В марте 1953 года,  когда отец пришел в МВД
после десятилетнего перерыва, состояние разведки было удручающим.
   Массовые провалы,  разоблачение агентуры, появление перебежчиков, что
раньше не наблюдалось.  И полное отсутствие серьезной информации, подоб-
ной  той,  которой располагала стратегическая разведка страны.  Все это,
конечно,  возмутило отца. Между тем аппарат спецслужб давно превысил все
разумные пределы.
   Разумеется, отец откровенно доложил и на Президиуме ЦК,  и на заседа-
нии Совета Министров о реальном положении дел.  Одной из главных  причин
случившегося  отец  назвал низкий профессионализм сотрудников Управления
внешней разведки.
   - Поймите,  - убеждал отец,  - нельзя направлять в разведку людей, не
имеющих малейшего представления об этой работе, не знающих языков. Это в
другом месте можно перебрасывать человека с клуба на баню,  а из райкома
на стройку.  Здесь совершенно определенная специфика, требующая столь же
определенных данных.  Мне возражают:  но они - члены партии. Я не против
того,  чтобы  члены партии работали в разведке,  но как можно направлять
людей на руководящую работу в разведку, если они не знают азов этой про-
фессии?
   Отец начал именно с решения наболевших кадровых вопросов,  избавляясь
от случайных людей.  А на их место сразу же стали подбирать профессиона-
лов.  Часть людей перешла в разведуправление МВД из ГРУ.  В основном это
были люди,  которые прошли войну и хорошо проявили себя в армейской раз-
ведке.  Было немало и таких, кто в совершенстве владел иностранными язы-
ками и стремился овладеть азами профессии.
   До смешного ведь доходило.  Человек не знает ни  одного  иностранного
языка и назначается резидентом, скажем, в Токио... Но - партийный выдви-
женец!  При Игнатьеве этого было вполне достаточно даже для такой  карь-
еры.
   Никакого массового отзыва советских разведчиков изза рубежа не было и
никто никого не "засвечивал",  как иногда пишут. Как правило, историки и
публицисты повторяют ложь,  звучавшую на партийном Пленуме,  а нередко и
развивая высказанные там выводы...  Шла замена дилетантов профессионала-
ми,  шла  реорганизация,  вопрос о необходимости которой сами сотрудники
внешней разведки никогда не ставили. Разумеется, все это делалось с сог-
ласия ЦК, принявшего предложения моего отца.
   Кроме вымыслов,  никаких  реальных  обвинений в адрес нового министра
внутренних дел тогда так и не прозвучало. Сами ведь организаторы Пленума
отлично  понимали,  что отец стремился поправить то,  что было развалено
другими...
   Теперь о людях, чьи назначения ставились отцу в упрек. Эйтингон, кад-
ровый разведчик,  действительно был освобожден после смерти Сталина.  До
этого и Абакумов,  и Игнатьев выбивали из него показания на  отца.  Нас-
колько  известно,  и  по сей день он считается одним из профессионалов в
среде разведчиков.
   Слышал и о Василевском. До прихода в разведку он был летчиком, воевал
в Испании.  Довольно долго работал во Франции. Познакомились мы на одном
из элингов в Подмосковье незадолго до его отъезда в Испанию  -  он  умел
строить отличные яхты.  Тоже профессиональный разведчик. С согласия пар-
тийных органов - обычная практика в СССР - были назначены на новые долж-
ности и Л. Ф. Райхман, ставший начальником контрольной инспекции при МВД
СССР,  бывший заместитель начальника 2-го Главного управления МГБ П.  А.
Судоплатов,  возглавивший один из отделов МВД,  в прошлом начальник бюро
МГБ, заместитель начальника 1-го Главного управления МВД. Профессионала-
ми  были и все остальные.  Никакого анализа перестройки внешней разведки
на Пленуме никто не собирался делать.  Его устроителям это было ни к че-
му.  Стенограмму этого мероприятия опубликовали лишь сорок лет спустя, а
сами участники Пленума быстро разобрались,  что произошло на кремлевском
Олимпе  и  старались  держаться от этой темной истории подальше.  А тема
разведки была использована с той же целью,  как и остальные - скомпроме-
тировать имя моего отца и здесь.


   ГЛАВА 5

   ВОЙНА


   Можно ли  было предотвратить вторую мировую войну?  Готовил ли Сталин
превентивный удар против Германии? Кто и когда вел сепаратные переговоры
с Гитлером?  Почему враг дошел до Москвы и Сталинграда?  Правда ли,  что
кремлевское руководство не доверяло советской разведке? Почему наши час-
ти не помогли в сорок четвертом восставшей Варшаве?
   Уже сколько  десятилетий  прошло после победного мая сорок пятого,  а
"белых пятен" в истории второй мировой войны  предостаточно.  А  почему?
Догадаться несложно. Как-то один известный историк рассказал о встрече с
генералом армии Епишевым, тогдашним начальником Главного политуправления
армии  и флота.  Когда речь зашла о правде в исторической науке,  старый
партийный номенклатурщик, верой и правдой служивший нескольким Генсекам,
не стесняясь,  изложил свое кредо:  "А кому нужна ваша правда,  если она
мешает нам жить?"
   Полная правда о той войне не нужна была ни Сталину,  ни  Хрущеву,  ни
Брежневу, ни тем, кто пришел после них. И когда говорят, что история Ве-
ликой Отечественной войны еще не  написана,  возразить  трудно.  Как  ни
горько  признать,  даже воспетая всем миром наша перестроечная гласность
лишь приблизила нас к Истине, но не распахнула до конца дверцы массивных
сейфов секретных архивов.
   Ни одна  книга  о  прошлом  не способна расставить все точки над "1",
дать ответы на все вопросы,  тем более когда речь идет о такой "больной"
теме.  Но многие тайны второй мировой войны эта глава, как мне думается,
приоткрывает. Еще один парадокс нашей запутанной истории: правду о войне
скрывали  от тех,  кто в ней победил...  Так и пошли гулять две правды о
самой страшной войне в истории - одна  для  народа,  другая...  Впрочем,
второй  лишь  предстоит  вырваться из оков псевдосекретности полувековой
давности. Слишком долго мы ее ждали, чтобы довольствоваться, как и преж-
де, мифами о внезапном ударе и острой нехватке самолетов и танков.
   Отец позвонил  в ту ночь из Кремля:  "Начинается...  Слушайте радио!"
Непосвященному эта фраза ни о чем не говорила,  мы же с мамой  прекрасно
знали, что хотел сказать отец. Начиналась война...
   О той ночи накануне войны написано много.  Оставили свои воспоминания
и рядовые фронтовики,  участники войны,  и наши полководцы. Даже Хрущев,
находившийся в то время,  как известно,  в Киеве, умудрился рассказать о
том,  что происходило тогда в Кремле.  Причем со ссылкой на моего  отца.
Якобы  даже тогда,  когда Сталину доложили о начале войны,  тот долго не
верил,  а затем уехал к себе на дачу. Как писал Хрущев, "Сталин выглядел
старым,  пришибленным,  растерянным".  Членам  Политбюро  долго пришлось
убеждать его,  что еще не все потеряно, что у нас большая страна, мы мо-
жем собраться с силами и дать отпор врагу.  Так или иначе Сталина угово-
рили возвратиться в Москву и возглавить оборону страны.
   Да что Хрущев...  Скажем,  даже в мемуарах глубоко уважаемого Георгия
Константиновича  Жукова далеко не все соответствует исторической правде.
Я никогда и ни в чем не ставил под  сомнение  честность  и  порядочность
этого человека,  но факт есть факт. Возможно, на первый взгляд это пока-
жется странным, но я убежден, что здесь нет вины прославленного маршала.
Не  таким был Георгий Константинович,  чтобы лукавить.  Все было гораздо
сложней.  Я убежден, что напиши Жуков тогда всю правду, которую он знал,
его воспоминания не были бы опубликованы.
   Но возвратимся к известному нам тексту. Георгий Константинович совер-
шенно справедливо рассказал,  что после смерти Сталина появились версии,
будто в ночь на 22 июня командующие со своими штабами,  ничего не подоз-
ревая,  мирно спали или беззаботно веселились. Но это беспардонная ложь.
Все было совершенно иначе.  Например,  О том, что приказ наркома обороны
будет зачитан, известно было за сутки до нападения немцев. Утверждение о
том,  что  поздно,  мол,  спохватились и директива Генерального штаба до
войск не дошла - выдумка чистой воды. Как и положено, последовала коман-
да  о  вскрытии пакетов,  что военные и сделали.  Иное дело - удалось ли
большинству справиться с поставленной задачей.  Но  зачем  же  возводить
напраслину на Генеральный штаб?
   Читатель наверняка  помнит,  как выглядит Сталин в версии Жукова (?).
Позволю небольшую цитату из книги:
   "В 3 часа 30 минут начальник Западного округа генерал В.  Е. Климовс-
ких доложил о налете немецкой авиации на города Белоруссии. Минуты через
три начальник штаба Киевского округа генерал М.  А.  Пуркаев  доложил  о
начтете авиации на города Украины.  В 3 часа 40 минут позвонил командую-
щий Прибалтийским военным округом генерал Ф.  И. Кузнецов, который доло-
жил о налетах вражеской авиации на Каунас и другие города.
   Нарком приказал мне звонить Сталину.  Звоню. К телефону никто не под-
ходит.  Звоню непрерывно.  Наконец слышу сонный голос дежурного генерала
управления охраны.
   - Кто говорит?
   - Начальник  Генштаба Жуков.  Прошу срочно соединить меня с товарищем
Сталиным.
   - Что? Сейчас?! - изумился начальник охраны. - Товарищ Сталин спит.
   - Будите немедля: немцы бомбят наши города! Несколько мгновений длит-
ся молчание. Наконец в трубке глухо ответили: - Подождите.
   Минуты через три к аппарату подошел И. В. Сталин. Я доложил обстанов-
ку и просил разрешения начать ответные боевые  действия.  И.  В.  Сталин
молчит. Слышу лишь его дыхание.
   - Вы меня поняли? Опять молчание.
   Наконец И. В. Сталин спросил: - Где нарком?
   - Говорит по ВЧ с Киевским округом.
   - Приезжайте  в  Кремль с Тимошенко.  Скажите Поскребышеву,  чтобы он
вызвал всех членов Политбюро".
   В действительности же Жукову не пришлось будить Сталина,  а Поскребы-
шеву обзванивать членов Политбюро.  Все они,  включая моего отца,  давно
находились в Кремле.  Разумеется,  не ложился спать в ту роковую ночь  и
Сталин. Кстати, почему-то нигде не пишут, кто первым сообщил ему о нача-
ле войны.  А между тем информацию Сталин получал не только от начальника
Генерального штаба...
   Но дело  даже  не в этом.  Я до сих пор удивляюсь,  как Жукову вообще
удалось выпустить свои мемуары,  пусть в том виде,  как они вышли. А все
эти неточности, назовем их так... Георгий Константинович был умный чело-
век и отлично понимал,  что читатель без труда разберется,  что к  чему.
Ну,  кто, скажите, поверил, что Жуков мог вспомнить никому не известного
полковника Брежнева?  Но ведь написано...  Не могла такая книга  увидеть
свет  без  упоминания  фамилии Генсека.  Кто посмеет упрекнуть маршала в
том,  что так получилось?  Нисколько не сомневаюсь, что, идя на какие-то
уступки,  Жуков  знал,  что  выигрывает в главном - получает возможность
сказать пусть не всю, но правду о войне.
   От отца,  Жукова, Василевского и многих других людей мне не раз дово-
дилось слышать о поведении Сталина в начальный период войны. В свое вре-
мя Георгий Константинович не смог написать всего,  что было  в  действи-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 24 25 26 27 28 29 30  31 32 33 34 35 36 37 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама