Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!
Объявление о стриме!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 27 28 29 30 31 32 33  34 35 36 37 38 39 40 ... 81
   Своеобразный был человек.  Он считал, что если есть его приказ не до-
пускать самолеты противника к Москве, значит, так и должно быть.
   До 1953 года и о самой войне, и о ее результатах писали не так много,
как это было потом.  Но кое-что все же в печати появлялось. Скажем, про-
мелькнули материалы об участии в обороне Москвы восьми дивизий НКВД. Эти
соединения, брошенные в прорыв, остановили немецкое наступление на целом
ряде участков.  Теперь об этом,  как правило, не вспоминают. Причины по-
нятны:  дивизии внутренних войск входили в состав ведомства, обвиняемого
во всех смертных грехах...
   Чем же провинились люди,  насмерть стоявшие под Москвой?  Только тем,
что сражались не в армейских частях?
   Как-то попались на глаза материалы о гибели группы разведчиков 150-го
полка войск НКВД по охране особо важных объектов под Москвой.  В ночь  с
28-го  на  29 декабря 1941 года в районе поселка Чуприяново Одинцовского
района Московской области четыре разведгруппы этого полка,  удачно мино-
вав боевое охранение немцев,  отправились выполнять боевую задачу.  Сер-
жант Овчаренко,  младшие лейтенанты Зима и Нарышкин, сержант Стрюковатый
и  их подчиненные должны были совершить несколько диверсий на коммуника-
циях противника, получить ряд разведданных. А на рассвете все они попали
в засаду. Завязался тяжелый бой...
   Уже в  середине  семидесятых  перезахоронили погибших в одну братскую
могилу на Минском шоссе,  но ни фамилий на памятной доске,  ни обелиска.
Неизвестны, мол, имена героев, вот и вся отговорка. А ведь известно, чей
прах покоится в подмосковной земле. Большинство воинов-разведчиков родом
из Москвы и Московской области, немало было и с Украины. Сержант Николай
Овчаренко,  скажем, из Днепропетровской области, красноармейцы Федор Ли-
товченко, Дмитрий Сочеев, Федор Олейник - земляки командира, Николай Бо-
родуля - из Николаева,  Алексей Тоцкий - из Запорожской области...  А мы
говорим об отношении к исторической памяти.
   Это, разумеется,  лишь один пример.  Тысячи и тысячи красноармейцев и
командиров войск НКВД участвовали в обороне столицы.  Фронтовики  знают,
как сражались эти люди.  К слову,  не только там. Вспомните, как дрались
части НКВД под Сталинградом,  в других местах.  И горько сознавать,  что
подвиг этих героев затушевывается сегодня вполне сознательно.
   Столь же  храбро  дрались под Москвой и пограничные дивизии.  Об этом
тоже мало кто сегодня знает.  Впрочем,  как и о том, что все пограничные
части входили в состав НКВД.
   Это были хорошо оснащенные соединения, имевшие на вооружении противо-
танковые орудия.  Переброшенные с Дальнего Востока,  они составили внут-
реннее  кольцо обороны и сыграли колоссальную роль в подмосковной опера-
ции.  Когда немцы в нескольких местах прорвали первую  линию  обороны  и
устремились к Москве, опасные направления прикрыли именно они.
   И Жуков,  и  Рокоссовский высоко оценивали роль частей НКВД в обороне
столицы.  Немало добрых слов о них можно встретить и в  мемуарах  других
военачальников.  Иными словами, колоссальный вклад этих войск в нашу По-
беду никогда не ставился под сомнение,  и мне абсолютно непонятно, зачем
понадобилось сегодня столь неуклюже переписывать историю.
   Многое о  тех  днях я узнал от самого Георгия Константиновича.  Когда
Жукова отозвали из Ленинграда, он был довольно частым гостем в нашем до-
ме. В течение трех-четырех месяцев они с отцом почти ежедневно приезжали
к нам обедать,  а нередко Георгий Константинович и  оставался  ночевать.
Формально  осенью-зимой сорок первого его штаб находился вне Москвы.  Об
этом написано много.  Да и сам Георгий Константинович писал в  мемуарах:
"Я позвонил Верховному...",  "Мне позвонил Сталин...". На самом деле это
не так. Почти безвыездно Жуков находился в Москве, и управление войсками
шло из столицы. Так что Сталину не было необходимости звонить Жукову, он
его просто спрашивал...
   Уже после войны Георгий Константинович рассказывал мне о поездках  на
фронт.  Нередко,  в места прорывов,  они выезжали вместе с моим отцом. А
ситуации,  как вспоминали затем оба, бывали критические. Например, прор-
вутся немцы на том или ином участке обороны, а перед ними никого и ниче-
го.  Случалось и так. Когда заходила речь об осени-зиме сорок первого, и
отец, и крупные военные всегда с теплотой вспоминали пограничников, сол-
дат и командиров внутренних войск НКВД. Отец - я его хорошо понимал - не
без гордости говорил о них. А Жуков, Рокоссовский тоже хорошо знали цену
полнокровным, отлично оснащенным дивизиям. Оба не раз видели их в деле.
   И коль уж я заговорил о войсках Наркомата внутренних дел - а  сказать
правду  о них считаю своим моральным долгом - хотел бы напомнить еще вот
о чем.  Почему-то никто не задумывается сегодня над таким фактом.  Немцы
прорвались на некоторых участках обороны до полутора десятков километров
в глубину,  а в самой Москве агентуре противника не удалось совершить ни
одной диверсии.  Сигнальщики,  конечно,  были, но вылавливали их быстро.
Дело в том, что весь город был разбит на квадраты, и в случае чего коль-
цо сжималось мгновенно.
   Сколько написано  в  последние  годы о паническом бегстве чекистов из
Москвы осенью сорок первого года.  Пишут,  что Наркомат  внутренних  дел
эвакуировался в числе первых.  Как я уже говорил, эвакуация даже не пла-
нировалась.  Я знаю одного-единственного человека,  который выехал в  те
дни из Москвы без разрешения.  Его тут же сняли с должности, разжаловали
и отправили рядовым на фронт.  Ни один начальник управления НКВД  Москву
не оставил,  да и не мог бы этого сделать. Зачем же возводить напраслину
и на этих людей?  Напротив,  органы НКВД сделали все, чтобы парализовать
действия гитлеровских спецслужб в ближнем и дальнем тылу.
   Так было  не только в Москве,  хотя без диверсий в нашем тылу конечно
же не обходилось.  В Ленинграде, например, были сожжены Бадаевские скла-
ды.  Факт общеизвестный.  Но опять же мало кто знает, что еще до блокады
органы НКВД неоднократно предупреждали обком партии,  что нельзя держать
такие запасы продовольствия в одном месте. К сожалению, настойчивые тре-
бования чекистов Жданов оставил без ответа,  а продовольствие так  и  не
рассредоточили.  Чем это обернулось для осажденного города позднее,  из-
вестно.
   Лишь чудо спасло Жданова тогда от суда.  Сталин, разумеется, обо всем
узнал и этот промах вполне мог Жданову не простить. Но перевесил гнев на
Ворошилова. Последний, как известно, дров в Ленинграде наломал еще боль-
ше...
   Должен сказать,  что  действия  немцев в те месяцы не были тайной для
советского руководства.  О том, что немцы вместе с финскими частями пла-
нируют взять Ленинград в кольцо, было хорошо известно заранее. Знали и в
Москве,  и в Ленинграде, каким образом противник собирается это сделать.
Своевременно  были  доложены  и разведданные о действиях гитлеровцев под
Москвой. Мы просто не сумели воспользоваться этой бесценной информацией.
Той  же печально известной ленинградской блокады вполне можно было избе-
жать. И это тоже горькая правда минувшей войны...
   Я сознательно ухожу от подробного рассказа о начальном периоде войны,
хотя от самих руководителей обороны Москвы, Ленинграда знаю немало. Мно-
гое уже написано, еще больше, нисколько не сомневаюсь, узнаем уже в бли-
жайшие годы из рассекречиваемых сегодня документов. Но вот некоторые ко-
чующие из книги в книгу "байки" хотел бы опровергнуть.  Скажем, при всей
моей антипатии к Жданову не могу принять на веру разговоры о том,  как в
Смольном в дни блокады устраивали пиры. Не было этого. И говорю так не в
оправдание  Жданова или кого-то другого из руководителей осажденного Ле-
нинграда.  Беда в том, что зачастую мы исходим сегодня из нынешних поня-
тий. А тогда все, поверьте, было строже. И дело не в Жданове. Попробовал
бы он позволить себе нечто подобное...
   Что скрывать,  армейский паек - не блокадная пайка.  Но  -  паек.  Не
больше.  А все эти экзотические фрукты,  благородные вина на белоснежных
скатертях - выдумка чистой воды.  И не следует, видимо, приписывать Жда-
нову лишние грехи - своих у него было предостаточно... А вот в Действую-
щей армии, в корпусных, армейских штабах, было, конечно, по-всякому, это
не секрет.  Там можно было вести себя вольготнее. Но опять же до поры до
времени. Ничего ведь тайного не было...
   Еще один миф - паническая боязнь Сталиным фронта.  При всем том,  что
известно сегодня о Сталине,  должен возразить:  Верховный на фронт выез-
жал.
   Вышло так, что в одном из выездов Верховного на фронт довелось участ-
вовать  и мне.  Всего же в период обороны Москвы Сталин выезжал на фронт
дважды. Меня поразила сама организация этих поездок. Никем и никогда они
заранее не планировались. Например, когда он выезжал в район Волоколамс-
ка, внезапно вызвал Жукова и моего отца и сообщил, что вместе с ними на-
мерен побывать в этот день на одном из участков фронта.  Никакой, повто-
ряю,  предварительной подготовки. В этом отношении, убеждался и сам я не
раз, был он очень оригинальным человеком...
   Отец и Жуков, разумеется, прекрасно понимали, почему Сталин поступает
именно так.  У него было железное правило: никогда и никого не посвящать
до поры до времени в свои планы.  Скорей всего,  поступал он так в целях
безопасности, что, безусловно, абсолютно правильно.
   Здесь не было саморекламы.  Вне всяких сомнений, для защитников Моск-
вы, да и для всей воюющей страны, выезд Верховного Главнокомандующего на
фронт - событие.  Пожелай Сталин,  и пропаганда преподнесла бы его  так,
как надо.  Но,  как я понял,  Сталин в этом абсолютно не нуждался и явно
исходил из других соображений. Во всяком случае, пресса о таких поездках
молчала.
   Когда Верховный собрался в район Волоколамска, кроме его личной охра-
ны, в сопровождении участвовали две роты полка НКВД. Одну, помню, пусти-
ли вперед, вторая шла в охранении.
   Сам я со своей радиостанцией находился в одной из машин сопровождения
и на КП, куда отправились Сталин, отец и Жуков, не был.
   Верховный какое-то время провел на командном пункте,  осмотрел перед-
ний край немцев,  и мы возвратились в Москву.  Лишь там я узнал, чем был
вызван этот выезд на фронт.  Оказывается,  накануне ему доложили развед-
данные о том, что немцы готовят последний удар на Москву и сосредоточили
на этом участке фронта большие танковые силы. Позднее выяснилось, что ни
о  каком  наступлении  противник уже не помышляет.  В ходе минувших боев
немцы выдохлись и резервов к тому времени для проведения крупной  насту-
пательной операции не имели. Убедившись в этом на месте, Сталин приказал
возвращаться в столицу.
   Уезжали, как и приехали, без лишней помпы. Сталин в той же шинели без
знаков  различия,  в обычной шапке-ушанке сел в машину,  и мы тронулись.
Впоследствии участвовать в сопровождении Верховного в  подобных  случаях
мне не доводилось,  хотя в войсках о таких выездах - реальных и явно вы-
думанных - слышал не раз.
   Ничего, кроме удивления,  не вызывают у меня, скажем, утверждения не-
которых историков о том,  что Сталин "посетил в начале августа 1943 года
Западный фронт,  который не вел в то время активных  действий".  Причем,
утверждают, для Верховного специально оборудовали командный пункт в сот-
не километров от действующего. Надо полагать, в целях безопасности.
   Тогда, в сорок третьем,  я находился в Ленинграде,  но какую  поездку
имеют в виду историки,  знаю. Сталин действительно выезжал вместе с моим
отцом и военными на фронт,  когда велась перегруппировка наших  войск  и
готовилось  крупномасштабное  наступление.  Остальное - домыслы.  Ничего
имитировать,  как теперь пишут, тогда не пришлось, в том числе и команд-
ный пункт.  Как и предыдущие, эта поездка не была пропагандистской. Слу-
чись иначе,  сохранилась бы и кинохроника,  и фотографии в газетных под-
шивках.  Напротив, и этот выезд Верховного остался в тайне. Сталин уехал
так же,  как и прибыл - внезапно.  Как всегда, не было и предварительной
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 27 28 29 30 31 32 33  34 35 36 37 38 39 40 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама