Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Классика - Василий Шукшин Весь текст 512.29 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 44
   - Господь с тобой! - воскликнула Марья, но тоже негромко  воскликнула
и тоже чуть было не оглянулась.- Тетка Анисья-то! Да  ты  что,  ферапон-
тыч... Господи! Да ты и похожий-то на отца. Только ты посытей да без бо-
роды, а так-то... Да что ты, бог с тобой! Да с кем же она могла?
   - Ну!..- Баев полез опять за пузырьком.- А в кого я такой башковитый?
Я вот думаю: мериканцы-то у нас тут тада рылись - искали чего-то  в  го-
рах... Шут его знает! Они же... это... народишко верткий.
   - Дак, а похож-то?
   - Ну!.. Похож! Потрись с малых лет возле человека - будешь похож. Со-
бака вон на хозяина и то становится похожая,  а  человек-то...  Шут  его
знает! Может, и грех на душу беру. Но шибко уж у нас с им...  противопо-
ложные взгляды. Вот чую сердцем: не крестьянского я замеса.  Сроду  меня
не тянуло пахать или там сеять... ни к какой крестьянской  работе.  И  к
вину никогда не манило.- Баев не то что оголтело утверждал,  что  он  не
крестьянского рода, а скорей размышлял и сомневался.- Ведь  если  так-то
подумать: куда же это все во мне подевалось? Должен же я стремиться зем-
лю иметь или там... буянить на праздники. Нет! В огороде своем собствен-
ном копаться не люблю! Вот в конторе посиживать-это по мне...
   - Дак оно бы и все-то так посиживали - в тепле да на почете,- встави-
ла Марья.
   - Садись! - воскликнул с сердцем Баев.- Чево ж ты тут заместо  мужика
торчишь ночами? Садись в контору и посиживай.
   - Посиживай...
   - Во-от! Голову надо иметь? Вот я про голову и говорю. Откуда  она  у
меня, у крестьянского выходца!
   - Ну что же, уж из мужиков и людей больших не было? Вон в войну...
   - В войну-у! - перебил Баев.- С наганами-то бегать да горло  драть  -
это еше не самая великая мудрость. Мало у нас их было, горлопанов! Одно-
го Ваню Кысу возьми... С малолетства на ножах ходил. Из тюрьмы не  выла-
зил, сердешный. А тоже - храбрец из храбрецов считался...
   - Ну сравнил!
   - Ну а как же? Уж куда храбрей Кысы-то?.. Был ли кто?
   - Кыса - разбойник. Разбойник, он разбойник и есть. Я про хороших му-
жиков говорю. Вон Иван Козлов... Был простой солдат, а стал  командиром.
Орденов сколько, фотокарточку тада присылал, мы всей  деревней  смотреть
бегали.
   - Это... все так,- вздохнул Баев, Он не скрывал, что не ровня ему по-
луграмотная Марья - спорить, неглубоко берет баба своим рассудком.Конеч-
но, командир, ордена... трень-брень, сапоги со скрипом... Это  все  воз-
действует. Но все же голову никакими орденами не заменишь.  Или  уж  она
есть, или... так - куда шапку надевают.
   Так беседовали Баев с Марьей. Часов до трех, до четырех засиживались.
Кое в чем не соглашались, случалось, горячились, но расставались  мирно.
Баев уходил через площадь - наискосок - домой, а Марья  устраивалась  на
диван и спала до рассвета спокойно. А потом - день,  шумливый,  суетный,
бестолковый... И опять опускалась на землю  ясная  ночь,  и  охота  было
опять поговорить, подумать, повспоминать - испытать  некую  тихую,  едва
уловимую радость бытия.
   ...Как-то досиделись они, Баев с Марьей, часов  до  трех  тоже,  Баев
собрался уже уходить, закладывал в нос последнюю порцию  душистого  -  с
валерьяновыми каплями - табаку, и тут  увидела  Марья,  как  на  крыльцо
сельмага всходит какой-то человек... Взошел, потрогал замок и огляделся.
Марья так и приросла к стулу.
   - Ферапонтыч,- выдохнула она с ужасом,- гляди-ка!
   Баев всмотрелся, и у него тоже от страха лицо вытянулось.
   Человек на крыльце потоптался, опять потрогал замок... Слышно звякну-
ло железо.
   - Стреляй! - тихо крикнул Баев Марье.- Стреляй!.. Через окно прямо!
   Марья не шевелилась. Смотрела в окно.
   - Стреляй! - опять велел Баев.
   - Да как я?! В живого человека... "Стреляй!" Как?! Ты что?
   Человек на крыльце поглядел на окна избушки, сошел с крыльца и напра-
вился прямиком к ним.
   - Царица небесная, матушка,- зашептала Марья,- конец наступает.  При-
ми, господи, душеньку мою грешную...
   А Баев даже и шептать не мог, а только показывал пальцем на  ружье  и
на окно - стреляй, дескать.
   Шаги громко захрустели под окнами... Человек остановился, заглянул  в
окно. И тут Марья узнала его. Вскричала радостно:
   - Да ведь Петька это! Петька Сибирцев!
   - А чего это никого нет-то? - спросил Петька Сибирцев.
   - Заходи, заходи! - помахала рукой Марья.- Вот гад-то подколодный!  Я
думала, у меня счас разрыв сердца будет. Вот черт-то полуношный! Он, на-
верно, с похмелья день с ночью перепутал.
   Вошел Петька.
   - Счас что, ночь, что ли? - спросил он.
   - Вот идиот-то! - опять ругнулась Марья.- А ты что, за четвертинкой в
сельмаг? Петька с удивлением и горечью постигал, что теперь - ночь.
   - Заспал...
   Баев пришел наконец в движение, нюхнул раз-друтой, не чихнул, а  выс-
моркался громко в платок.
   - Да-а,- сказал он.- Пить, так уж пить - чтоб уж  и  время  потерять:
где день, где ночь.
   Петька Сибирцев сел на скамеечку, потрогал голову.
   - Ну надо же! - все изумлялась Марья.- А если б я стрельнула?
   Петька поднял голову, посмотрел на Марью - то ли не  понял,  что  она
сказала, то ли не придал значения ее словам.
   - У него голова болит,- с сердцем посочувствовал Баев.- Эх-х... Жите-
ли! - Баев стряхнул платком табачную пыль с губ, вытер глаза.- Мне  счас
внучка книжку читает: Александра Невский землю русскую защищал...  Напи-
сано хорошо, но только я ни одному слову не верю там.
   Марья и Петька посмотрели на старика.
   - Не верю! - еще раз с силой сказал Баев.- Выдумал... и получил хоро-
шие деньги.
   - Как это? - не поняла Марья.
   - Наврал, как! Не врут, что ли?
   - Это же исторический факт,- сказал Петька.- Как это он мог  наврать?
Конечно, он, наверно, приукрасил, но это же было.
   - Не было.
   - Вот как! - Петька качнул больной головой.- Хм...
   - С кем что он защищал-то ее? Вот с такими вот воинами, вроде тебя?
   Петька опять посмотрел на старика... Но смолчал.
   - Если уж счас с вами ничего сделать не могут - со  всех  концов  вас
воспитывают да развивают... борются всячески, - то  где  же  тогда  было
набраться сознания?
   Петька похлопал по карманам - поискал курево, но не обнаружил ни  па-
пирос, ни спичек.
   - Пиши в газету,- посоветовал он.- Опровергай.
   И встал и пошел вон из избушки.
   Марья и Баев смотрели в окно, как шел Петька. Под ногами парня звонко
хрустело льдистое стекло ночной замерзи, и некоторое время шаги его  еще
сухо шуршали, когда уж он свернул за угол, за сельмаг.
   - У их, наверно, свадьба,- сказала Марья.- Сестра-то Петькина за это-
го вышла... за этого... Как его? Брат-то к агрономше приехал... Как его?
   - Черт их теперь знает, И знать не хочу... Сброд  всякий.-  Баев  по-
чувствовал, что он весь вдруг ослаб, ноги особенно - как  ватные  сдела-
лись. Все же испугался он сильно,- Надо же так пить, чтобы день с  ночью
перепутать!
   - Они, ночи-то, вон, какие светлые. Наверно, соскочил со сна-то - ви-
дит, светло, и дунул в сельмаг.
   - Это ж... он и солнце с луной спутал?
   Марья засмеялась:
   - Видно, гуляют крепко.
   В животе у Баева затревожилось, он скоренько завинтил флакончик с та-
баком, спрятал его в карман, поднялся.
   - Пойду. Спокойно тебе додежурить.
   - Будь здоров, ферапонтыч. Приходи завтра, я завтра картошки  принесу
- напекем.
   - Напекем, напекем,- сказал Баев. И поскорей вышел.
   Марья видела, как и он тоже пересек площадь и удалился в  улицу.  Шел
он, поторапливался, смотрел себе под ноги. И под его ногами тоже похрус-
тывал ледок, но мягко - Баев был в валенках.
   А такая была ясность кругом, такая была тишина и ясность, что  как-то
даже не по себе маленько,  если  всмотреться  и  вслушаться.  Неспокойно
как-то. В груди что-то такое... Как  будто  подкатит  что-то  горячее  к
сердцу и снизу и в виски мягко стукнет. И в ушах толчками пошумит кровь.
И все, и больше ничего на земле не слышно. И висит на веревке луна.
 
 
   Василий Шукшин. Критики
 
   Деду было семьдесят три, Петьке, внуку,- тринадцать. Дед был сухой  и
нервный и страдал глухотой. Петька, не  по  возрасту  самостоятельный  и
длинный, был стыдлив и упрям. Они дружили.
   Больше всего на свете они любили кино. Половина дедовой пенсии уходи-
ла на билеты. Обычно, подсчитав к концу месяца деньги, дед горько и  ве-
село объявлял Петьке:
   - Ухайдакали мы с тобой пять рубликов!
   Петька для приличия делал удивленное лицо.
   - Ничего, прокормит, - говорил  дед  (имелись  в  виду  отец  и  мать
Петьки. Дед Петьке доводился по отцу). - А нам с тобой это для пользы.
   Садились всегда в первый ряд: дешевле, и потом там дед лучше  слышал.
Но все равно половину слов он не разбирал, а догадывался по губам  акте-
ров. Иногда случалось, что дед вдруг ни с того ни с сего  начинал  хохо-
тать. А в зале никто не смеялся. Петька толкал его в бок и  сердито  ши-
пел:
   - Ты чего? Как дурак...
   - А как он тут сказал? -" спрашивал дед.
   Петька шепотом пересказывал деду в самое ухо:
   - Не снижая темпов.
   - Хе-хе-хе, - негромко смеялся дед уже над собой.- А мне не так пока-
залось.
   Иногда дед плакал, когда кого-нибудь убивали невинного.
   - Эх вы... люди! - горько шептал он и сморкался в платок.  Вообще  он
любил высказаться по поводу того, что видел на экране. Когда там  горячо
целовались, например, он усмехался и шептал:
   - От черти!.. Ты гляди, гляди... Хэх!
   Если дрались, дед, вцепившись руками в стул, напряженно и внимательно
следил за дракой (в молодости, говорят,  он  охотник  был  подраться.  И
умел).
   - Нет, вон тот не... это... слабый. А этот ничего, верткий.
   Впрочем, фальшь чуял.
   - Ну-у,- обиженно говорил он,- это они понарошке.
   - Так кровь же идет,- возражал Петька.
   - Та-а... кровь. Ну и что? Нос, он же слабый: дай  потихоньку,  и  то
кровь пойдет. Это не в том дело,
   - Ничего себе не в том!
   - Конечно, не в том.
   На них шикали сзади, и они умолкали.
   Спор основной начинался, когда выходили из клуба. Особенно в  отноше-
нии деревенских фильмов дед был категоричен до жестокости.
   - Хреновина,- заявлял он.- Так не бывает.
   - Почему не бывает?
   - А что, тебе разве этот парень глянется?
   - Какой парень?
   - С гармошкой-то. Который в окно-то лазил.
   - Он не лазил в окно,- поправлял Петька; он  точно  помнил  все,  что
происходило в фильме, а дед путал, и это раздражало Петьку,- Он только к
окну лез, чтобы спеть песню.
   - Ну, лез. Я вон один раз, помню, полез было...
   - А что, он тебе не глянется?
   - Кто?
   - Кто-кто!.. Ну парень-то, который лез-то. Сам же заговорил про него.
   - Ни вот на столько,- дед показывал кончик мизинца.- Ваня-дурачок ка-
кой-то. Поет и поет ходит... У нас Ваня-дурачок такой был - все пел  хо-
дил.
   - Так он же любит! - начинал нервничать Петька.
   - Ну и что, что любит?
   - Ну и поет.
   - А?
   - Ну и поет, говорю!
   - Да его бы давно на смех подняли, такого! Ему бы проходу не было. Он
любит... Когда любят, то стыдятся. А этот трезвонит ходит по всей дерев-
не... Какая же дура пойдет за него! Он же несурьезный  парень.  Мы  вон,
помню: поглянется девка, так ты ее за две улицы обходишь  -  потому  что
совестно. Любит... Ну и люби на здоровье, но зачем же...
   - Чего - зачем?
   - Зачем же людей-то смешить? Мы вон, помню...
   - Опять "мы, мы". Сейчас же люди-то другие стали!
   - Чего это они другие-то стали? Всегда люди одинаковые. Ты у нас мно-
го видел таких дурачков?
   - Это же кино все-таки. Нельзя же сравнивать.
   - Я и не сравниваю. Я говорю, что парень непохожий, вот и все,- стоял
на своем дед.
   - Так всем же глянется! Смеялись же! Я даже и то смеялся.
   - Ты маленький ишо, поэтому тебе все смешно. Я вот небось не засмеюсь
где попало.
   Со взрослыми дед редко спорил об искусстве - не умел.  Начинал  сразу
нервничать, обзывался.
   Один раз  только  крепко  схлестнулся  он  со  взрослыми,  и  этот-то
единственный раз и навлек на его голову беду.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 44
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (17)

Реклама