Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Классика - Василий Шукшин Весь текст 512.29 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 44
гом и избушкой залита светом; а ночи стояли лунные. Ночи стояли  дивные:
луну точно на веревке спускали сверху - такая она была близкая, большая.
Днем снежок уже подтаивал, а к ночи все стекленело.) и нестерпимо,  под-
дельно как-то блестело в голубом распахнутом свете.
   В избушке лампочку не включали, только по  стенам  и  потолку  играли
пятна света - топился камелек. И быстротечные эти светлые  лики  сплета-
лись, расплетались, качались и трепетали.
   И так хорошо было сидеть и беседовать  в  этом  узорчатом  качающемся
мирке, так славно чувствовать, что жизнь за окнами - большая и  ты  тоже
есть в ней. И придет завтра день, а ты и в нем тоже есть, и  что-нибудь,
может, хорошее возьмет да случится. Если умно жить, можно и  на  хорошее
надеяться.
   - Люди, они ведь как - сегодняшним днем живут,-  рассуждал  Баев.-  А
жизнь надо всю на прострел брать. Смета!..- Баев делал выразительное ли-
цо, при этом верхняя губа его уползала куда-то к носу, а  глаза  узились
щелками - так и казалось, что он сейчас скажет: "чево?" -  Смета!  Какой
же умный хозяин примется рубить дом, если заранее не прикинет, сколько у
него есть чево. В учетном деле и называется - смета. А то ведь как:  вот
размахнулся на крестовый дом - широко жить собрался, а умишка, глядишь,-
на-пятистенок едва-едва, Просадит силенки до  тридцати  годов,  нашумит,
наорется, а дальше - пшик. Марья согласно кивала головой.
   И правда, казалось, умница Баев, сидючи в конторах, не тратил силы, а
копил их всю жизнь - такой он был теперь сытенький,  кругленький,  наце-
ленный еще на двадцать лет осмеченной жизни.
   - Больно шустрые! Я как-то лежал в больнице... меня тогда Неверов от-
вез, председателем исполкома был в войну у нас, не помнишь?
   - Нет. Их тут перебывало...
   - Неверов, Василий Ильич. А тогда что, С молокопоставками не  управи-
лись - ему хоть это.,, хоть живым в могилу зарывайся. Я один раз  пришел
к нему в кабинет, говорю: "Василий Ильич, хотите, научу, как  с  молоко-
поставками-то?" - "Ну-ка",- говорит. "У нас колхозники-то  все  вытаска-
ли?" - "Вроде все, - говорит. - А что?" Я говорю:  "Вы  проверьте,  про-
верьте - все вытаскали?"
   - Ох, тада и таска-али! - вспомнила Марья.- Бывало, подоишь -  и  все
отнесешь. Ребятишкам по кружке нальешь, остальное  -  на  молоканку.  Да
ведь планы-то какие были... безобразные!
   - Ты вот слушай! - оживился Баев  при  воспоминании  о  давнем  своем
изобретательном поступке.- "Все вытаскали-то? Или нет?" Он вызвал девку:
"Принеси,- говорит,- сводки". Посмотрели: почти  все,  ерунда  осталась.
"Ну вот,- говорит,- почти все".- "Теперь так,- это  я-то  ему,-  давайте
рассуждать: госпоставки недостает столько-то,  не  помню  счас  сколько,
Так? Колхозники свое почти все вытаскали... Где молоко брать?"  Он  мне:
"Ты,говорит,- мне мозги не... того, говори дело!" Матерщинник был несус-
ветный. Я беру счеты в руки: давайте, мол, считать, Допустим, ты  должна
сдать на молоканку пятьсот литров.- Баев откинул воображаемых пять круг-
ляшек на воображаемых счетах, посмотрел терпеливо  и  снисходительно  на
Марью.- Так? Это из расчета, что процент жирности молока у твоей  коровы
такой-то.- Баев еще несколько кругляшек воображаемых сбросил, чуть  выше
прежних.- Но вот выясняется, что у твоей коровы жирность не такая, какая
тянула на пятьсот литров, а ниже, Понимаешь? Тогда тебе  уж  не  пятьсот
литров надо отнести, а пятьсот семьдесят пять, допустим. Сообразила?
   Марья не сообразила пока.
   - Вот и он тогда так же: хлопает на меня глазами: не пойму, мол. Сни-
майте, говорю, один процент жирности у всех - будет дополнительное моло-
ко. А вы это молоко, с колхозников-то, как госпоставки пустите. Было  бы
молоко, в бумагах его как хошь можно провести. Ох, и обрадовался  же  он
тогда. Проси, говорит, что хочешь! Я говорю:  отвези  меня  в  городскую
больницу - полежать. Отвез.
   Марья все никак не могла уразуметь, как это они тогда вышли из  поло-
жения с госпоставками-то.
   - Да господи! - воскликнул Баев.- Вот ты оттаскала свои пятьсот  лит-
ров, потом тебе говорят: за тобой, гражданка  Селезнева,  еще  семьдесят
пять литров. Ты, конечно,- как это так? А какой-нибудь такой  же,  вроде
меня, со счетиками: давайте считать вместе... Вышла, мол, ошибка с  жир-
ностью. Работник, мол, недоглядел... А я-в горбольнице. С сельской мест-
ности-то туда и счас не очень берут. А я вон когда попал!
   - А чего?.. Заболел, што ли?
   - Как тебе сказать... Нет. Недостаток-то у меня был: глаза-то и тогда
уж... Почти слепой был. Из-за того и на войну не взяли. Но лег я не  по-
тому, а... как это выразиться... Охота было в горбольнице полежать. Пом-
ню, ишо молодой был, а все лумал: как же бы мне устроиться в горбольнице
полежать? А тут случай-то и подвернулся. Да. Приехал я, мне, значит, ко-
ечку, чистенько все, простынки, тумбочка возле  койки...  В  палате  ишо
пять гавриков лежат, у кого что: один с рукой, один с башкой забинтован-
ной, один тракторист лежал - полспины выгорело, бензин где-то загорелся,
он угодил туда. Та-ак. Ну, ладно, думаю, желание мое исполняется.
   - Дак чего, просто вот полежать, и все? - никак не могла взять в толк
Марья.
   - Все. Ну-ка, как это тут, думаю, будут ухаживать  за  мной?  Слыхал,
что уход там какой-то особенный. Ну, никакого такого ухода я там не  об-
наружил - больше интересуются: "Что болит? Где болит?"  Сердце,  говорю,
болит - иди, доберись до него. Всего обстукали, обслушали, а толку ника-
кого. Но я к чему про горбольницу-то: про людей мы заговорили... Пришел,
значит, я в палату, лежат эти козлы... Я им по-хорошему:  "Здравствуйте,
мол, ребята!" И прилег с дороги-то соснуть малость: дорога-то дальняя, в
телеге-то натрясло. Сосну, думаю, малость. Поспал, значит, мне эти козлы
говорят: "Надо анализы собирать".- "Какие анализы?" - "Калу,-  говорят,-
девятьсот грамм и поту пузырек". Я удивился, конечно, но...
   Тут Марью пробрал такой смех, что она досмеялась до слез.  Баев  тоже
сперва хмыкнул, но потом строго ждал, когда она отсмеется.
   - Ну и как? - спросила Марья, вытирая глаза концом  полушалка.-  Соб-
рал?
   - Стали сперва собирать пот,- продолжал  Баев,  недовольный,  что  из
рассказа вышла одна комедия: он  вознамерился  извлечь  из  него  поучи-
тельный вывод.- Укрыли меня одеялами, два матраса навалили сверху, а пу-
зырек велели под мышку зажать - туда, мол, пот  будет  капать.  Ить  вот
рассудок-то у людей: хворают, называется! Ить подумали  бы;  идет  такая
страшенная война, их, как механизаторов, на броне пока держут: тут  надо
прижухнуться и помалкивать, вроде тебя и на свете-то нету. Нет, они  на-
чинают выдумывать черт те чего. Думает он, лежит, что  у  него  -  жизнь
предстоит, что надо ее как-то распланировать,  подсчитать  все  наличные
ресурсы, как говорится?.. Что ты! Он зубы свои  оскалит  и  будет  лучше
ржать лежать, чем задумается.
   Марья вспомнила про девятьсот граммов кала и опять захохотала. И  по-
нимала, что после таких серьезных слов Баева не надо бы смеяться, но  не
могла сдержаться.
   - Дак, а как... с этим-то?.. Собрал, что ли? - Вытерла опять  глаза.-
Не могу ничего с собой сделать, ты уж прости меня,  Николай  Ферапонтыч,
шибко смешно. Собрал девятьсот грамм-то?
   - Вот то-то и оно - ничего сделать с собой не можем,- обиделся Баев,-
Живем безалаберно - ничего с собой сделать не можем; пьем-гуляем - ниче-
го с собой сделать не можем; блуд совершаем - опять ничего с собой  сде-
лать не можем. У меня зять вон до развода дело довел, гад зубастый: тоже
ничего с собой сделать не может. Кобели. Поганки.- Баев по-живому  обоз-
лился.- Взял бы кол хороший, пошел бы в клуб ихный - да колом бы,  колом
бы всех бы подряд. Ржать научились? Ногами дрыгать  научились?..  Теперь
подставляй башку, я тебя жизни обучать буду! Козлы.
   Посидели молча. Марья даже вздохнула: у самой тоже была дочь, и у той
тоже семейная жизнь не ладилась.
   - А как вот им поможешь? - сказала она.- И рад бы душой -  помочь,  а
как?
   - Никак,- резко сказал Баев.- Пускай сами разбираются,
   Опять замолчали.
   Баев достал флакон с нюхательным табаком, пошумел ноздрями  -  одной,
другой,- поморгал подслеповатыми маленькими глазами и сладостно чихнул в
платок.
   - Помогает глазам-то? - спросила Марья, кивнув на пузырек с табаком.
   - Не он бы, так давно бы уж ослеп. Им только и держусь.
   - Где ж ты так глаза-то испортил? У вас, однако, в  роду  все  зрячие
были,
   - Зрячие...- вздохнул Баев.- Все зрячие, да не все умные.- Баев спря-
тал пузырек в карман, помолчал задумчиво.-  Что  он,  покойный  родитель
мой, делал со мной - это же ни пером описать, ни... как там говорится?..
Уму непостижимо, что он вытворял, чтоб я только в школу не ходил. А  мне
страсть как учиться хотелось. Тада же еше  приходская  школа-то  была,,.
Батюшка-то к родителю ходил: способный, мол, парнишка, пускай ходит. Ну!
Родителю моему только... Грех поминать нехорошо, но и... тоже...  Как  я
только не просил: в ногах у него валялся, ревмя ревел - отпустите в шко-
лу! Закинет пимы на полати, и все. Сиди за печью, гложи  ногу  овечью  -
вот весь сказ родительский, Эх-х!..- Баев еще помолчал горестно: - Дакя,
когда все поснут, лучинку зажгу, бывало, в уголок на печке забьюсь да по
складам читаю. Да по всей ноченьке так-то - вот уни, глаза-то, и сели.
   - Дак, а чего уж он так?
   - А спроси его! Не мужицкое дело, мол... Темен был, упрям. Всю  жизнь
я на него сердце держал. Помирал, помню: "Прости, Колька,  учиться  тебе
препятствовал..." И вот знаю, как полагается говорить в таких случаях, а
язык не поворачивается. "Ладно,- говорю,- чего  теперь?"  Вот  как  душа
затвердела! А потому что - ехидно. Я же какой башковитый-то был! Бывало,
стишок два раза прочитаю и тут же его отбарабаню без запинки.
   - А понимал же потом-то - вишь, "прости" говорил.
   - Да потом-то... Ко мне, бывало, придут: "Напиши, ради Христа, проше-
ние",- или еще чего, ну, курочку несут или яиц десяток, а  то  шерсти...
фунта два... Я сяду - мне плевое дело прошение-то составить: где завост-
рил, где подсусолил, где на жалость упор сделаешь, а где  намекнешь  про
другие инстанции... Тут целая наука тоже. Вот составишь.  "На,  хлопочи,
ехай". Человек и радешенек. И того не заметил, что я за какой-нибудь час
курицу заработал. А родитель-то видит, конечно, сопит - чует вину  свою.
Ну ты, думаю, а дал бы мне учиться-то, да я бы... Ладно. Рази бы тут ку-
рочками пахло! Ведь это я самоучкой уж  достиг  -  счетоводом-то,  потом
бухгалтером. А поучи-ка меня годов десять, как этих лоботрясов нынче, да
я бы... не знаю... Эх-х! Ладно.- Баеву правда горько, у него даже  глаза
слезились, он утирал их согнутым  указательным  пальцем.-  Чего  теперь.
Обидно, конечно... Ведь вот счас уж дело прошлое -  ты  подумай  только,
какие я дела пропускал через свои руки! Ведь меня ревизором в другие ра-
йоны посылали! Еду, бывало, и думаю: знали бы они, что у  меня  всего-то
полтора класса ЦПШ, как у нас шутил один: церковноприходской школы. Пол-
торы зимы побегал всего-то, а вы меня  -  на  других  ревизором!  Молчал
уж...
   - А ведь вот дал же бог такое стремление  -  учиться!  -  неподдельно
уважительно заметила Марья.- Откуда бы такое стремление?
   - Наблюдательность,- пояснил Баев.- Я вот, как себя помню, всегда был
очень наблюдательный. Еше карапуз был, а, бывало, зайду по колено в воду
- озерко за деревней было,  помнишь?  Раменское  называлось,-  залезу  и
стою. По полдня торчал неподвижно - наблюдал, чево  в  воде  происходит.
Это уж от бога. Это уж не от людей. От родителя моего я мог только пинка
получить заместо совета разумного.
   - Надо же,- с уважением опять сказала Марья.- А мне  вот  -  хоть  бы
что! Больше играть любила на улице. По целым дням,  бывало,  не  загоня-
лась!
   - Я уж, грешным делом, думаю...- Баев даже оглянулся и заговорил  ти-
ше.- Я уж думаю: не прислала ли меня мать-покойница с кем другим?
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 44
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (17)

Реклама