Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Василий Шукшин Весь текст 512.29 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 44
жизнь думал и выдумал себе геморрой. Работал! А  спроси:  чего  хорошего
видел? Да ничего. Люди хоть сражались,  восстания  разные  поднимали,  в
гражданской участвовали, в Отечественной... Хоть уж погибали, так герои-
чески. А тут - как сел с тринадцати годков, так и сижу -  скоро  семисят
будет. Вот какой терпеливый! Теперь: за что  я,  спрашивается,  работал?
Насчет денег никогда не жадничал, мне плевать на них. В большие люди то-
же не вышел. И специальность моя скоро отойдет даже: не нужны будут шор-
ники. Для чего же, спрашивается, мне жизнь была дадена?
   - Для детей,- серьезно сказала Марфа.
   Антип не ждал, что она поддержит разговор. Обычно  она  обрывала  его
болтовню каким-нибудь обидным замечанием.
   - Для детей? - Антип оживился.- С одной стороны, правильно,  конечно,
а с другой - нет, неправильно.
   - С какой стороны неправильно?
   - С той, что не только для детей надо жить. Надо  и  самим  для  себя
немножко.
   - А чего бы ты для себя-то делал?
   Антип не сразу нашелся, что ответить на это.
   - Как это "чего"? Нашел бы чего... Я, может, в музыканты  бы  двинул.
Приезжал ведь тогда человек из города, говорил, что я самородок. А само-
родок - это кусок золота, это редкость, я так  понимаю.  Сейчас  я  кто?
Обыкновенный шорник, а был бы, может...
   - Перестань уж!.. - Марфа махнула рукой. - Завел - противно слушать.
   - Значит, не понимаешь,- вздохнул Антип.
   Некоторое время молчали.
   Марфа вдруг всплакнула. Вытерла платочком слезы и сказала:
   - Разлетелись наши детушки по всему белу свету.
   - Что же им, около тебя сидеть всю жизнь? - заметил Антип.
   - Хватит стучать-то! - сказала вдруг Марфа.- Давай посидим, поговорим
про детей.
   Антип усмехнулся, отложил молоток.
   - Сдаешь, Марфа,- весело сказал он.- А хочешь, я тебе сыграю,  развею
тоску твою?
   - Сыграй,- разрешила Марфа.
   Антип вымыл руки, лицо, причесался.
   - Дай новую рубашенцию.
   Марфа достала из ящика новую рубаху. Антип надел ее, подпоясался  ре-
мешком. Снял со стены балалайку, сел в красный угол, посмотрел на Марфу.
   - Начинаем наш концерт!
   - Ты не дурачься только,- посоветовала Марфа.
   - Сейчас вспомним всю нашу молодость,- хвастливо сказал Антип,  наст-
раивая балалайку.- Помнишь, как тогда на лужках хороводы водили?
   - Помню, чего же мне не помнить? Я как-нибудь помоложе тебя.
   - На сколько? На три недели с гаком?
   - Не на три недели, а на два года. Я тогда еще совсем молоденькая бы-
ла, а ты уж выкобенивался.
   Антип миролюбиво засмеялся:
   - Я мировой все-таки парень был! Помнишь, как ты за мной приударяла?
   - Кто? Я, что ли? Господи!.. А на кого  это  тятя-покойничек  кобелей
спускал? Штанину-то кто у нас в ограде оставил?
   - Штанина, допустим, была моя...
   Антип подкрутил последний кулочок, склонил маленькую голову на плечо,
ударил по струнам... Заиграл, И в теплую пустоту и сумрак избы  полилась
тихая светлая музыка далеких дней молодости. И припомнились другие вече-
ра, и хорошо и грустно сделалось, и подумалось о чем-то главном в жизни,
но так, что не скажешь, что же есть это главное.
 
   Не шей ты мне,
   Ма-амынька,
   Красный сарафа-ан,-
 
запел тихонечко Антип и кивнул Марфе. Та поддержала: 
 
   Не входи, родимая,
   Попусту
   В изъян...
 
   Пели ни так чтобы очень стройно, но обоим сделалось удивительно хоро-
шо. Вставали в глазах забытые картины, То степь  открывалась  за  родным
селом, то берег реки, то шепотливая тополиная рощица припоминалась, тем-
ная и немножко жуткая... И было что-то сладко волнующее во всем этом. Не
стало осени, одиночества, не стало денег, хомутов...
   Потом Антип заиграл веселую. И пошел по избе мелким бесом, игриво ви-
ляя костлявыми бедрами.
 
   Ох, там, ри-та-там,
   Ритатушеньки мои!
   Походите, погуляйте,
   Па-ба-луй-тися!
 
   Он стал подпрыгивать. Марфа засмеялась, потом всплакнула, но  тут  же
вытерла слезы и опять засмеялась.
   - Хоть бы уж не выдрючивался, господи!.. Ведь смотреть не на  что,  а
туда же.
   Антип сиял. Маленькие умные глазки его светились озорным блеском.
 
   Ох, Марфа моя,
   Ох, Марфынька,
   Укоряешь ты меня за напраслинку!
 
   - А помнишь, Антип, как ты меня в город на ярманку возил? Антип  кив-
нул головой.
 
   Ох, помню, моя,
   Помню, Марфынька!
   Ох, хаханечки, ха-ха,
   Чечевика с викою!
 
   - Дурак же ты, Антип! - ласково сказала Марфа,- Плетешь черт те чего.

   Ох, Марфушечка моя,
   Радость всенародная...
 
   Марфа так и покатилась:
   - Ну, не дурак ли ты, Антип!
 
   Ох, там, ри-та-там,
   Ритатушеньки мои!
 
   - Сядь, споем какую-нибудь,- сказала Марфа, вытирая слезы.
   Антип слегка запыхался. Улыбаясь, смотрел на Марфу.
   - А? А ты говоришь: Антип у тебя плохой!
   - Не плохой, а придурковатый,- поправила Марфа.
   - Значит, не понимаешь,- сказал Антип, нисколько не обидевшись за та-
кое уточнение. Сел.- Мы могли бы с тобой знаешь как прожить! Душа в  ду-
шу. Но тебя замучили окаянные деньги. Не сердись, конечно.
   - Не деньги меня замучили, а нету их, вот что мучает-то.
   - Хватило бы... брось, пожалуйста. Но не будем. Какую желаете,  маде-
муазельфрау?
   - Про Володю-молодца.
   - Она тяжелая, ну ее!
   - Ничего. Я поплачу хоть маленько,
 
   Ох, не вейти-ися, чайки, над морем,
 
запел Антип. 
 
   Вам некуда, бедненьким, сесть.
   Слетайте в Сибирь, край далекий,
   Снесите печальну-я весть.
 
   Антип пел задушевно, задумчиво. Точно рассказывал.
 
   Ох, в двенадцать часов темной но-очий
   Убили Володю-молодца-а.
   Наутро отец с младшим сыном...
 
Марфа захлюпала. 
   - Антип, а Антип!., Прости ты  меня,  если  я  чем-нибудь  тебя  оби-
жаю,проговорила она сквозь слезы.
   - Ерунда,- сказал Антип.- Ты меня тоже прости, если я виноватый.
   - Играть тебе не даю...
   - Ерунда,- опять сказал Антип.- Мне дай волю - я день и ночь согласен
играть.
   Так тоже нельзя. Я понимаю.
   - Хочешь, чекушечку тебе возьмем?
   - Можно,- согласился Антип,
   Марфа вытерла слезы, встала.
   - Иди пока в магазин, а я ужин соберу.
   Антип надел брезент и стоял посреди избы, ждал, когда Марфа  достанет
из глубины огромного сундука, из-под тряпья  разного,  деньги.  Стоял  и
смотрел на ее широкую спину.
   - Вот еще какое дело,- небрежно начал он,- она уж старенькая стала...
надо бы новую. А в магазин вчера только привезли. Хорошие! Давай  заодно
куплю.
   - Кого? - Марфина спина перестала двигаться.
   - Балалайку-то.
   Марфа опять задвигалась. Достала деньги, села на сундук и стала  мед-
ленно и трудно отсчитывать. Шевелила губами и хмурилась.
   - Она у тебя играет еще,- сказала она.
   - Там треснула досточка одна... дребезжит.
   - А ты заклей. Возьми да варом аккуратненько.
   - Разве можно инструмент варом? Ты что, бог с тобой!
   Марфа замолчала. Снова стала считать деньги. Вид у нее был строгий  и
озабоченный.
   - На, - она протянула Антипу деньги. В глаза ему не смотрела.
   - На четвертинку только? - У Антипа отвисла нижняя губа. - Да-а...
   - Ничего, она еще у тебя поиграет. Вон как хорошо сегодня играла!
   - Эх, Марфа!.. - Антип тяжело вздохнул.
   - Что "эх"? Что "эх"?
   - Так... проехало. - Антип повернулся и пошел к двери.
   - А сколько она стоит-то? - спросила вдруг Марфа сурово.
   - Да она стоит-то копейки! - Антип остановился  у  порога.  -  Рублей
шесть по новым ценам.
   - На,- Марфа сердито протянула ему шесть рублей,
   Антип подошел к жене скорым шагом, взял деньги и молча вышел:  разго-
варивать или медлить было опасно - Марфа легко могла раздумать.
 
 
   Василий Шукшин. Охота жить
 
   Поляна на взгорке, на поляне - избушка.
   Избушка - так себе, амбар, рядов в  тринадцать-четырнадцать,  в  одно
оконце, без сеней, а то и без крыши. Кто их издревле рубит  по  тайге?..
Приходят по весне какие-то люди, валят сосняк поровней, ошкуривают...  А
ближе к осени погожими днями за какую-нибудь неделю в три-четыре  топора
срубят. Найдется и глина поблизости, и камни - собьют камелек,  и  трубу
на крышу выведут, и нары сколотят - живи не хочу!
   Зайдешь в такую избушку зимой - жилым духом не пахнет. На  стенах,  в
пазах, куржак, в ладонь толщиной, промозглый запах застоялого дыма.
   Но вот затрещали в камельке поленья... Потянуло густым волглым  запа-
хом оттаивающей глины; со стен каплет. Угарно. Лучше набить полный каме-
лек и выйти пока на улицу, нарубить загодя дровишек... Через  полчаса  в
избушке теплее и не тяжко. Можно скинуть полушубок и наторкать в камелек
еще дополна. Стены слегка парят, тихое блаженство, радость. "А-а!..- хо-
чется сказать.- Вот так-то". Теперь уж везде почти сухо,  но  доски  нар
еще холодные. Ничего - скоро. Можно пока кинуть на  них  полушубок,  под
голову мешок с харчами, ноги - к камельку. И дремота охватит - сил  нет.
Лень встать и подкинуть еще в камелек. А надо.
   В камельке целая огненно-рыжая горка углей. Поленья сразу вспыхивают,
как береста. Тут же, перед камельком, чурбачок. Можно сесть на него, за-
курить и - думать. Одному хорошо думается. Темно. Только  из  щелей  ка-
мелька светится; свет этот играет на полу,  на  стенах,  на  потолке.  И
вспоминается бог знает что! Вспомнится вдруг, как  первый  раз  провожал
девку. Шел рядом и молчал как дурак... И сам не заметишь, что  сидишь  и
ухмыляешься. Черт ее знает - хорошо!
   Совсем тепло. Можно чайку заварить. Кирпичного, зеленого.  Он  травой
пахнет, лето вспоминается.
   ...Так в сумерки сидел перед камельком старик Никитич, посасывал тру-
бочку. В избушке было жарко. А на улице - морозно. На  душе  у  Никитича
легко. С малых лет таскался он по тайге - промышлял. Белковал, а  случа-
лось, медведя-шатуна укладывал. Для этого в левом кармане полушубка пос-
тоянно носил пять-шесть патронов с картечным зарядом. Любил тайгу.  Осо-
бенно зимой. Тишина такая, что маленько давит. Но одиночество не гнетет,
свободно делается; Никитич, прищурившись, оглядывался кругом - знал:  он
один безраздельный хозяин этого большого белого царства.
   ...Сидел Никитич, курил.
   Прошаркали на улице лыжи, потом - стихло. В оконце вроде кто-то  заг-
лянул. Потом опять скрипуче шаркнули лыжи - к крыльцу. В дверь  стукнули
два раза палкой.
   - Есть кто-нибудь?
   Голос молодой, осипший от мороза и долгого молчания - не умеет  чело-
век сам с собой разговаривать.
   "Не охотник",- понял Никитич, охотник не станет спрашивать -  зайдет,
и все.
   - Есть!
   Тот, за дверью, отстегнул лыжи, приставил их к стене,  скрипнул  сту-
пенькой крыльца... Дверь приоткрылась, и в белом облаке пара Никитич ед-
ва разглядел высокого парня в подпоясанной стеганке, в ватных штанах,  в
старой солдатской шапке.
   - Кто тут?
   - Человек,- Никитич пожег лучину, поднял над головой.
   Некоторое время молча смотрели друг на друга.
   - Один, что ли?
   - Один.
   Парень прошел к камельку, снял рукавицы, взял их под мышку,  протянул
руки к плите.
   - Мороз, черт его...
   - Мороз.- Тут только заметил Никитич, что парень без ружья.  Нет,  не
охотник.
   Не похож. Ни лицом, ни одежкой.- Март - он ишо свое возьмет.
   - Какой март? Апрель ведь.
   - Это по-новому. А по-старому - март. У нас говорят: марток - надевай
двое порток. Легко одетый.- Что ружья нет, старик промолчал.
   - Ничего,- сказал парень.- Один здесь?
   - Один. Ты уж спрашивал.
   Парень ничего не сказал на это.
   - Садись. Чайку щас поставим.
   - Отогреюсь малость...- Выговор у парня нездешний, расейский. Старика
разбирало любопытство, но вековой обычай - не лезть сразу с  расспросами
- был сильнее любопытства,
   Парень отогрел руки, закурил папироску.
   - Хорошо у тебя. Тепло.
   Когда он прикуривал, Никитич лучше разглядел его -  красивое  бледное
лицо с пушистыми ресницами.  С  жадностью  затянулся,  приоткрыл  рот  -
сверкнули два передних золотых зуба. Оброс. Бородка аккуратная, чуть ку-
черявится на скулах... Исхудал... Перехватил взгляд  старика,  приподнял
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 44
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (17)

Реклама